18112018Sun

Back События Культура Врата небесного пути

Врата небесного пути

  • PDF
07

Как Китай превращает культуру в опору национальной экономики

Настоящий книжный бум начался в Поднебесной после «культурной революции», с приходом политики реформ и открытости. Литература «шрамов», как она была названа по одноимённому рассказу Лу Синьхуа, всколыхнула китайское общество. Её воздействие на него, пожалуй, сравнимо с эффектом нашей перестроечной литературы. Кстати, в Китае в 80-е она была необыкновенно популярной. Нашу журнальную прозу тех лет китайцы переводили с колёс. Сама в этом убедилась, оказавшись в 1987 году в Китае. Тогда же был налицо в центре КНР и провинциях всплеск интереса к русскому языку, проходили совместные симпозиумы, конференции (на одну из них и я была приглашена).

 

Шрамы и реформы

 

Увы, «золотое время» продлилось года три-четыре. С провалом горбачёвской перестройки интерес к нашей стране, в том числе к литературе, захлебнулся, став прерогативой аналитических центров и официальных структур. Да, впрочем, и собственно китайская литература стала терять позиции. Как мне объясняли тогда: «У нас четыре модернизации на повестке! Нам не до художеств!»

Но... В Китае всё меняется стремительно! С модернизациями успешно справились, повестка изменилась, теперь на очереди другие задачи и цель, обозначенная как «китайская мечта» – гармоничное среднезажиточное общество. Но может ли гармония быть построена исключительно на материальной базе? На этот вызов последовали ответы.

 

Китайское общество и те, кто стоит у его руля, сегодня пытаются заполнить духовный вакуум, образовавшийся в нелёгком беге на новой исторической дистанции. И в качестве одной из опор они видят культуру и литературу, книгу, в частности.

 

В 2010 году в Китае началась масштабная структурная реформа во всех областях книжной индустрии – от издательской до книгораспространительской. За пять лет реформирования было учреждено более 130 издательских корпораций и крупных мировых медиа­групп, многие из которых вошли в топ 50 мировых издательств. В рамках объявленной программы «Чтение для всех» Национальный издательский фонд спонсировал более 2000 издательских проектов, было создано более 100 тысяч городских и сельских читательских стендов, 600 тысяч сельских комнат-читален.

Серьёзной модернизации подверглись библиотеки и книжные магазины. Тут особая история.

 

Миллиард томов

 

Первая публичная библиотека Поднебесной была основана в 1902 году в городе Шаосин провинции Чжэцзян. Именно на это время – конец правления последней императорской династии Китая Цин – приходится начало массовой популярности чтения среди китайцев. В 1909 году открывается Императорская библиотека Пекина – предшественница современной Национальной библиотеки КНР. К 1936 году в Китае существовало уже свыше 5000 библиотек.

Вторжение японских захватчиков обернулось трагедией и для книгохранилищ. Только за первый год войны Китай потерял 2000 библиотек. Японцы уничтожили или увезли множество редких изданий.

После образования в 1949 году КНР страна пережила настоящий библиотечный бум. Постоянные очереди вынуждали книгохранилища работать круглосуточно. Самыми популярными были издания по инженерному делу и технологиям – так исподволь и создавалась теоретическая основа роста нового Китая. В отдалённых районах действовали мобильные библиотеки. Иногда, чтобы называться библиотекой, «учреждению» достаточно было нескольких книг и стульев. Кстати, мобильные передвижные библиотеки и сегодня популярны в Китае, особенно в сельских районах.

В целом китайский библиотечный книжный фонд сегодня – это около миллиарда томов.

 

И чашка кофе с книжкой

 

По мере роста в Китае потребительских расходов на культурный досуг китайские книжные магазины внедряют различные новшества. Точки продажи книг превращаются в «центры знаний» и «культурные центры», укрепляя увядающую индустрию.

 

Например, сеть книжных магазинов CITIC Books, принадлежащая китайской корпорации CITIC Group, предлагает клиентам из так называемого поднимающегося класса дополнительные услуги и продукцию, в частности, дроны и телефоны с 3D-технологиями.

Для диверсификации доходов магазины сети также предоставляют эксклюзивные услуги по персонализированному подбору книг в соответствии с возрастом и интересами клиентов. «Книжные магазины теперь продают не только книги. По сути, они продают образ жизни», – отметил гендиректор CITIC Books Фан Си. Согласно годовому отчёту CITIC Press, головной компании CITIC Books, чистая прибыль холдинга в 2016 году достигла 128 млн. юаней (около 18,6 млн. долларов США) при увеличении на 28 процентов в годовом исчислении.

По словам Фан Си, доходы компании будут и дальше расти по мере увеличения числа сетевых магазинов. Только в этом году планируют открыть 60 новых.

Ощутимо, что книжные магазины ищут свои ниши на рынке. Один из магазинов в Гуанчжоу, например, представляет собой своего рода бутик, где продаются дизайнерские аксессуары и предметы. В Пекине появился книжный магазин-кафе с… кошками. Можно приятно провести время за чашечкой кофе и с интересной книгой в компании любимцев.

 

Стимулом к преобразованию китайских книжных лавок послужили изменения в структуре потребления, которое становится всё более многогранным и ориентированным на культуру.

«Не так давно право решать, какую продукцию выпускать на рынок, полностью принадлежало крупным компаниям, – говорит председатель CITIC Group Чан Чжэньмин. – Однако те времена давно ушли в прошлое, модель потребления изменилась по мере придания первостепенного значения желаниям потребителя».

У каждого книжного магазина свой способ реагирования на этот вызов, будь то продажа произведений искусства или кофе. «Изменения в книжных магазинах отражают основные тенденции в экономике», – считает Чан Чжэньмин.

 

Расходы в сфере культуры стремительно растут на фоне осуществления мер китайского правительства по стимулированию культурного сектора. В период 13-й пятилетки (2016–2020 гг.) Китай намерен превратить культуру в опору национальной экономики.

 

Местные администрации также оказывают поддержку реальным книжным магазинам, в том числе в виде премий и налоговых льгот.

А вот последнее решение столичных властей. 19 июля в Пекине был запущен специальный инвестиционный проект по поддержке книжных магазинов. Ежегодно муниципальное правительство намерено выделять в качестве субсидий 50 млн. юаней 150 книжным магазинам города. Планируется, что инвестирование даст толчок развитию домов книги, будет способствовать их превращению в полноценные культурные центры.

 

Му Пин приглашает на Арбат

 

Китайский книжный магазин есть, кстати, и в нашей столице. В самом начале Арбата (дом 6/2) два года назад открылся магазин китайской книги (правда, почему-то с французским названием «Шанс боку»). На праздновании его первой годовщины мне довелось побывать. Пригласил автор проекта и основатель магазина китайский журналист и издатель Му Пин. Познакомилась я с ним три года назад в Пекине. Тогда уже у Му Пина было издательство китайских книг в русских переводах – классика, история, философия, искусство, современная литература в лучших её образцах – очень хорошие книги! В разговоре поделился Му Пин и идеей московского магазина. И вот прошёл всего год и – получилось! «Китайская мечта» быстро становится реальностью, в этом я уже давно убедилась!

 

За год магазин превратился в центр китайской культуры: здесь можно купить книги, послушать китайскую музыку, посмотреть фильм, встретиться с авторами и переводчиками, послушать лекции, взять уроки китайского рисования и даже китайской гимнастики.

 

И конечно, попить настоящего китайского чая. Интереснейшее место для тех, кто хочет знать о Китае больше!

А у Му Пина новые планы – совместно с Чжэцзянской издательской группой (партнёром и по московскому проекту) открыть аналогичные магазины – китайские культурные центры чуть ли не по всему маршруту Великого шёлкового пути.

 

Ушла я из магазина с подарком – прекрасно изданным альбомом под поэтическим названием «Красные врата небесного пути. Картины нравов и пейзажей старого Пекина».

Кстати, замечу, что, продвигая свою культуру, китайцы популяризируют и нашу: в магазине есть целый раздел переводов русской литературы на китайский.

Источник