15122018Sat

Back События Экономика Кризис экономической теории: Запад напоминает поздний СССР

Кризис экономической теории: Запад напоминает поздний СССР

  • PDF
14

О политике Нобелевского комитета, который незаслуженно награждает премией по экономике конформистов-американцев, а не русских Глазьева и Хазина ...

Премия по экономике, учрежденная в память об Альфреде Нобеле шведским Госбанком в 1968 году, присуждена Вильяму Нордхаусу и Полу Ромеру, объявила Королевская шведская академия наук, передает РИА Новости.
 
Отмечается, что обладатели награды этого года разработали методы прогнозирования долгосрочного и устойчивого экономического роста с учетом имеющихся в обществе знаний в целом и с учетом климатических и природных факторов. Идеи профессора Ромера были опубликованы в 1990 году и заложили основы развития теории эндогенного роста.
 
Исследования Нордхауса касаются взаимодействия между экономикой и природой. Анализировать эти вопросы он начал в 1970-е годы. Разработанная ученым модель используется сегодня, в частности для изучения последствий политических решений в области климата для размера налогов на вредные выбросы.
 
Ромер — американский экономист, профессор школы бизнеса Нью-Йоркского университета и основоположник модели Эрроу-Ромера (обучения в процессе деятельности). Нордхаус — американский экономист, профессор Йельского университета.
 
Церемония награждения лауреатов пройдет по традиции 10 декабря, в день смерти основателя Нобелевских премий — шведского предпринимателя и изобретателя Альфреда Нобеля (1833-1896). Четыре из пяти завещанных им премий обычно вручают в Стокгольме. Премия мира, согласно воле ее основателя, вручается в Осло, также 10 декабря.
 
Сумма каждой из Нобелевских премий в 2018 году составляет девять миллионов шведских крон (более миллиона долларов). Присуждение премии по литературе перенесли на следующий год из-за кризиса в Шведской академии.
 
Выбор Нобелевского комитета прокомментировала в интервью «Русской народной линии» известный специалист в области информационных технологий, заведующая кафедрой информатики Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова, доктор экономических наук, кандидат физико-математических наук Ольга Викторовна Китова:
 
Пятидесятилетие Нобелевской премии по экономике является значительным событием. Когда-то были достойные Нобелевские лауреаты, получавшие премию за существенный вклад в развитие экономики.
 
К сожалению, в последние годы, несмотря на наблюдаемую серьезную нестабильность мировой экономики, огромные финансовые пузыри, накопленные в США, Евросоюзе и в других странах долги, никто на Западе не поднимает вопроса об ущербности существующей мировой экономической модели. Достигнуты пределы роста как по новым кредитам, так и по экологии и использованию ресурсов. Поэтому становится очевидным, что необходимо менять существующую модель экономического развития. И было бы логичнее выдать Нобелевскую премию экономистам, поднимающим эту важнейшую тему. К сожалению, эта тема на Западе табуирована. Видимо, боятся пугать инвесторов и общество, ведь любой испуг может привести к неконтролируемому обвалу рынков. 
 
Я в прошлом году говорила об отечественных ученых, таких как Сергей Глазьев, Михаил Хазин и других, которые разработали собственные теории кризиса на основе работ Адама Смита и работ иных авторов. Но Нобелевский комитет в упор не видит наших ученых. В последние годы по негласной договоренности Нобелевские премии выдают именно за продолжение развития существующей экономической теории, которая не отображает действительность. 
 
Премию вручили американцам. Но чему удивляться? Что касается изменения климата, то базовой теорией тут является не теория парниковых газов, а теория циклического изменения климата. Не все страны подписывают Киотский протокол, например, США, и соблюдение или несоблюдение Киотского протокола мало влияет на климат.
 
Нордхаус в своем исследовании проанализировал лишь малую часть вопросов влияния климата на долгосрочные макроэкономические показатели и обосновал, какой налог должны платить страны за выбросы парниковых газов. Он провел исследование с целью поддержки стабильного состояния парниковых газов в рамках данной теории климата. Непонятна обоснованность этой маленькой частной задачи. Может быть, вообще не надо платить никакого налога за выброс парниковых газов. Здесь просматривается политическая подоплека, потому что налог на выброс парниковых газов введут прежде всего для развивающихся стран.
 
Совершенно очевидно, что парниковые газы оказывают существенно меньшее влияние на экономику, чем те же долги, накопленные развитыми странами, в первую очередь США и государствами ЕС. Было бы намного интереснее проследить влияние этих долгов на долгосрочный макроэкономический анализ, но этого ни один западный экономист не делает.
 
Другой Нобелевский лауреат, Ромер, проанализировал, какие экономические факторы управляют инновационной активностью фирм. Он заложил основы теории эндогенного роста, которая объясняет, чем идеи отличаются от товаров и что необходимо для их развития в рыночной экономике. Но дело в том, что сейчас рыночная экономика претерпевает трансформацию. А поскольку в ближайшие годы произойдут серьезные перемены, то теория Ромера не будет иметь применения или будет иметь применение лишь частично. Отдельные правильные моменты в этой теории, конечно, существуют, например, увеличение субсидирования исследований и разработок. Но это мы знаем и без Ромера. В Советском Союзе делались регулярные отчисления на проведение исследований и разработок во всех высокотехнологичных производственных предприятиях, существовали отраслевые НИИ и КБ, была выстроена система фундаментальной науки. Поэтому Ромер совершил незначительное открытие, которое не тянет на Нобелевскую премию. Инновационная активность зависит не только от экономических, но и от политических, социальных факторов. О фундаментальном вкладе в науку речи вообще не идет. Фундаментальный вклад в науку – это объяснение причин существующего замедления экономического роста и пути преодоления нынешнего кризиса. А всё остальное – бантики и финтифлюшки на существующей экономической теории, которая себя исчерпала. 
 
Очень жаль, что так происходит, но на это есть серьезные причины. Если вдруг объявить, что экономика находится в кризисе и в процессе трансформации, то рынки мгновенно отреагируют и обрушатся, упадут цены на акции и многие разорятся. Видимо, этот момент хотят отложить или сделать его более плавным, поэтому реальная экономическая ситуация затушевывается и камуфлируется. Запад напоминает поздний Советский Союз, когда описывали экономические теории социализма, а жизнь шла совсем по другому пути. Перед концом существующей системы возникают такие ситуации.   

Источник