28032017Tue

Back События Экономика Валентин Катасонов : «Заниженный курс рубля — это ограбление всей страны»

Валентин Катасонов : «Заниженный курс рубля — это ограбление всей страны»

  • PDF
101

Для того, чтобы развивать экономику, необходимо иметь стабильную национально-денежную единицу ...

 

Укрепившийся рубль негативно влияет на увеличение экспорта сельскохозяйственной продукции, заявил министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев на выездном расширенном заседании фракции «Единая Россия», сообщает ТАСС.
 
«Это (увеличение экспорта сельхозпродукции - РНЛ) произошло в том числе благодаря санкциям, девальвации рубля, ослабленному курсу рубля, который сегодня, к сожалению, не радует нас. Когда мы видим курс (доллара - РНЛ) 58-57 рублей - это усложняет конкуренцию и выход на экспортные рынки», - отметил Ткачев.
 
За последние три года Россия увеличила сельскохозяйственный экспорт с $5 млрд до $17 млрд, подчеркнул министр.
 
Однако главным врагом развития сельскохозяйственного экспорта Ткачев считает ветеринарную обстановку в стране. По его словам, регионы не справляются с урегулированием ситуации, поэтому Минсельхоз сейчас разрабатывает законодательство, ужесточающее ветеринарный контроль.
 
«Мы получили весь набор заболеваний, а для нас это принципиально важно, это стратегическое направление сегодня. Если мы не наведем порядок в ветеринарном надзоре, значит. нас будет лихорадить, посещать вирусы, заболевания. Значит, наша продукция никому не нужна будет», - пояснил министр.
 
В свою очередь, председатель Высшего совета «Единой России» Борис Грызлов считает укрепление национальной российской валюты поводом для поздравления, а не сожаления. Так он прокомментировал высказывание на эту тему министра сельского хозяйства РФ Александра Ткачева, прозвучавшее во вторник на расширенном выездном заседании фракции «Единая Россия» в Госдуме. Дискуссия была посвящена развитию сельского хозяйства в РФ.
 
«Прозвучала интересная фраза Александра Ткачева, которую не могу не прокомментировать, - «рубль, к сожалению, окреп», - процитировал Грызлов главу ведомства. «Ну, наверное, если мы считаем, что наше производство стало экспортно ориентированным во всех его направлениях, можно так говорить», - согласился он.
 
«Но для народа окрепший рубль - это, безусловно, важное достояние, и надо нас с этим скорее поздравить», - подчеркнул политик.
 
«Уверен, совместные усилия государства, партии и граждан нашей страны позволят обеспечить продовольственный суверенитет», - заключил Грызлов.
 
Кроме того, Борис Грызлов призвал внедрять механизм поддержки приоритетных инвестпроектов в агропромышленный комплекс (АПК) в целях дальнейшего развития сельского хозяйства.
 
«Необходимо создание и внедрение механизмов поддержки приоритетных инвестиционных проектов в АПК, а также обеспечение субсидирования на льготных условиях инвестиционных и краткосрочных кредитов», - сказал он.
 
Грызлов уверен, что сельское хозяйство в целом перестало считаться «черной дырой», но стало прибыльной, стремительно растущей отраслью. «Так, в 2016 году был получен рекордный в постсоветской истории урожай - 118 млн тонн зерна», - отметил он.
 
Помимо этого, Грызлов подчеркнул, что устойчивое социально-экономическое развитие страны «призваны поддержать и многие партийные проекты», такие как «Российское село».
 
Высказывания политиков прокомментировал в интервью «Русской народной линии» д.э.н., профессор, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова Валентин Юрьевич Катасонов:
 
Не прав ни тот и ни другой, потому что ни тот и ни другой не понимают, какой должна быть модель экономики, которая обеспечивала бы экономическую безопасность страны, ее национальный суверенитет, обеспечивала бы максимальные социальные гарантии людям и максимальное удовлетворение всех жизненно необходимых потребностей. К сожалению, у этих политиков очень фрагментарное представление об экономике, и каждый кулик со своей кочки, со своего болота смотрит на мир. К сожалению, у нас в верхнем эшелоне власти нет людей, которые действительно бы смотрели на экономику с позиции общенациональных, а не каких-то региональных, ведомственных и узкогрупповых интересов. 
 
В данном случае я хотел бы сказать, что вопрос валютного курса — это, действительно, ключевой вопрос сегодня в условиях финансовой глобализации, в условиях, когда все страны, включая Россию, глубоко оказались втянутыми в мировую экономику и различные товарные и финансовые рынки. Это становится сегодня главной проблемой всех этих стран. На самом деле, для того, чтобы развивать экономику, необходимо иметь стабильный рубль, стабильную национально-денежную единицу. Если в экономике нет стабильной национально-денежной единицы, то никакое экономическое развитие, по большому счету, невозможно. Возможны некоторые отдельные фрагментарные успехи, но в целом такая экономика не в состоянии обеспечивать пропорциональное гармоничное скоординированное развитие всех ее частей. Поэтому каждый будет тянуть одеяло на себя. Грызлов в одну сторону, Ткачев в свою сторону. 
 
К сожалению, это яркое проявление того, что у нас нет людей, которые бы действительно мыслили масштабно с позиции национальных и государственных интересов. Говорить о том, что понижение или повышение курса — это хорошо, — это некое безумие. В 1944 году, когда сорок четыре делегации собрались на Бреттон-Вудской конференции и обсуждали, как должен выглядеть послевоенный мир, в частности, касающийся финансов, ни у кого не было сомнений, что для того, чтобы поднять разрушенные страны, необходим фиксированный валютный курс. Это аксиома. 
 
Сегодня уже настолько всем мозги закомпостировали, что одни говорят — надо повышать, другие — надо понижать. Нет, это как в медицине — если у человека скачет артериальное давление, то он не только не может выполнять какие-то трудовые функции, проявлять свою активность, он просто будет лежать. Поэтому медики вам скажут, и не только медики, но и пациенты, что лучше уж иметь устойчивое низкое давление или устойчивое высокое давление, но когда начинаются колебания — это самое плохое. А у нас нет таких механизмов, которые позволили бы нам избавиться от так называемой волатильности рубля. То же самое можно сказать про волатильность евро, американского доллара и так далее, о фиксированных валютных курсах. 
 
Когда Ткачев говорит о том, что нам выгоден пониженный курс рубля, он фактически признает, что мы и дальше будем развиваться, как страна, которая ориентирована на внешние рынки, которые зависят от конъюнктуры внешних рынков. К тому же это страна, которая не возвращает валютную выручку по курсу экспорта сырьевых товаров. Это модель сырьевой экономики, и, конечно, я никак не могу поддержать позицию нашего министра сельского хозяйства. 
 
Ведь надо понимать, что заниженный курс денежной единицы — это фактически означает субсидирование экспорта. Это понятно даже грамотному студенту. А субсидирование экспорта за счет чего? Тут я задаю вопрос своим студентам. А за счет того, что происходит перераспределение общественного продукта за счет тех секторов экономики, которые не участвуют в этом внешнеторговом обмене. 
 
Фактически заниженный курс рубля — это ограбление всей страны, за исключением экспортноориентированных секторов ее экономики. Если бы люди это понимали, а мне кажется, что Ткачев этого не понимает, тогда они бы таких глупостей не говорили. 

 

Источник