12122017Tue

Back События Аналитика Что происходит в Луганске?

Что происходит в Луганске?

  • PDF
106

В ЛНР сменилось высшее руководство

Давно говорено: чем дольше будет продолжаться межеумочное положение донецких республик, тем более «экзотические» ситуации там будут возникать. Это касается и политики, и права, и экономики, и коррупции, и всех сфер жизнедеятельности.

Итак, до выборов, которые, не исключено, пройдут к лету следующего года, Луганской народной республикой будет руководить Леонид Пасечник (на фото), а Игоря Плотницкого «ушли по состоянию здоровья», но, вроде бы, он будет оставлен куратором Минских соглашений, поскольку под ними стоит именно его подпись от имени ЛНР.

Спецкор «Комсомольской правды» Александр Коц поясняет: «Из пятничного заявления главы Министерства госбезопасности ЛНР Леонида Пасечника стало известно, что, уходя в отставку, Игорь Плотницкий делегировал свои полномочия именно ему. … Но возникла небольшая загвоздка. Дело в том, что по Конституции ЛНР в случае сложения полномочий главы сменить его должен председатель Народного совета. И на заседании парламента единогласно были приняты поправки к основному закону, по которому поднять упавшее знамя руководителя республики может любой взрослый законопослушный гражданин ЛНР, например — Леонид Пасечник. Следующим единогласным голосованием он и был утвержден на высший пост».

Новый исполняющий обязанности главы республики с трибуны Народного совета заверил, что будет придерживаться того курса, которым республика шла с момента ее провозглашения в 2014 г. — «на союз с Российской Федерацией, верность Минским соглашениям, экономическое и политическое развитие республики, обеспечение безопасности и нормальной жизни для каждого жителя Луганской народной республики».

«Не будет никакого кризиса власти, а любые попытки выйти за рамки закона и Конституции республики будут решительно пресекаться», — добавил новый руководитель.

В биографической справке сообщают, что в 2014 г. Л. Пасечник принял сторону ополчения и с тех пор возглавлял Министерство госбезопасности ЛНР. Выпускник Донецкого высшего военно-политического училища, он до киевского госпереворота работал начальником подразделения по борьбе с контрабандой главного отдела «К» Управления СБУ в Луганской области, зарекомендовав себя принципиальным и неподкупным человеком. На Украине до сих пор на слуху история с задержанием крупной партии контрабанды на КПП «Изварино» в 2006 г.

 

Рассказывают, что Пасечнику тогда предлагали взятку почти в два миллиона долларов, однако он от нее отказался. Есть свидетельства об аналогичных — поразительных для нынешних алчных времен — историях с Пасечником уже в новейшее время, периода ЛНР.

 

Новый лидер республики обещает заняться экономическими проблемами ЛНР: «Усилия моей команды будут направлены на поднятие и запуск производства тех предприятий, что находятся на территории нашей республики. В первую очередь — угольная промышленность, восстановление шахт, возможность предоставления рабочих мест жителям. Будем повышать жизненный уровень. Наш народ это заслужил, пережив страшный 2014 год и отстояв независимость нашей республики. И, конечно, будем бороться с коррупцией. Неправильно, когда человек зарабатывает сотни миллионов, а пенсионеры получают две тысячи рублей пенсии. Не строятся дороги, отсутствует ремонт в детских садиках, школах и так далее. Таких людей надо как минимум убирать от экономики и перестраивать ее на государственный лад».

 

* * *

 

Что же привело к стремительной смене луганского высшего руководства? Как случилось, что Игорь Плотницкий, сменивший на посту героя ополчения, первого главу Луганской Народной Республики Валерия Болотова, тот самый Игорь Венедиктович, за коего «в ноябре 2014 года в холодном послевоенном Луганске, где еще не было восстановлено отопление, далеко не везде был свет и тем более вода», люди стояли для голосования в многокилометровых очередях, «добровольно, не под дулом автомата и не за мешки с картошкой, как о том писали впоследствии украинские пропагандисты», растерял за три года все симпатии народа? Пишут теперь, что «по-настоящему всенародное доверие сменилось ситуацией, когда в последние месяцы перед так называемой отставкой Плотницкий начал вообще избегать появляться на публичных мероприятиях, и вместо него народу предъявляли запись его обращений, при виде которых люди свистели, ругались и показывали лицу на экране известный американский жест».

Фигура Плотницкого изначально казалась адекватной: единственный военный офицер — майор, стоявший во главе крупного подразделения луганского ополчения, уроженец Западной Украины и выпускник высшего Пензенского артиллерийского училища. Однако впоследствии, укоренившись в должности главы ЛНР, И. Плотницкий постепенно, как утверждают, «отжал» власть в ЛНР, конвертируя ее в разнообразные преференции.

Алексей Топоров на ресурсе eadaily.com рисует нелицеприятную, если не сказать ужасающую картину правления Плотницкого, коего теперь корректно (возможно, до поры) выводят из ситуации, представляя дело так, что «хорошего царя» подвело плохое окружение, среди коего в первую очередь выделяют две одиозные фигуры: начальника охраны Плотницкого — «опричника» Евгения Селиверстова, «Сильвера» (по проявлениям — сущего бандита), а также «милую даму» Ирину Тейцман — руководителя аппарата главы республики, «любившую обложить подчиненных бодрым матерком».

«Зачем же Тейцман и всем остальным приехавшим укропам нужно было обезглавить ополчение, — задается вопросом луганский автор-«правдоруб» весьма критичного ресурса «Конт». — Ответ достаточно очевиден, нужно было сделать республику беззащитной. Люди, возглавлявшие ополчение и руководившие республикой, были либо убиты, как Дремов, Мозговой, Беднов, Ищенко, Цыпкалов, Болотов либо, как Карякин, Лаптева, Никитин выдавлены в Россию, кого-то посадили в России, как Бугрова, против других завели липовые уголовные дела в ЛНР с помощью своих укропских агентов в МГБ и прокуратуре и т.д. И это только руководство республики, а сколько простых ополченцев убито или сидит в тюрьме, только в Луганском СИЗО зачастую по совершенно липовым обвинениям сидит практически батальон ополчения, около 800 человек!!! (среди них граждане РФ)». Автор тем самым дает понять, почему избавлялись от людей, имеющих боевой опыт 14-15 годов, «почему из власти выдавили практически всех ребят, кто делал революцию в апреле 2014 года вместе с Болотовым, почему в народных депутатах единицы тех, кто был депутатом до выборов ноября 14 года». И делает свой вывод:

 

«Очень хорошая работа украинских спецслужб; если ты не можешь захватить республику с помощью военной силы, то захвати ее изнутри с помощью своей агентуры. Точно так же развалили Советский Союз».

 

«Убийства неуловимыми украинскими ДРГ авторитетных луганских командиров, — весьма критично пишет, в свою очередь, А. Топоров, — имевших собственное мнение и способных составить хотя бы маломальскую политическую конкуренцию Плотницкому, непонятные попытки госпереворота (якобы против Плотницкого, с мутным эпизодом с ответным убийством премьер-министра ЛНР Геннадия Цыпкалова — М. С.), закончившиеся, опять же, смертями, посадками и отъездами в Россию подобных потенциальных конкурентов. Постоянная чехарда с министрами, которых то назначали, то снимали, то арестовывали, отыскав в их подвалах, например, просроченные медикаменты из России, поставленные в республику в качестве гуманитарной помощи, — и это на фоне практически полного отсутствия лекарств в аптеках. Причем многие главы ведомств входили именно в ближний круг Плотницкого… При этом шел настоящий саботаж всех попыток принять хоть какой-то государственный статус для ополченцев, потерявших здоровье, а то и жизни при защите Луганской Народной Республики. … Покалеченные ветераны и семьи, лишившиеся кормильцев — тот самый народ, что, собственно, 11 мая 2014 г. и проголосовал за народную республику — ничего не получал, даже обещаний. И все это на фоне закрытых или закрывающихся предприятий, катастрофически низких пенсий и зарплат на фоне вполне себе московских цен. Зато у нового луганского главы, надо сказать, отменно получалось говорить красивые речи о том, что “мы идем в Русский Мир”, и о том, что “мы вернем все наши территории”. Тогда как рядом, в ДНР, возвращались к работе промышленные предприятия, люди получали вдвое выше, чем в ЛНР, пенсии и зарплаты, куда, в конце концов, приезжали с концертами артисты из России, в то время как в Луганске министр культуры оправдывалась, что гостей негде поселить и не на что кормить».

Во власти из бывших ополченцев оставался лишь руководитель МВД ЛНР Игорь Корнет. И именно он стал тем камнем преткновенным, об который споткнулся Плотницкий. Нарыв лопнул: дошел до критической точки конфликт Плотницкого с силовиками — Корнетом и руководителем МГБ Леонидом Пасечником, вызревавший долго, о чем в интернете писали многократно и в деталях. «Силовикам сильно не нравилось, — утверждает А. Топоров, — что уголь, ГСМ, табак и продукты путешествуют через границу республики с Россией и, что удивительно, с территорией, временно оккупированной Украиной, какими-то странными и не совсем легальными путями. Не нравилось настолько, что порой кое-кого арестовывали, например, министра топлива, энергетики и угольной промышленности Дмитрия Лямина».

Плотницкий, что называется, окончательно «потеряв берега», 20 ноября заявил об отстранении Корнета с помощью решения суда, куда было подано заявление от замглавы следственного отдела прокуратуры, которая находилась под личным контролем Плотницкого.

 

Кое-кто даже обвиняет группу Плотницкого-Тейцман в подготовке ситуации к стремительной сдаче города и республики украинским войскам. Якобы потому были подогнаны близко к границе ЛНР несколько колонн свежего состава со львовскими десантниками во главе.

 

Поэтому, считает наблюдатель, решительную помощь оппонентам группе Плотницкого столь стремительно оказала ДНР, направившая в Луганск батальон внутренних войск, а чуть позже — боевые части. Глава МВД ЛНР Игорь Корнет отказался уходить в отставку, как того требовал глава республики Плотницкий и его группа. Корнета поддержали все луганские силовики, а военное руководство принципиально дистанцировалось от конфликта, объявив о нейтралитете. Однако утверждают, что Плотницкий отдал приказ своей охране и «прокурорским» на штурм здания МВД в 8 утра во вторник 21 ноября, поэтому МВД ЛНР и донецкие посланцы и взяли под контроль город. Поэтому и были заблокированы здания ОГА, Прокуратуры и МГБ.

Один из наблюдателей рисовал поразительную картину (дадим показательный фрагмент): «Преданные главе МВД Игорю Корнету силовики при поддержке донецкого ополчения взяли под контроль прокуратуру ЛНР. Задержаны “начальник военного управления” республики Рахно и исполняющий обязанности генпрокурора Подобрый — их заключили под стражу. Руководитель администрации главы республики Тейцман санкционировала раздачу оружия служащим, забаррикадировавшимся в здании администрации — в том числе женщинам и инвалидам. Плотницкого она удерживала в качестве заложника. Охрану Тейцман осуществляют служащие охраны главы республики, в то время, как руководитель службы охраны Селиверстов забаррикадировался вместе с главой местной телерадиокомпании Шуркаевой и частью преданных подчиненных в здании телецентра». Якобы даже на подмогу забаррикадировавшейся в телецентре (в офисе телеканала «Луганск-24») Анастасии Шуркаевой ее дядя, командир карательного подразделения украинской военной разведки «Тени», выдвинул несколько групп диверсантов. Сообщалось также, что вместе с Плотницким в заложниках у Тейцман и боевиков Селиверстова находилась супруга главы ЛНР.

Сегодня говорят о деструктивной роли ближайшего окружения Плотницкого во главе с Ириной Тейцман, которую обвиняют в том, что с ее подачи Киев имел возможность манипулировать Луганском. Утверждают также, что к Тейцман вскоре могут появиться вопросы и у самого Плотницкого. Поговаривают, что убийцы родителей Плотницкого (перебравшихся в российскую глубинку и умерших, по официальной версии, от отравления грибами) узнали об их местонахождении именно от Тейцман. А что касается убийства легендарных командиров Алексея Мозгового и Павла Дремова, неприятные вопросы могут быть заданы главе Луганской телерадиокомпании Анастасии Шуркаевой. Подлежит проверке и информация о возможной причастности Тейцман и Шуркаевой (при поддержке Селиверстова-«Сильвера») к расправе над бывшим премьер-министром ЛНР Г. Цыпкаловым.

 

* * *

«Вольный луганский воздух пьянит, лишая разума и чувства меры. — считает один из аналитиков. — Но смирение — главная христианская добродетель, способная все поправить. Просто нужно посмотреть на соседний, давно переболевший атаманщиной регион. Даже не регион, а часть Донбасса. А Донбасс, если говорить по совести, должен быть единым».

 

В сущности, об объединении донецких территорий, и в перспективе не только, в единую структуру — Новороссию — говорилось с самого начала восстания донецких областей против преступного киевского режима. И уже сложилось мнение, что только объединение с ДНР сможет научить Луганскую вольницу жить по гражданским законам, а не по полукриминальным понятиям.

И вот, некоторые сетевые ресурсы сообщили, что в Москве начались консультации касательно будущего народных республик. Вроде бы, руководству Луганска и Донецка предложена следующая властная конфигурация — Олег Царев во главе единой республики (условно — Новороссии, но, возможно, будет предложено иное название, условно проект называется «Украина-2»). В премьер-министры нового государственного образования предполагается Николай Азаров. Силовой блок (условно, МВД-МГБ) предложат возглавить Александру Захарченко. Смысл переформатирования состоит в том, чтобы создать, так сказать, государство-дублер Украины. Формально это будет государство-правопреемник УССР, тогда как «хунтовская» Украина объявила себя правопреемницей УНР. Тем самым украинским регионам будет предоставлена возможность определиться, с кем они, — с одной Украиной или с другой.

В ряде областей местные советы Украины еще два года назад подготовили документы о переходе в автономный режим управления (в ожидании так называемой децентрализации), так что дальнейший процесс может оказаться довольно быстрым и в известной мере безболезненным — если, конечно, Киев не решится расширить режим АТО на весь Юго-Восток страны (в этом случае областям придется выбираться с боями). Аналитики уже прикидывают, как отнесутся элиты донецких республик к этому варианту.

 

Новое пятимиллионное государство, в котором сосредоточено до четверти крупных украинских предприятий, может стать привлекательным центром силы, к которому в скором времени вполне могут примкнуть Одесса, Харьков, Запорожье, Херсон, Николаев.

 

Резонно полагают, что у совместного проекта гораздо более ясное будущее, чем у непризнанных республик по отдельности.

Источник