21112017Tue

Back События Аналитика Геополитика по гамбургскому счёту

Геополитика по гамбургскому счёту

  • PDF
500

События вокруг G20 как симптомы рождения нового миропорядка

Встреча лидеров «Большой двадцатки», особенно Владимира Путина и Дональда Трапма, уже неделю обсуждается в мировых СМИ. Судя по всему, саммит в Гамбурге стал важным рубежом, ознаменовавшим серьёзные перемены на «мировой шахматной доске». Во всяком случае, президенты России и США не стали бы во время своей первой встречи тратить два с лишним часа на светскую беседу. Лидеры России и Китая не выделили бы на согласование позиций целых два дня накануне форума. А западный гроссмейстер геополитики Генри Киссинджер не полетел бы в свои 94 года в Лондон и Москву за неделю до мероприятия, которое сулило бы лишь пару групповых фото и туманную, как гамбургское утро, декларацию. Какие же события сделали последнюю встречу G20 столь судьбоносной?

 

На рубеже XIX и XX веков огромной популярностью пользовалась классическая, или, как её тогда называли, французская борьба. Ревя от избытка адреналина, зрители наблюдали за тем, как борцы лихо укладывают друг друга на лопатки. Лишь единицы знали: на сцене разворачивается не реальный бой, а красивый, насыщенный акробатическими трюками «договорняк». Понять антрепренеров можно: кому захочется часами смотреть настоящую борьбу, когда спортсмены долго и нудно пытаются одолеть соперника?

У зрителей ходила такая легенда: каждый год лучшие атлеты со всего мира съезжались в город Гамбург. Они выбирали самый неприметный трактир, закрывали двери, тщательно занавешивали окна и часами боролись до полного изнеможения. Боролись, пока не определится настоящий чемпион. Так появилось выражение «по гамбургскому счёту», означающее реальные, а не дутые достижения.

По сути, глобальная политика сегодня мало чем отличается от французской борьбы сто лет назад. Именно в ходе закрытых встреч разрабатываются стратегии, определяется дальнейшая событийная канва, а также выявляются истинные победители. Победители по гамбургскому счёту.

Разумеется, нас, простых смертных, в эти секреты не посвящают.   Как же тогда понять вкус главного «геополитического блюда»? Отчасти это можно сделать, если восстановить широкий исторический контекст и поместить в него знаковые события. Вооружившись этой нехитрой методикой, попробуем оценить итоги недавней игры вокруг саммита G20. Итоги по гамбургскому счёту.

 

  

Тупик либеральной глобализации

 

Основное содержание текущего геополитического момента – это борьба внутри западных элит за право писать дальнейший сценарий глобализации. Не секрет, что некогда сплочённая команда разделилась на несколько враждующих группировок.

 

Из них самыми влиятельными являются две, причём каждая из них имеет свои представления о том, по какому курсу должно плыть судно в XXI веке.

Первая «команда» – либеральные глобалисты – мечтает хотя бы в общих чертах сохранить нынешний проект, направленный на построение однополярного мира во главе с Западом. В экономическом плане он подразумевает складывание единого глобального рынка, на котором заправляют «финансовые аристократы» и транснациональные корпорации, а вся мировая торговля осуществляется в американских долларах, не обеспеченных золотым запасом. В политическом отношении он предусматривает выстраивание жёсткой иерархии государств – на её вершине находятся США, которые в свою очередь подчиняются «корпоративным богам». Наконец, в культурном плане этот глобальный проект означает всемирное распространение либеральных ценностей в их соблазнительной постмодернистской упаковке. На её внедрение трудится целая «индустрия охмурения» – от корпоративной прессы до Голливуда.  

В 1990-е годы, после победы США в холодной войне, проект западной глобализации казался незыблемым, как скала. Все без исключения народы Земли в той или иной степени подсели на иглу западной массовой культуры, что привело к размыванию традиционных (национальных, религиозных, семейных) идентичностей. В политическом плане гегемония Вашингтона и его ближайших европейских союзников казалась неоспоримой. Наконец, после распада СССР на планете возник общий рынок, который опутал своими сетями все страны – за исключением, может быть, КНДР.

Казалось, для окончательного торжества атлантического проекта оставались считанные годы, но вот тут у жрецов либерального культа начались проблемы.

Во-первых, настырное навязывание постмодернистского блюда как единственно возможной духовной пищи вызвало несварение у миллионов людей, в том числе на Западе. Традиционные идентичности благодаря их мощной «корневой системе» устояли во время либерального урагана, подтверждением чему служит всплеск патриотизма и религиозный ренессанс в различных уголках планеты.

Во-вторых, однополярный мир во главе с Америкой и наднациональными организациями-монстрами вроде МВФ, ВТО и Всемирного банка столкнулся с мощным сопротивлением на геополитическом уровне. Элиты большинства стран планеты не пожелали мириться с ролью лакеев, которую Запад отвёл им за общим столом мировых управляющих. Да и в глазах народов Земли план либеральной глобализации, предполагающий явное разделение человечества на горстку избранных и миллиарды отверженных, не вызвал большого энтузиазма.

 

Кроме того, этот глобальный проект зашёл в тупик по чисто экономическим причинам. Дело в том, что финансовый капитализм с его ничем не ограниченным ростовщичеством может существовать лишь за счёт постоянной экспансии. Чтобы вернуть кредиты банкирам, предприниматели вынуждены, как сумасшедшие, наращивать производство. Но куда девать горы произведённых товаров?

 

Нужно постоянно расширять рынки сбыта. Одна беда – после краха соцлагеря западная экономика стала глобальной, а значит, расширяться ей больше некуда. Раскручивать гонку потребления? Делать это до бесконечности нельзя, поскольку данный процесс сопровождается неконтролируемым ростом долгов. Наращивать эту спекулятивную пирамиду до небес? Тоже не вариант: рано или поздно долги придётся отдавать – в противном случае деньги обесценятся.    

Добавим к этой невесёлой картине ещё пару штрихов, а именно – неустойчивость нынешней мировой экономики (уж слишком она завязана на США) и её хищническую сущность (варварскую эксплуатацию ресурсов планеты и порождаемые ею экологические бедствия).

 


О, дивный многополярный мир!

 

Как же выбираться из системного тупика? Чисто гипотетически спасти либеральный проект глобализации могла Третья мировой войны. Да-да, в этом случае западные элиты могли легко обнулить долги (видите, какой у нас форс-мажор!) и спалить в огне пожара своих конкурентов – Россию, Китай, Индию и часть Европы. Однако с учётом накопленного в мире ядерного оружия этот план с самого начала выглядел, мягко говоря, слишком авантюристическим. Тем более что Москва в ходе украинского и сирийского кризисов дала понять: «Мы не сдадим наши последние рубежи!».

 

Но даже если поджог планеты увенчался бы успехом, это позволило бы только продлить агонию либеральному проекту глобализации ещё лет на двадцать. Разрубить военным мечом «гордиев узел» противоречий было под силу лишь Александру Македонскому.

 

Осознав эту горькую истину, часть западных элитариев подняла бунт на корабле, призывая повести судно другим курсом.

В чём же может заключаться альтернативный план глобализации?

В экономическом плане он предусматривает создание многовалютного мира и построение цифровой экономики на базе следующего технологического уклада. Единый глобальный рынок должен распасться на региональные блоки вокруг крупнейших мировых держав – России, Китая, Индии, Германии и так далее. Вместо доллара в каждом из них начнёт хождение своя резервная валюта. С одной стороны, она будет существовать в электронном виде (отсюда разговоры о криптовалютах), а с другой стороны – будет привязана к золоту.

В целом сторонники нового сценария глобализации надеются, что их стратегия поможет им распутать узел застарелых противоречий. Так, возвращение золотого стандарта позволит разобрать по кирпичикам пирамиду долгов и снять экономику со «спекулятивной иглы». А переход к «цифре» и внедрение искусственного интеллекта – оптимизировать производство и сократить нагрузку на экологию. Вот только у этой медали есть и другая сторона – гибель среднего класса, обнищание масс и повсеместный рост революционных настроений. Ведь после того, как закончится «кредитная халява», а к станкам встанут роботы, миллиарды людей окажутся на улице.

Впрочем, одними финансовыми и технологическими новациями альтернативный проект глобализации не ограничивается. Ведь что такое экономическая регионализация в политике? Тот самый многополярный мир, о необходимости которого уже не первый год говорят русские патриоты. В случае его появления даже самые убеждённые антиглобалисты будут стоя аплодировать новому миропорядку. Ещё бы, отныне геополитическая музыка – это не ария одного солиста со звёздной болезнью, а ласкающий слух «концерт держав»! А в это время западный истеблишмент начнёт аккуратно вписывать в свой глобальный проект элиты отдельных государств, суля им достойное место в мировом «совете директоров».

Наконец, в духовной сфере на смену либерализму, скорее всего, придёт некая общечеловеческая идеология – привлекательное лоскутное одеяло, сотканное из ниточек традиций и ценностей разных народов.

 

И над всем этим великолепием воссияет звезда единой мировой религии, призванной просветить человечество лучами «планетарного сознания». Как это произойдёт? Очень просто! Традиционные конфессии планируется смешать в общем «экуменическом салате», а затем это «блюдо» заправить оккультно-мистическим соусом.

 

Скорее всего, представители разных культур увидят в новом проекте глобализации что-то своё, родное. Когда же придёт срок, стёклышки региональных союзов, как по мановению волшебной палочки, сложатся в единую мировую мозаику. То есть многополярная фаза станет всего лишь дорожкой, ведущей в «дивный новый мир».

Возникает вопрос: кто же продвигает такой план глобализации? Судя по всему, к сценарию причастны Британия, Ватикан и примкнувшие к ним американские изоляционисты. Причём каждый из них преследует свои интересы.

Так, Лондон с его золотым запасом рассчитывает курировать многополярный мир в финансовом плане, играя на разнице в обменных курсах между резервными валютами. Изоляционисты США хотят сбросить с американских плеч бремя глобальной гегемонии, путём мощной встряски разрешить внутренние противоречия, первыми выйти на новый технологический уклад и в середине XXI века опять побороться за планетарное лидерство. А Ватикан надеется выиграть подряд на строительство храма единой мировой религии – благо в глазах миллионов католиков папа римский с его непогрешимостью в делах веры и статусом наместника Христа на Земле имеет на то все «духовные полномочия».

 


Московская миссия Генри Киссинджера

 

Авторы хитрого «многополярного плана» перешли к активным публичным действиям лишь в прошлом году. Первой ласточкой стал Brexit, когда Туманный Альбион нанёс коварный удар по ЕС, этой золотой «однополярной клетке», в которой томится старушка Европа. А следующий ход – это сенсационная победа на выборах в США Дональда Трампа.

Новый президент сразу же после переезда в Белый дом попытался развить успех «многополярной» коалиции – например, вывел Штаты из Трансокеанского партнёрства. Однако позиции либерал-глобалистов оказались слишком прочны – после поражения Хиллари Клинтон они развернули яростное контрнаступление на всех фронтах. Вот в чём оно выразилось особенно ярко:

·  Раскручивание скандала под лозунгом «Трамп – русский шпион».

·  Медийная травля нового лидера США как «сексиста, фашиста, расиста».

·  Саботаж президентских указов.

·  Попытки передать реальные властные полномочия от Белого дома к Конгрессу.

·  Внедрение в президентскую администрацию ястребов-неоконов.

·  Военные провокации в Сирии и в районе Прибалтики.

·  Попытка майдана в крупных городах США.

·  Превращение Евросоюза в главный оплот либерального глобализма. Это стало ясно по итогам выборов в Голландии и Франции (хотя Эммануэль Макрон, похоже, ведёт двойную игру, ориентируясь скорее на Лондон, чем на Берлин).

Да, сторонники проекта «Глобализация 2.0» пропустили несколько чувствительных ударов, но не для того они в 2016-м вступали в игру, чтобы отказываться от борьбы за право определять будущее миропорядка. Их главная задача остаётся прежней – совершить управляемый переход к новой модели. Решить её относительно безболезненно можно лишь при условии тесной координации с элитами ведущих национальных государств, в первую очередь России и Китая. Их важно убедить в том, что нападки на либеральных глобалистов – это не игра в доброго и злого полицейского, а реальная борьба, в которой Москве и Пекину лучше поддержать «многополярную» коалицию. Им нужно дать твёрдые гарантии, что в многополярном мире эти державы займут достойное положение, а их элиты – почётное место за столом мировых управляющих.

Значимой вехой, символизирующей начало коренного перелома в битве двух глобальных проектов, должен был стать именно саммит G20 в Гамбурге 7-8 июля. Поэтому важнейшие события закрутились вокруг этой даты.

 

И первое событие в этом ряду – поездка в Лондон и Москву 94-летнего зубра американской дипломатии Генри Киссинджера, являющегося посредником между различными элитными группами на Западе (среди прочего он возглавляет группу советников Ватикана по внешней политике).

 

Спрашивается, с чего вдруг в столь почтенном возрасте он воспылал страстью к длительным перелётам? Неужели им двигало желание выступить на экспертных форумах в британской и российской столицах? Конечно, нет. Видимо, только дипломату такого уровня можно доверить миссию по приведению к общему знаменателю интересов США, Британии, России, Китая и Святого престола перед началом следующего витка глобализации. Оно и понятно – в начале 1970-х годов он уже с успехом проводил политику разрядки по отношению к СССР и обеспечивал американо-китайское сближение, будучи госсекретарём в администрациях Никсона и Форда.

С кем из сильных мира сего Киссинджер встречался в Лондоне – неизвестно, но на Конференции по безопасности имени Маргарет Тэтчер он произнёс поистине знаковую речь. Её стратегическая суть сводилась к следующему: Россию невозможно одолеть военными методами – она в любой момент способна создать новый миропорядок вместе с Китаем и Индией. Поэтому Запад, если он не желает оказаться на задворках истории, должен вовлекать Россию в совместные глобальные проекты. В противном случае планету ждёт хаос и революция.

Из Лондона Киссинджер вылетел в Москву, где провёл два дня – 29 и 30 июня. Сначала он встретился в Кремле с Владимиром Путиным (ну, конечно, просто заглянул на чай!), после чего отправился в МИД к Сергею Лаврову (видимо, обсудить детали). Завершающим же аккордом его московской миссии стала речь на «Примаковских чтениях», в которой он предрёк скорое сближение между Россией и США.

«Я настроен оптимистично. Признание глобальной природы нашего мира, воздействие новых технологий и уважение исторической позиции каждой страны могут стать основной для начала нового конструктивного периода в российско-американских отношениях», – заключил Киссинджер. Всего одна фраза, а сколько в ней информации! Тут и намёк на скорое наступление нового техноуклада, и на желание проводить глобализацию с учётом культурного своеобразия отдельных стран.

 

 

Все дороги ведут протестантов в Рим

 

После московского «чаепития» Путина и Киссинджера знаковые события посыпались, как из рога изобилия. Так, 4 июля – в День независимости США – о своей отставке объявил американский посол в России Джон Теффт, признанный специалист по «цветным революциям» и сторонник «санкционного удушения» Москвы. Видимо, тем самым «Вашингтонский обком» решил просигнализировать о грядущей смены «генеральной линии» на российском направлении.

Дальше – больше. 4-5 июля – целых два дня! – в российской столице гостил председатель КНР Си Цзиньпин. Видимо, лидеры России и Китая всё это время работали над согласованием общей позиции перед саммитом G20, ведь именно Москве и Пекину суждено стать двумя атлантами, держащими на своих плечах свод грядущего многополярного мира. В пурпурных галстуках (цвет императорского достоинства) Путин и Си провели в Кремле символически важную церемонию, в ходе которой российский лидер вручил китайскому руководителю орден Андрея Первозванного (до него из иностранцев такой чести удостаивались только Гейдар Алиев и Нурсултан Назарбаев).

 

5 июля важная новость пришла с «культурно-церковного» фронта – в немецком городе Виттенберге представители католиков, лютеран и методистов подписали Декларацию об экуменическом взаимопонимании. Её значение сложно переоценить, поскольку фактически речь идёт о важном шаге на пути к воссоединению церквей.

 

По сути, католики согласились изменить своё вероучение и признать догмат Мартина Лютера об оправдании через веру, а протестанты – принять верховную власть папы римского. Символично, что «экуменическое взаимопонимание» было достигнуто в Виттенберге – именно в этом городе в 1517 году, пятьсот лет назад, Мартин Лютер прибил к дверям кафедрального собора свои 95 тезисов, что послужило началом Реформации.

Сейчас католики объявляют Реформацию завершённой. Оно и понятно – протестантские «блудные сыновья» возвращаются в объятия их духовного отца в Ватикане...

 


О чём же говорили Путин и Трамп?

 

Итак, ставки сделаны. Теперь может начинаться следующий раунд Большой Игры. Судя по всему, им и стал гамбургский саммит G20, зафиксировавший ряд тектонических сдвигов в мировой политике.

Одним из его зримых итогов стал окончательный распад «благородного евроатлантического семейства». В своей манере грубоватого дельца Дональд Трамп делал всё, чтобы испортить настроение хозяйке саммита – Ангеле Меркель. Как бы она ни надеялась насладиться торжеством климатического сознания и идей свободной торговли, из этой затеи ничего не получилось. Под нажимом американской делегации в итоговую декларацию пришлось записать, что все страны обязуются соблюдать Парижское соглашение по климату, но уважают «особую американскую стать», а протекционистские пошлины иногда необходимы.

«Трамп приехал в Гамбург не как лидер свободного Запада, а как изгой», – с негодованием писала либеральная западная пресса. А Трампу только это и нужно – он сознательно вёл себя как слон в посудной лавке, чтобы подорвать трансатлантические узы и увести американский корабль в родную гавань. Даже значок с эмблемой саммита отказался надевать неспроста, как неспроста заехал перед Гамбургом в Варшаву, удостоившись оваций восточноевропейских националистов и гневных окриков со стороны брюссельских глобалистов.

Впрочем, в борьбе за многополярный мир нынешнему президенту США и западным элитным группам, стоящим за его спиной, нужны союзники посолиднее. И этот вопрос решался в ходе центрального события саммита – первой личной встречи Владимира Путина и Дональда Трампа. Переговоры продолжались 2 часа 16 минут и настолько увлекли лидеров, что на них не подействовали даже попытки американской первой леди прервать беседу.

 

О чём же они могли разговаривать столько времени? Очень важную подсказку дал госсекретарь США Рекс Тиллерсон, когда заявил, что президенты «больше фокусировались на будущем, а не на прошлом».

 

То есть лидеры двух держав, скорее всего, договаривались о координации усилий при готовящемся управляемом переходе к новому витку глобализации. Например, речь могла идти о совместной борьбе с либерал-глобалистским спрутом, который по-прежнему чувствует себя вольготно не только в Америке, но и отчасти в России. Президентам важно понимать, что в «час Х» они смогут рассчитывать на союзническое плечо.

А что же Сирия и Украина? Разумеется, эти проблемы тоже обсуждались, но вероятнее всего уже в порядке второстепенных тактических вопросов. Совместная договорённость о перемирии и создании зоны безопасности в юго-западных сирийских провинциях говорит о желании играть в одной команде на Ближнем Востоке. А назначение американским спецпредставителем на Украине Курта Волкера, агрессивного ястреба из гнезда Маккейна, свидетельствует о том, что поединок на этой «шахматной доске» пока продолжается. Но есть и обнадёживающие сигналы – после приезда в Киев госсекретаря Рекса Тиллерсона (сразу после G20) Пётр Порошенко заявил, что подавать заявку в НАТО в ближайшее время не намерен.

Таким образом, важнейший рубеж в мировой политике пройдён. Станет ли саммит в Гамбурге началом коренного перелома в битве двух элитных группировок за будущее глобализации? Возможно. Однако основные битвы, похоже, ещё впереди. Так, в ответ на встречу двух президентов демократы внесли в конгресс два законопроекта. Один – о новых антироссийских санкциях за нарушение Договора о ракетах средней и меньшей дальности, а второй – об импичменте Дональда Трампа. Но и сам хозяин Белого дома настроен по-боевому – вопреки прессингу он заявил в интервью Reuters о том, что «поладил с Путиным», хотя и был с ним «очень жёстким».

 

Не исключено, что впереди Россию, США и Китай ждёт немало скандалов, грозных заявлений, военных провокаций и, возможно, локальных конфликтов. Но, судя по всему, они станут не более чем дымовой завесой, призванной скрыть от ненужных глаз реальное сотрудничество Москвы, Вашингтона и Пекина в деле построения нового миропорядка.

 

Разумеется, западные элиты, ведущие дело к глобализации по другому сценарию, не испытывают к России тёплых чувств. Их стратегическая задача – вписать нашу страну в глобальный мир на приемлемых для себя условиях. Но, видимо, и российское руководство ведёт свою игру, изворачиваясь и лавируя между различными центрами власти на Западе и Востоке. Ведь многополярная фаза способна подарить нашей стране десятилетие мирного поступательного развития, которым, правда, ещё нужно суметь воспользоваться, ради преображения Российской цивилизации.

Можно ли идти другим путём на мировой арене – сказать сложно. Да, в честном поединке российский «атлет» наверняка смог бы при желании уложить на лопатки других борцов. Однако пойти в одиночку против «антрепренеров глобализации», устанавливающих правила любых турниров, видимо, уже невозможно. Такова геополитика по гамбургскому счёту.

Источник