27022017Mon

Back События За рубежом Заговор спецслужб и шейхов. Как Флинна использовали для свержения Трампа

Заговор спецслужб и шейхов. Как Флинна использовали для свержения Трампа

  • PDF
102

Политолог Кирилл Бенедиктов о том, кто стоит за спецоперацией по устранению пророссийского советника по национальной безопасности нового президента США.

Проработавший на своём посту в Белом доме всего 24 дня Майкл Флинн — бывший директор Разведывательного управления Министерства обороны США (РУМО). Да и сама операция по атаке на него несла явный след спецслужб, причём из разных ведомств. В этой спецоперации были в той или иной степени замешаны АНБ, ФБР и ЦРУ, а также офис генерального прокурора США (ещё предыдущего, обамовского). Ещё точнее было бы назвать эту операцию заговором, направленным на ослабление команды нового президента США за счёт одного из ключевых игроков.

Советник по нацбезопасности относится к тем чиновникам администрации, которые назначаются президентом без одобрения конгресса, и за счёт своего статуса имеет достаточно власти для того, чтобы влиять на расстановку сил в разведывательном сообществе. Кандидатура Флинна с самого начала раздражала вашингтонский истеблишмент из-за его позиции в отношении сотрудничества с Россией в борьбе с исламским терроризмом на Ближнем Востоке. Ещё будучи главой РУМО Флинн два года бомбардировал администрацию Обамы докладами об опасности исламского терроризма и выступал против попыток использовать ИГИЛ* для борьбы с Башаром Асадом.

Как говорил Флинн уже после своей отставки, эти доклады в лучшем случае клались под сукно, в худшем — вызывали гнев Белого дома. "Они не хотели меня слышать", — вспоминал генерал. В 2014 году, когда выращенное не без помощи американских спецслужб чудовище ИГИЛ начало наводить ужас на Ближний Восток, он подал в отставку и принялся жёстко критиковать политику Барака Обамы. С лета 2015 года он стал активно консультировать Дональда Трампа по вопросам борьбы с исламским терроризмом и проблемам Ближнего Востока. Спустя десять дней после своей победы на выборах Дональд Трамп предложил Флинну пост советника по национальной безопасности.

Спецоперация по устранению Флинна была проведена мастерски: экс-директор РУМО, несмотря на весь свой опыт, то ли переоценил степень защиты своего телефона от прослушки, то ли просто не просчитал всех последствий разговора с российским послом. А против него играли профессионалы: хотя у них с самого начала были на руках все козыри, они не спешили выкладывать их на стол, предпочитая сначала сбрасывать мелкие карты.

12 января обозреватель The Washington Post Дэвид Игнатиус (излюбленный получатель официальных утечек информации от ЦРУ, как назвал его другой известный журналист Роберт Пэрри) поставил в своей колонке вопрос — а не о снятии ли санкций с России шла речь в телефонных беседах Флинна и Кисляка? Белому дому пришлось реагировать, и на следующий день пресс-секретарь Трампа Шон Спайсер заявил, что Флинн не обсуждал с Кисляком антироссийские санкции, а обговаривал удобное время для телефонного разговора Путина и Трампа после инаугурации. 15 января вице-президент США Майк Пенс в программе "Лицом к нации" подтвердил, что Флинн и Кисляк о санкциях не говорили — его заверил в этом лично Флинн.

Дальше, если верить The Washington Post, события развивались ещё интереснее. Накануне инаугурации Трампа трое высокопоставленных сотрудников администрации Обамы — директор Национальной разведки Джеймс Клэппер, директор ЦРУ Джон Бреннан и и.о. генерального прокурора Салли Йейтс, обсудив создавшуюся ситуацию, пришли к выводу, что команду Трампа следует предупредить о том, что Флинн обманул и Спайсера, и Пенса. Однако директор ФБР Джеймс Коми наложил вето на их решение, поскольку утечка могла осложнить расследование, которое вела его служба.

21 января ФБР допросило Флинна в рамках своего расследования связей команды Трампа с Россией. Результаты этого допроса не публиковались. 23 января на первой пресс-конференции новой администрации Шон Спайсер заявил, что накануне ночью Флинн подтвердил: разговор с Кисляком не касался санкций. 26 января и.о. генпрокурора Йейтс сообщила юридическому советнику Белого дома Дональду Макгану, что ей "известно о звонке" Флинна Кисляку и что реплики Флинна в этом звонке были "очень значительными" и "потенциально противозаконными".

В этот момент администрации окончательно стало ясно, что у ФБР на руках есть данные прослушки разговоров Флинна. По словам Спайсера, Трампу сообщили об этом немедленно и Белый дом начал внутреннее расследование этого инцидента, в ходе которого Флинну были заданы соответствующие вопросы.

9 февраля The Washington Post опубликовала статью, в которой утверждалось: Флинн всё-таки обсуждал санкции с российским послом; а значит, обманул и президента, и вице-президента Майка Пенса. Того самого Пенса, который фактически поручился за Флинна в эфире федерального канала.

10 февраля пресс-секретарь Флинна заявил, что его шеф не помнит, шёл ли разговор о санкциях, но "не может быть на 100% уверен".

13 февраля советник Трампа Келлиэнн Конуэй заверила NBC News, что Флинн пользуется полным доверием президента.

Но вечером того же дня Флинн признался, что он "неосторожно предоставил избранному вице-президенту и другим неполную информацию о моих телефонных звонках российскому послу" и подал в отставку. А 14 февраля Шон Спайсер заявил, что президент Трамп попросил Флинна подать в отставку по причине утраты доверия, а не из-за нарушения законодательства.

Реакция СМИ на отставку Флинна была удивительно бурной. Особенно подчёркивался тот факт, что команду Трампа покинул самый "пророссийски настроенный" чиновник. Многие издания, враждебно или скептически относящиеся к новому президенту США, не замедлили сделать вывод о том, что после увольнения Флинна Россия "увидит нового Трампа".

И события последних дней вроде бы подтверждают их правоту. Сначала Шон Спайсер сделал заявление о том, что Трамп "ожидает от России деэскалации насилия на Украине и возвращения Крыма", но в то же время "всецело рассчитывает на взаимодействие с Россией". Затем сам Трамп написал в своём "твиттере": "Крым был взят Россией во время пребывания у власти администрации Барака Обамы. Был ли Обама слишком мягок к России?"

А в среду новый глава Пентагона, генерал Джеймс Мэттис (ранее Лайф рассказывал о его радикальной позиции к России, за которую генерал был прозван Бешеным Псом), посетивший штаб-квартиру НАТО в Брюсселе, заявил, что альянс должен быть готов защищаться, "если действия России будут нарушать международное право", и призвал дипломатов Запада вести переговоры с Россией с позиции силы.

Сам Трамп оценил отставку Флинна так, как и подобает стратегу, видящему всю партию в целом.

— На самом деле главный вопрос в этой истории в том, почему из Вашингтона исходит так много нелегальных утечек, — написал президент в "Твиттере". — И будут ли эти утечки продолжаться, когда я буду заниматься Северной Кореей и т.д.?

Действительно, вопросов здесь пока больше, чем ответов.

Один из таких вопросов задал в эфире своей радиостанции видный консервативный журналист и ведущий Раш Лимбо: "Что знал Барак Обама и не был ли он тем человеком, который всё это подстроил?" Ведь если ФБР прослушивало телефон Флинна ещё в декабре, когда Обама был действующим президентом, то данные этой прослушки не могли не оказаться у него на столе. Так почему же он промолчал тогда?

Сам Лимбо, кстати, не видит в разговоре Флинна и Кисляка особенных проблем: ну, поговорили, "подумаешь, большое дело". Куда хуже тот факт, что спецслужбы вмешиваются в политику, сливая информацию СМИ. А тем, считает Лимбо, нужно только больше крови и свежих скальпов.

— Так вот, что мы тут имеем, — заключает Лимбо, — политическое убийство.

Всё ещё хуже, считает редактор сайта Antiwar.com Джастин Раймондо. Отставка Флинна — это только начало. И враги Трампа на этом не остановятся. Они будут бить всё по новым мишеням, и они не успокоятся, пока не поразят свою истинную цель — президента Соединённых Штатов. По сути дела, речь идёт о ползучем государственном перевороте, осуществляемом конгломератом спецслужб, заключивших нечестивый союз с либеральными СМИ.

По мнению Раймондо, Флинн стал первой жертвой в команде Трампа не только из-за того, что он был там самым ярким сторонником разрядки в отношении с Россией, но и из-за своего "несколько преувеличенного представления о том, что ислам сам по себе представляет в большей степени пагубную политическую идеологию, а не религию". Это сделало его естественным врагом просаудовской фракции внутри разведывательного сообщества США, которая "долгое время работала с Эр-Риядом".

Это могло бы показаться очередной фантазией из арсенала сторонников теории заговора, но есть тревожные факты, подтверждающие правоту Раймондо.

29 января произошло событие, омрачившее первые десять дней правления нового президента. Спланированный Пентагоном рейд спецназа ВМФ США ("морские котики") на базу "Аль-Каиды"* в южном Йемене закончился провалом. Вылетевшие из Джибути в безлунную ночь на вертолётах "котики" не сумели захватить врага врасплох: на базе их встретили шквальным огнём хорошо вооружённые джихадисты, явно ожидавшие гостей. В ходе столкновения погиб боец спецназа Уильям Райан Оуэнс, а также восьмилетняя дочь одного из лидеров джихадистов Навар аль-Авлаки. Несколько бойцов было ранено, оставшиеся были вынуждены бесславно ретироваться.

Спустя три дня "по подозрению в неавторизованном доступе к компьютерам" были уволены три брата-мусульманина, работавшие в IT-службе Комитета Конгресса США по разведке — Абид, Имран и Джамал Аман. Как выяснилось, все трое имели доступ к документам по йеменской операции.

Ещё более удивительно, что на следующий день после увольнения братьев Аман новый директор ЦРУ Майкл Помпео вручил медаль им. Джорджа Тенета (бывшего главы ЦРУ) за выдающиеся заслуги в работе по борьбе с терроризмом в разведке и вклад в обеспечение международного мира и безопасности... принцу крови Мухаммаду ибн Наифу ибн Абдулазизу аль-Сауду.

По-видимому, коррупционные связи разведчиков и политиков США и суннитских монархий Залива действительно пронизали весь Вашингтон снизу доверху. Яростный противник исламского терроризма Флинн был для этого коррупционного клубка не просто неудобен, а смертельно опасен. Но поскольку в открытую обвинить его в угрозе своим связям с Саудовской Аравией и Катаром они не могли, то решено было использовать безотказную "русскую карту". Парадоксально, но в нынешней Америке политику куда безопаснее слыть состоящим на довольствии у арабского шейха, чем признаться в желании хоть немного наладить отношения с Россией.

Но значит ли всё это, что Трамп действительно отступил под совместным натиском русофобов и просаудовского лобби в спецслужбах? То, что он довольно легко сдал одного из своих самых ярких соратников, как будто свидетельствует в пользу этой версии. Не исключено, впрочем, что Трамп, как опытный стратег, просчитал расстановку сил, и понял, что пока расклад не в его пользу.

Возможно, он увидел реальную угрозу государственного переворота, ключевую роль в котором должна будет сыграть смычка спецслужб и СМИ — своего рода повторение "Уотергейта", — и решил пожертвовать фигурой, чтобы спасти партию. Это опасное решение, потому что уход Флинна не означает конца травли команды нового президента из-за контактов с Россией. На Капитолийском холме уже раздаются голоса, требующие продолжения расследования деятельности Флинна и — особенно — ответа на вопрос, знал ли о переговорах своего советника по нацбезопасности с российским послом сам Трамп. А если знал, то почему молчал? Как говорят в Вашингтоне, главный закон США после "Уотергейта" — "сокрытие правды хуже, чем преступление".

Вполне возможно, что нынешняя, непривычно жёсткая риторика нового хозяина Белого дома направлена именно на то, чтобы приостановить эту атаку. О том, что Трамп нервничает, говорят и его слишком недавние реплики в "Твиттере": "То, что разведслужбы раздают секретную информацию, как леденцы, это настоящий скандал. Это очень не по-американски! ...Разведывательное сообщество (АНБ и ФБР?) незаконно передаёт информацию несостоятельным NY Times и Washington Post. Как было и с Россией".

Впечатление, что отставка Майкла Флинна запустила процесс разворота администрации Трампа от не успевшего ещё сложиться, но уже ненавистного вашингтонскому истеблишменту курса на сотрудничество с Россией к привычной конфронтации, безусловно, возникло не на пустом месте.

Но следует иметь в виду, что Трамп не из тех, кто уступает агрессивному натиску. Он давным-давно заслужил репутацию counter-puncher'a — дающего сдачи. И вряд ли его враги в разведывательном сообществе США могут надеяться на то, что 45-й президент США их простит.

Да и позиция директора ФБР Джеймса Коми не так однозначна: именно его решение возобновить расследование дела о пропавшей электронной переписке Хиллари Клинтон обрушило её рейтинг накануне выборов. Ясно одно: в ближайшее время США ожидает ожесточённая внутриэлитная борьба, в которой позиции различных силовых структур будут играть, пожалуй, ключевую роль. Именно от исхода этой борьбы зависит и перспектива всё ещё возможного американо-российского сближения, и в конечном итоге судьба самого Трампа.

* Организация запрещена в России Верховным судом РФ.

Источник