18112018Sun

Back События Экономика Юрий Алексеев: Деньги ушли, результата не видно

Юрий Алексеев: Деньги ушли, результата не видно

  • PDF
03

Как чиновники нивелируют цели и задачи, поставленные президентом

Новый майский указ В. Путина о национальных целях и стратегических задачах России на период до 2024 года, состоящий, по сути, из 12 национальных проектов в области образования, экономики, медицины, науки, оказался столь амбициозным, что его сразу назвали суперуказом. Но задачи действительно непростые…

 

За короткий промежуток времени предстоит повысить продолжительность жизни до 78 лет (к 2030 году – до 80 лет), обеспечить устойчивый рост численности населения. В два раза снизить уровень бедности (по последним данным, 20,3 млн человек, или около 14 процентов всего населения влачат жалкое существование). При этом государство должно гарантировать рост реальных доходов населения и пенсий выше уровня инфляции, улучшение жилищных условий для не менее пяти млн семей в год, доступную ипотеку для семей со средним достатком. В сферах малого и среднего бизнеса занять 25 млн человек, поднимать производительность труда на пять процентов ежегодно.

 

 

Более того, Россия должна войти в десятку стран по качеству общего образования и в пятерку стран, проводящих «научные исследования и разработки в областях, определяемых приоритетами научно-технологического развития».

 

Причем темпы экономического роста обязаны превысить мировые, чтобы страна смогла занять достойное место среди пяти крупнейших экономик мира «при сохранении макроэкономической стабильности» и уровня инфляции не выше четырех процентов.

Президент назвал намеченное задачей, особо подчеркнув, что «не может быть никаких ссылок на обстоятельства, которые помешают выполнить эту работу в поставленные сроки».

Чиновники подсчитали, что на исполнение новых амбиционных целей потребуется дополнительно 8 триллионов рублей (помимо тех 17 триллионов, выделенных на мероприятия по предыдущим президентским указам 2012 года). Не долго думая, они предложили набор чрезвычайных мобилизационных мер, которые, по их мнению, позволят довести намеченное главой государства до победного конца.

Все прагматично и просто: повысим НДС до 20% – пополним бюджет на два триллиона рублей, а про льготную ставку НДС в 10% на продукты питания, лекарства, книги, учебники и товары для детей забудем вовсе. Еще триллион получим от налогов на нефтянку. На три триллиона рублей выпустим государственных облигаций (займов). И на повышении пенсионного возраста сэкономим еще два триллиона рублей.

Изысканные триллионы направят на те самые прорывные направления экономики, которые и запустят экономический рост. Иными словам, сначала придется всем скинуться, чтобы вложиться в экономику и потом получать результаты.

В целом, рост цен от увеличения НДС планируется незначительный, но проблема в том, что население уже четвертый год экономит на еде из-за недостатка средств на текущее потребление.

 

Любой студент экономического вуза скажет, что слабая покупательная способность нанесет удар по бизнесу и снизит налогооблагаемую базу.

 

 

Розница столкнется с дополнительными трудностями сбыта, а значит и доходы бизнеса, с которых ожидают собрать больше налогов, упадут.

Но чиновники успокаивают: ничего страшного не произойдет. Меры правительства не разорят бизнес, а лишь «приведут к перетоку денег в растущие отрасли». Деньги, переплаченные в магазинах, вернутся населению через зарплату. Ее понесут на потребительский рынок. Рост цен вызовет рост доходов в торговле и позволит чаще обновлять ассортимент. Оживятся транспорт и банки, околоторговый сервис.

Налоги будут повышать постепенно, в течение шести лет, и экономика успеет к ним адаптироваться. Так будет обеспечен мягкий выход из дефляции и переход к инфляционной модели роста. Ну а народу в ближайшие восемь лет придется в очередной раз потерпеть во имя светлого будущего.

И ничего тут не попишешь. Мобилизация, объясняют чиновники, отличается от обычного пути развития своей чрезвычайностью. Сторонники чрезвычайных мер напоминают, что при Сталине страна огромная за 10 лет проскакивала путь, который другие государства с гораздо меньшей территорией проходили за 150. Индустриализация помогла нам выстоять в войне и поднять народное хозяйство на невиданную высоту.

И сегодня для большого рывка надо чем-то жертвовать. Трудности, которые предстоит пережить простому народу, не сравнить со сталинскими. Тогда работали без выходных, питались скудно, денег на жизнь не хватало. Недовольных отправляли, в прямом смысле за Можай, и в Магадан, на строительство каналов и железных дорог, а то и просто ставили к стенке. Ничего этого сегодня, конечно же, нет.

 

Но может случиться так, что налоги поднимут, а экономика не будет расти. И налоги задавят то, что хоть как-то работало и приносило деньги в бюджет.

 

Рост цен без роста экономики породит новую армию бедных. Через откаты и распилы собранные с народа деньги могут пролететь мимо производства и отправиться прямо на валютную биржу.

В то время как в правительстве ломают головы над тем, как организовать прорыв в экономике на фоне усиливающихся санкций, старый пакет указов, подписанный Владимиром Путиным 7 мая 2012 года, так и остается неисполненным. Об этом в Совете Федерации прямо заявил председатель Счетной палаты РФ Алексей Кудрин.

Да, за последние шесть лет удалось снизить смертность от различных болезней, в том числе младенческую. Однако достойную зарплату, о которой шла речь в предыдущих майских указах, стали получать только школьные преподаватели. Младший медперсонал, воспитатели и нянечки детских садов, работники среднего специального образования и социальные работники обещанного повышения зарплаты, по данным проверки, не дождались.

Производительность труда по президентскому указу, напомним, должна была увеличиться за шесть лет в 1,5 раза, а ее рост на сегодня – меньше четырех процентов. Доля инвестиций в ВВП, как и создание высокотехнологичных и наукоемких отраслей, в 2017 году тоже оказались значительно ниже намеченного.

Из 25 млн высокопроизводительных рабочих мест создано только 16 млн. Не сильно удалось продвинуться в мировом рейтинге Doing Business, который оценивает условия для предпринимательской деятельности.

Что же затормозило развитие? Экономический кризис? Западные санкции? Но в последнее время чиновники говорили, что и кризис мы пересилим, и санкции нам не страшны. Почему же тогда, как показала проверка Счетной палаты, все наши стратегии развития, госпрограммы и входящие в них подпрограммы, написанные чиновниками под президентские указы, противоречат друг другу, а цели, к которым нужно стремиться, занижаются задним числом? Почему не звучат имена тех, кто все запутал?

Так, к примеру, доля организаций в промышленности, осуществляющих технологические инновации, должна была к 2020 году вырасти на 25%. Но в соответствующей подпрограмме цифру почему-то занизили втрое. Еще одна подпрограмма прошлась по стратегии развития малого и среднего предпринимательства. Да так, что теперь непонятно, сколько же на самом деле нужно открыть малых предприятий, чтобы исполнить намеченное в президентском указе.

 

Чиновники не только втихую занижали поставленные в основополагающих документах задачи, но и просили добавить денег на исполнение указов.

 

Но когда по их многочисленным просьбам увеличили расходы по 19 подпрограммам, целевые показатели, как отмечает Алексей Кудрин, не изменились. Деньги ушли, а результата не видно.

 

Одной из главных причин, сдерживавших рост экономики, руководитель направления «Макроэкономика» Дмитрий Белоусов Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) называет не просто осторожную, а архиосторожную экономическую политику правительства. В результате масштабы банковского кризиса удалось ограничить, сохранился контроль над обменным курсом, но за такую стабильность заплатили немалую цену: 1,5-1,8 процента роста ВВП, которые прогнозируются в текущем году. Это в два, а то и в три раза ниже необходимого для выполнения задач, поставленных президентом.

Из-за повышения процентных ставок стала падать стоимость ценных бумаг. На горизонте замаячили риски «японской болезни», когда укрепление валюты и дефляция приводят экономику к стагнации. А втягивание в стагнацию и есть основная угроза благосостоянию простого народа. Потому что стагнация – это наращивание технологического отставания. И сегодня низкие темпы роста воспринимаются уже как ЧП, ибо «потеря темпов равнозначна потере курса», а значит и возможности догнать другие страны по развитию экономики.

Однако чиновники предпочитают ничего не менять. Потеснить богатых – нельзя. Обидятся, денег на инвестиции не дадут. Ослабить налоги – бюджету навредить. Выходит лучше, ничем не рискуя, собрать деньги с бедных, повысить цены, придумать новые поборы, заморозить зарплаты?

 

 

Но тогда о каком прорыве можно вести речь? Вместо того, чтобы исправлять неэффективную систему госуправления, мы обсуждаем, где взять денег.

 

Но, добавляя в неэффективную систему денег, как заметил на нынешнем Петербургском международном экономическом форуме председатель комитета по бюджету и налогам Госдумы Андрей Макаров, мы получаем эффективную систему их воровать. По его словам, в России неэффективная налоговая система, еще более неэффективная система бюджетных отношений. Так почему же мы продолжаем, как за соломинку держаться за то, что не работает?

По оценкам самих же правительственных экспертов, за счет повышения налога на добавленную стоимость бюджет хоть и получит 620 миллиардов рублей, но это серьезно ударит и по бизнесу, и по благосостоянию населения, которое не сможет покупать многие товары по завышенным ценам.

Что же касается слабого рубля, то для некоторых экспортеров, в частности, нефтяников, это хорошо, но для обрабатывающих отраслей – плохо. Дешевый рубль не позволяет им закупать дорогое импортное оборудование, без которого невозможно ускорение.

Не успев запустить программу мобилизации, Министерство экономического развития (МЭР) выдало удручающий прогноз на этот и следующий годы, связав его с новыми санкциями и повышением НДС. Увеличение налоговой нагрузки затормозит экономическую активность, разгонит инфляцию и заставит Центробанк поддерживать ключевую ставку высокой.

Из-за этого ВВП, по расчетам министерских чиновников, не доберет и двух процентов на текущий год, а в следующем еще более замедлится. Еще хуже дело с ростом реальных заработных плат. Если в этом году они, как и ожидалось, должны вырасти на шесть с лишним процентов, то в следующем хорошо, если поднимутся хотя бы на процент. Среднегодовой курс рубля к доллару в 2018 году может дойти до 62 рублей, в 2019–2020 годах рубль ослабнет еще больше.

 

Специалисты считает, что предложенные правительством мобилизационные меры не то что не приведут к оживлению экономики и повышению уровня жизни, а, напротив, замедлят их рост.

 

За два года инвестиции сократятся, промышленное производство замрет, инфляция взлетит почти вдвое. Иными словами, будьте осторожны. Не наломайте дров. Но разве об этом говорит президент, потребовавший от министров «нестандартных подходов для решения задач принципиально нового уровня»?

В США, например, где государственный долг исчисляется десятками триллионов долларов, почувствовав замедление экономики, резко снизили подоходный налог на физические лица и налог на прибыль предприятий – и сразу получили рост прибыли компаний на 14% только в первом квартале. Рекордными темпами, как отмечают аналитики, растут вложения в развитие предприятий, закупки оборудования, инвестиции в нематериальные активы, безработица стремится к историческому минимуму.

Но самое интересное, что в Америке сегодня особенно популярны не миллиардеры с их корпорациями, а коллективные собственники (их около 14 млн человек), которые трудятся на народных предприятиях и владеют контрольным пакетом акций.

Кстати, народные предприятия хорошо заявили о себе и у нас: за последние 10 лет, несмотря на кризис, они смогли увеличить объемы производства в 4-5 раз. Эта форма хозяйствования близка и понятна многим россиянам, которые помнят советское время.

 

Развитие народных предприятий помогло бы решить в России проблемы, связанные с безработицей и с пенсионной реформой.

 

Работник-акционер, выходя на пенсию, смог бы жить не только на социальные выплаты. По закону такое предприятие, провожая сотрудника на пенсию, должно выкупить принадлежащую ему долю. Если таким трудовым коллективам не мешать, а создавать благоприятные условия, то через некоторое время они превратятся в локомотив российской экономики. И никакие санкции им будут не страшны.

Источник