21072018Sat

Back События Аналитика Игорь Друзь: "Как уничтожается семья"

Игорь Друзь: "Как уничтожается семья"

  • PDF
druz_igor1_200_auto

Часть 1. Статистическое доказательство зависимости здоровья «малой церкви» от большой

Как всем известно, Русь вымирает, население России, Украины, Белоруссии сокращается бешеными темпами. Все это, конечно же, результат развала института семьи, ибо более эффективного способа сохранения народа, чем через семью, быть не может. Впрочем, самые оголтелые либералы считают, что вымирание – «объективный процесс», институт семьи устарел, надо «экспериментировать» с однополыми «семьями», вживлять детям «обучающие микрочипы» в мозги, вводя всякого рода «Форсайты 2030», которые бы узаконили подобные вещи.

К счастью, подобные взгляды и проекты на сегодня в обществе являются маргинальными. Однако совсем не маргинальным у нас давно уже стал взгляд на человека, как на экономическое животное. Это заставляет власти искать неверные пути повышения рождаемости. Либеральный «компот» в головах многих чиновников и политиков, состоящий из теорий Фрейда и Карла Маркса, заставляет их в попытках укреплении семьи делать ставку, в основном, на меры денежного поощрения рождаемости и даже на … «секспросвет» с раннего возраста, поскольку он якобы поможет детям правильно вести себя в будущем браке, когда они вырастут.

Относительно финансовых поощрений: прекрасно, что они есть, что выплачиваются премии за рождение ребенка и даются льготы многодетным семьям. Однако, как показывает опыт, только за счет этого повысить рождаемость – утопия. Никаких кардинальных сдвигов с повышением рождаемости у нас благодаря данным выплатам не было, так, косметическое улучшение. Это типично и для других стран. Коренные народы ведь вымирают и в богатейших странах Западной Европы, где родившие даже 2-3 ребенка женщины могут всю жизнь не работать, живя на довольно приличные пособия, имея бесплатное муниципальное жилье. Тем не менее, там мало кто хочет не только рожать, но даже и вступать в брак. С другой стороны, в нищем Афганистане женщины, в среднем, рожают примерно по 8 детей.

Насчет «секспросвета»: тут вообще комментировать нечего. В тех странах, где он внедрен давно, там не только детей, но даже и самого пресловутого секса все меньше и меньше. Известные публицисты и исследователи И. Медведева и Т. Шишова давно уже отметили простой факт, что только запретный плод и сладок. Потому там так часта импотенция у мужчин и фригидность у женщин.

Прошедшие «секспросвет» юноши и девушки воспринимают нормальные отношения между мужем и женой, как ненужную скуку, не приносящую удовлетворения. С другой стороны, они воспитаны в духе той гипотезы, что якобы сексуальные удовольствия превыше всего, и поэтому ищут в этом «новизны», все более извращенной. Не удивительно, что для многих европейцев уже и гомосексуализм уже «устарел», они все чаще впадают в зоофилию и даже каннибализм (так, в прошлом году в Голландии телеведущие в прямом эфире ели части тел друг друга, отрезанные хирургом, а еще раньше в Германии гомосексуалист съел своего «друга» по его просьбе). Конечно, навязывание нам «секспросвета» солидно проплачивается правительствами США, Канады и стран ЕС, так что подобные поползновения наших чиновников «укреплять семью» рассказами маленьким детям о технике половых актов и «нормальности» извращений вызваны не столько глупостью, сколько изменой.

Но и глупость в этих кругах тоже весьма распространена. Увы, среди представителей постсоветских властей мало кто понимает, что главным способом укрепления семьи, повышения рождаемости на Руси может стать только воцерковление населения.

А ведь этот факт легко доказуем даже статистически. В частности, такое исследование провел известный социолог Питирим Сорокин. Причем, что особенно ценно, его-то уж никак не заподозришь в «православном фанатизме». Ведь он сам в молодости был революционером, масоном, секретарем Керенского. Однако в конце-концов он во многом пересмотрел свои либеральные взгляды, оценил роль веры и морали в обществе, за что, как водится, был подвергнут травле в США, где преподавал.        

Питирим Сорокин четко доказал статистически огромную зависимость здоровья нации от христианских норм. Он описал «социологию революции», где показал обвальное падение нравов не от «технического прогресса», как это любят рассказывать «научные материалисты» (в годы революции как раз происходит упадок и архаизация техники), или «развития общества», или от других «объективных факторов», а от падения идеалов.

В качестве одного из главных социологических индикаторов деформации половых рефлексов П.А. Сорокин выделяет соотношение браков и разводов.

Итак, в 1885 г. в царской России, где Православие было государственной религией, на 470 заключенных браков приходился всего 1 (!) развод. А спустя всего лишь в два с половиной десятилетия, в 1921 и 1922 гг. 1 развод приходился: в Полтаве на каждые 4,9 заключенных браков, в Николаеве - на 3,9, в городах Запорожской, Екатеринославской, Кременчугской и Подольской губерний - на 3,8».

Причем подобная ситуация характерна и для других стран. Так, другим важным индикатором половой распущенности П.А. Сорокин считает число рожденных внебрачных детей на 100 новорожденных. Он приводит «статистику внебрачных рождений во Франции»: 1870-1872 гг. были, как известно, годами наступления атеистической революции, посему в 1871-1873 они должны были дать повышение внебрачных рождений, что и подтвердила статистика, на 100 рожденных детей было внебрачных: в 1871 году - 7,15; в 1872 - 7,21; в 1873 - 7.46».

И без Питирима Сорокина мы четко можем увидеть, что ситуация со стабильностью института семьи и рождаемостью значительно улучшилась при усилении власти Сталина, когда была затруднена процедура разводов, запрещены аборты, усилены меры по защите нравственности.

Однако потом Хрущев снова начал массовые гонения на Церковь, разрешил аборты, дал много свобод либеральной советской интеллигенции, растлевающей общество.

С 1959 по 1962 г. было закрыто около 7 тыс. церквей. Нередко не только закрывали, но и разрушали. Из 90 монастырей (в основном унаследованных после войны на ранее оккупированных территориях) осталось 18. При этом власти поступали более изощренно, намеренно уничтожая не самих священников, как при том же Ленине, а их авторитет. В газетах публиковалось огромное количество издевательских публикаций о «попах-мироедах», храмы не столько взрывались, сколько превращались в разные непотребные учреждения.

То есть были сняты и законодательные, и религиозные факторы на пути развала семей, детоубийства, распущенности.  

Закономерно, что с 1960-х годов количество разводов на душу населения выросло в 2–3 раза. Стремительный рост количества абортов продолжался с 1954 до 1964 г., когда был зафиксирован их самый чудовищный уровень за всю историю России — около 5,6 млн или 169 абортов на 1000 женщин репродуктивного возраста. Это похлеще «обычных» массовых репрессий – такое массовое детоубийство.

При Брежневе столь массовые гонения на Церковь прекратились, но и обратного открытия храмов не последовало, и продолжилась дискриминация верующих.

Поэтому процессы распада института семьи в СССР продолжились уже по инерции, как раньше по инерции держались православные ценности чистоты, целомудрия, супружеской верности. Широко известно письмо немецкого врача к Гитлеру; он с ужасом писал своему фюреру о том, что немцы проиграют войну, ибо почти все женщины России целомудрены до брака. Но опускаться вниз легче, чем подниматься вверх. И процессы деградации в среде второго и третьего атеистических поколений покатались очень быстро.

В СССР 1 развод приходился в 1970 году - на 3,3 заключенных браков, 1980 году - на 2,5, в 1990 году - на 2,4.

В 2010 году — на 1215,1 тыс. браков — 639,3 тыс. разводов (53 %). Это катастрофический показатель.

На первый взгляд указанная тенденция противоречит указанному в статье факту – зависимости крепости института семьи от Церкви. Ведь, казалось бы, РПЦ воспряла: построено множество храмов, монастырей, существуют православные СМИ, общественные движения, открыта масса новых учебных заведений. Либеральные кликуши с Болотной площади все время голосят о «сращивании Церкви и государства», «клерикализации общества».

Однако все это на самом деле вздор. Информационные ресурсы РПЦ, в сравнении с либеральными СМИ – это муравей против слона. Церкви по-прежнему закрыт доступ в светские школы, вузы, силовые структуры. Какие-то факультативные уроки ОПК в отдельных регионах при плохих учебниках не решают проблемы. Все прорывы на этом поприще – практически всегда дело рук отдельных энтузиастов. Нет сейчас даже малейшего подобия той систематической работе, которую вела Церковь во всех сферах общества в Царской России. Все это в «мягкой» форме напоминает об открытии храмов немцами в оккупированных частях СССР: храмы открывались, но всю общественную жизнь контролировали немецкие комендатуры. Спрашивать сейчас, почему Церковь пока не восставила здоровую семейную жизнь в России, это все равно, что спрашивать тогда, почему Церковь не остановила военное кровопролитие. Вдобавок ко всему, народ был расцерковлен в своем большинстве, он уже вообще мало представляет себя, что такое Церковь и ее вероучение. Прекращение массовых гонений в СССР после войны дало возможность населению вспомнить полузабытые истины, а сейчас необходимо проводить второе Крещение и элементарнейшую катехизацию, для чего у РПЦ пока недостаточно ни сил, ни средств. 

А вот кучка либеральных олигархов ведет огромную работу по развалу семьи, по пропаганде блуда, абортов, извращений, алкоголизма и наркомании, и для этого у них есть и огромные информационные, и финансовые, и организационные ресурсы. В ход идут такие и изощренные антисемейные технологии, как насаждение идеологии «гендера» (см.), извращающего нормальную роль мужчины и женщины, насаждающего гомосексуализм, разработка вредной и растлевающей одежды, и т.д. Впрочем, подобные вещи наблюдались и вскоре после Февральской и Октябрьской революции. «Оранжисты» - продолжатели и наследники дела Ленина-Троцкого. Недаром же все эти перестройщики  - гайдары, чубайсы, шахраи и прочие новодворские являются прямыми потомками тех революционеров.

Игорь Друзь, председатель «Народного Собора» Украины