21082018Tue

Back События Аналитика Макрон объявил войну масонам?

Макрон объявил войну масонам?

  • PDF
101

Масонские ложи встревожены готовящейся встречей президента Франции с папой Римским Франциском ...

Влиятельная французская газета Le Figaro опубликовала расследование, посвященное тому, как менялись отношения президента Франции Эммануэля Макрона и французских масонов, пишет RFI. Французское масонское сообщество обеспокоено намеченной на конец июня встречей Макрона с папой Римским Франциском. На протяжении последних месяцев президент Франции неоднократно говорил о намерении восстановить связь государства с Ватиканом. Ложи без энтузиазма отнеслись к заявлениям главы государства.

Le Figaro отмечает, что еще до того, как вступить в предвыборную гонку, Макрон - тогда еще министр экономики в команде Франсуа Олланда - постарался заручиться поддержкой некоторых влиятельных членов масонской ложи. 21 июня 2016 года по приглашению ложи «Великого Востока» он выступил перед масонами с лекцией о глобализации как синониме прогресса. Накануне лекции он обратился к некоторым из наиболее авторитетных представителей ложи с просьбой перечитать черновой вариант речи и внести в нее свои правки. В числе тех, к кому обратился будущий президент, Le Figaro называет социалиста Франсуа Патриа, главу МВД Франции Жерара Коллона и государственного советника Дидье Каса.

Во время предвыборной кампании члены лож с симпатией отнеслись к молодому кандидату, выступавшему за обновление и единство. Член Великой ложи Франции социалист Жан-Лоран Тюрбе назвал предвыборную повестку Макрона «глотком свежего воздуха» и даже организовал особое общество под названием «Круг Камиля Демулена», члены которого поддерживают политику президента.

Журналист Le Figaro Венсан Нузий отмечает, что влияние масонов на французскую политику ослабло по сравнению с периодом президентства Франсуа Олланда. Это связано в первую очередь с тем, что с избранием Макрона политическая элита омолодилась.

Однако новое поколение политиков на поверку оказалось не таким уж далеким от масонских кругов. Отец премьер-министра Эдуара Филиппа состоит в гаврской ложе, министр образования Жан-Мишель Бланке близок семье одного из бывших великих магистров ложи «Великого Востока» Мишеля Баруэна, секретарь по вопросам равенства мужчин и женщин Марлен Скьяппа - также дочь философа, прошедшего инициацию в масонскую ложу. В декабре 2017 года Скьяппа получила особую премию за вклад в упрочение принципа светскости, учрежденную ложей «Великого Востока».

Действующий министр внутренних дел Жерар Коллон состоит в лионской ложе, экс-министр обороны и нынешний глава внешнеполитического ведомства Франции Жан-Ив Ле Дриан - член ложи «Великого Востока». Социалист Франсуа Патриа возглавляет представителей президентского движения «Вперед, Республика!» в Сенате, а известный в кругах бретонских масонов Ришар Ферран занимает аналогичный пост в Национальной ассамблее.

Начиная с осени 2017 года, Макрон сделал ряд заявлений, заставивших представителей масонских лож проявить беспокойство. 22 сентября 2017 года на встрече с представителями протестантской церкви, приуроченной к празднованию 500-летия Реформации, Эммануэль Макрон призвал религиозных деятелей активнее участвовать в общественной жизни.

21 декабря в Елисейском дворце президент принял представителей всех религий. Встреча проходила в закрытом формате, однако после стало известно, что глава государства критиковал некоторых сторонников светскости за излишне агрессивный тон. Как пишет Le Figaro, франкмасоны приняли критику на свой счет.

Поздравляя представителей различных конфессий с наступившим 2018 годом, Макрон неоднократно повторил, что государство должно принимать во внимание мнение религиозных сообществ. Пресс-секретарь Елисейского дворца Брюно Роже-Пети пояснил, что, с точки зрения президента, государство - структура светская, однако общество таковым не является.

Окончательно представители французских масонских лож и сторонники принципа светскости забеспокоились после выступления президента перед Конференцией французских католических епископов 9 апреля 2018 года. На ней Эммануэль Макрон заявил, что намерен «восстановить» связь между государством и церковью. «В сложный для общества момент, когда сама ткань нации может надорваться, я считаю своей обязанностью не допустить, чтобы доверие католиков к политике - и к политикам - подорвалось». Глава государства также отметил, что «в силу собственной биографии, а также личных и интеллектуальных склонностей он составил высокое мнение о католиках», - сказал глава государства.

Речь президента перед Конференцией епископов вызвала шквал критики. Одним из первых выразил негодование глава партии «Непокорная Франция» Жан-Люк Меланшон, назвавший заявления Макрона «безответственными». «Макрон находится в полном метафизическом безумии. Мы ожидаем услышать президента, а слышим дьячка», - написал Меланшон в своем твиттере.

Проигравший Макрону на президентских выборах социалист Бенуа Амон обвинил главу государства в «беспрецедентном и опасном оскорблении» закона 1905 года, отделяющего церковь от государства.

1 мая масоны вышли со знаками отличия своих орденов на парижское кладбище Пер-Лашез в память мучеников парижской Коммуны и других «героев Республики», включая недавно убитых за антирелигиозную пропаганду сотрудников Шарли Эбдо. Масоны по традиции пели хор «Время вишен» (Le Temps des cerises, метафора героической жертвы во имя социальных изменений), гимны «Интернационал» и «Марсельезу». Хотя само по себе поминовение происходит ежегодно, в этом году оно выражало некую ярость и походило на объявление войны.

«Религиозные вопросы не должны вторгаться в социальную и культурную жизнь. Господин Президент, давайте внесём ясность, масоны не просят ничего для себя... Они не хотят быть на фото с кардиналами, раввинами, священниками, имамами и монахами», - сказал Филипп Фуссье, руководитель ложи Великого Востока Франции. Он убеждён в том, что излишние контакты с религиозными деятелями ставят под угрозу закон о секуляризации - разделении Церкви и Государства 1905 года.

Представителей ложи «Великого Востока» поддержали члены Великой женской ложи Франции: ее глава Мари-Тереза Бессон направила в президентскую администрацию письмо, в котором выразила беспокойство в связи с объявленным сближением государства и церкви. Представители Французской федерации международного смешанного масонского ордена «Права человека» также назвали недопустимой «возможность католической иерархии навязывать всей нации свои моральные, социальные и политические воззрения».

Однако не все представители масонского сообщества Франции выразили готовность присоединиться к крестовому походу против предполагаемого клерикализма Эммануэля Макрона. Газета Le Figaro отмечает, что представители Великой французской национальной ложи не заняли сколько-нибудь определенную позицию. А магистр еще одной ложи - Великой ложи Франции - Филипп Шарюэль спокойно воспринял заявления главы государства и отметил, что его братья «выступают за образование, толерантность и диалог».

Но, как пишет Le Figaro, все представители французских масонских кругов ждут от главы государства уточнений: как именно он представляет себе сближение государства с церковью и корректировку принципа светскости? По информации, полученной журналистами от источников в администрации президента, предполагается, что в скором времени Эммануэль Макрон встретится с представителями лож, однако дата встречи пока не назначена.

О сути конфликта между президентом Франции и масонами размышляет в интервью «Русской народной линии» петербургский политолог, д.ф.н., профессор Сергей Лебедев:

Наши ретивые не по разуму патриоты считают, что любая закрытая структура, враждебная к России, автоматически объединяется с остальными нашими недругами. У патриотов жидомасонами являются папа Римский, американский президент, протестанты и мировое еврейство. Все перечисленные не очень хорошо относятся к России, поскольку претендуют на мировое господство, а наша страна вечно стоит на их пути.

Напомню, что масоны появились в 18-ом столетии в городе Лондоне. Теперь на месте, где несколько джентльменов создали масонскую ложу, располагается мемориальная доска. Главная задача масонов заключалась в противодействии Ватикану и вообще церкви. Масоны вели борьбу с орденом иезуитов и надавили на папство так, что главную ударную силу Католической церкви, иезуитов, запретили. В американской гражданской войне за независимость и во Французской революции значительная часть вождей были масонами. Даже не важно, что они были масонами не самого высокого уровня, ведь их просто по максимуму использовали.

На протяжении последней четверти тысячелетия, со времен Французской революции, Франция является светским государством, которое резко конфликтует с папством. Когда-то Францию называли старшей дочерью Римско-католической церкви, чем французы очень гордились.

Напомню, что во Франции не было таких проблем, как у большей части варварских королевств, образовавшихся после падения Римской империи, где первоначально принимали христианство в арианской форме, а только потом переходили во вселенскую Церковь. Во Франции король франков Хлодвиг изначально принял католичество от святого Ремигия (Реми) в Реймсе, поэтому французские короли свысока смотрели на всех своих коллег. Во время Французской революции Католическая церковь резко выступила против революционеров. В ответ те развернули дикие террор.

В России наблюдается патриотический мазохизм, который выражается в том, что патриоты ноют, что храмоборчество возможно только в нашей стране. Наши уважаемые православные патриоты с недоумением вопрошают: «Где и в какой стране храмы Божии громили?!» Но, извините, во время Французской революции так и было. Но если храмы были слишком могучими, как собор Нотр-Дам, ограничивались сбиванием барельефов и горельефов. Немногие знают, любуясь собором 13 века, что скульптуры являются новоделом 19 века. Во время революции также разгромили Сен-Дени и бросили в реку прах всех французских королей. Дикостей было не перечесть.

Французская республика потребовала, чтобы священнослужители приносили присягу на верность светской республики. Но есть нюанс - католические священники не присягают местному светскому государю, считая достаточным того, что являются слугами папы. К чести французского духовенства, большинство священников предпочли пойти на гильотину или во главе своих прихожан с оружием в руках сражаться против безбожной власти.

В 19-20 вв. происходило вечное противостояние между республиканцами и католиками, которое продолжилось и после Второй мировой войны. Тем не менее, законы светской республики во Франции стали частью национальной традиции, был разработан государственный церемониал похорон бывших политических деятелей без участия священнослужителей. Надо понимать, что очень многие руководители Третьей и Четвертой республик не были крещеными. Казалось, что во Франции христианство почти исчезло - подавляющее большинство французов, которые близки к тому, чтобы оказаться национальным меньшинством в собственной стране, в церкви бывают только три раза, когда крестят, венчают и отпевают. Но многие обходятся и без этого.

А теперь вернемся к нашему Макрону. Католическая церковь во Франции пытается заполнить нишу, которая раньше занимала идеология коммунизма. Поэтому к удивлению многих деятелей конца ХХ века антикоммунист папа Иоанн Павел II начал выступать с марксистских позиций, заявляя о необходимости защищать сирых и убогих.

Нынешний папа из Аргентины сторонник тех же идей, правоумеренной идеологии освобождения. В результате деятельности этих незаурядных деятелей Католической церкви католицизм начал возрождаться в той же самой светской Франции, где большое количество мусульман и приверженцев различных африканских культов, поэтому французы, проявляя свою французскость, исповедуют католицизм.

Наблюдается тенденция относительной рекатолизации Франции и некоторых других европейских стран. Именно католики занимают позицию защиты сирых и убогих, униженных и оскорбленных. Возрождение католицизма встревожило международные структуры, которые по большей части являются протестантскими. Понятие «жидомасоны», которое так любят наши патриоты, объясняется тем, что среди масонов много представителей этой нехристианской конфессии. Кроме того, широко используется звезда Давида. Масоны встревожены, поскольку католицизм выступает за свою, не англосаксонскую, глобализацию.

В странах Латинской Америки социальный католицизм становится народным, заполнив нишу коммунистических организаций. Идет подспудная борьба между англосаксонскими структурами и католицизмом, отстаивающим католическую идею глобализации.

Не стоит забывать, что сам по себе Макрон является случайным человеком в большой политике. Напомню, как он оказался кандидатом в президенты республики. В прошлом году, не только я грешный, но многие эксперты полагали, что на президентских выборах во Франции развернется борьба между крайними политиками, среди которых католицизм является частью национальной традиции. Притом, что лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен разведена и в прежние времена еще считали бы сомнительной католичкой. Но ныне для Франции она является ревностной католичкой, неслучайно ее сравнивают с Жанной д'Арк.

Вторым крайне правым политиком был лидер организации неокоммунистического толка Жан-Люк Меланшон. Предвыборная ситуация встряхнула сильных мира сего. И в результате ловкости вдруг откуда ни возьмись выскочил товарищ Макрон и одержал победу. Ура! А дальше что? У него не было ни программы, ни четкого видения чего он хочет, кроме желания быть президентом и встречаться с коллегами. Макрон делает кривые зигзаги, что смутило самих французских политологов, которые не могут предположить, а что же он предпримет завтра. Макрон обеспокоен, что против него выступают французские националисты, для которых католицизм является национальной традицией и большой силой, поэтому начинает вести подозрительные игры с целью перехвата части электората.

Я скептически отношусь к встрече Макрона с Франциском. Даже подписанная декларация между Ватиканом и Францией не будет означать, что светская Французская республика превратилась в любимую дочку Католической церкви. Тем не менее, Макрон пытается вытащить католиков из-под влияния французских националистов.

Я неслучайно говорил, что Католическая церковь, особенно в Латинской Америке, заняла активную позицию в борьбе за социальное равноправие. Макрон собирается утащить часть электората у Меланшона, а также у традиционных для Франции сильных «левых» коммунистических и радикально-социалистических организаций. Для самого Макрона речь идет о том, чтобы расширить круг своих сторонников и попутно утащить часть электората французских националистов.

Напомню, что десять лет тому назад Николя Саркози начал нагло использовать лозунги Ле Пена, оттащив часть его электората. Макрон тоже любит говорить о национальных интересах Франции, что диссонирует  с президентами «большой семерки». А если он еще встретится с папой и заговорит с ним о французскости и католицизме, как неотъемлемой части французского самосознания, то мгновенно пополнит свой электорат. Игра французского президента свидетельствует о том, что он не дурак, хоть и случайный человек в большой политике, и способен сплотить своих сторонников в грозную политическую силу.

Во Франции усиливается борьбу между традиционалистским крылом Католической церкви и мировым теневым правительством. Ватикан выступает против однополых «браков», хоть Франциск и восклицал: Кто я такой, чтобы судить содомитов?!Но обращу внимания читателя на то, что он осудил браки между католиками и протестантами. Такой запрет был в 16 веке. А масоны, являющиеся лишь частью мирового правительства, обеспокоены политикой Макрона, который пытается усилить собственные позиции внутри Франции. Мы наблюдаем несколько театров военных действий между различными участниками. 

Источник