23102017Mon

Back События Геополитика Китай создаёт альтернативную "большую двадцатку"?

Китай создаёт альтернативную "большую двадцатку"?

  • PDF
04

Россия на распутье между двумя вариантами глобализации

Пекин предпринимает новые шаги в деле развития альтернативной глобализации. Вслед за инфраструктурными проектами и созданием собственных, независимых от Уолл-стрит финансовых институтов, руководство КНР намерено провести международный форум, сравнимый по размаху с саммитами "большой двадцатки".

Таблоид Global times отмечает, что предстоящий форум станет проектом Китая, поддерживающего глобализацию на фоне возрастающих протекционистских тенденций на Западе. О проведении саммита "Один пояс – один путь" в мае в Пекине сообщил во время своего визита в Давос председатель КНР Си Цзиньпин.

Форум займётся исследованием способов решения региональных и глобальных проблем, созданием нового импульса для гармоничного развития, а также, по словам Си Цзиньпина, китайская инициатива по созданию нового Шёлкового пути даст гарантии благополучия людям, живущим в "страдающих" странах.

Профессор Института международных отношений Чу Инь сообщил Global Times, что Китай будет использовать форум, дабы показать "намерение КНР поддержать глобализацию и взять большую ответственность за восстановление мировой экономики, что является самой большой гарантией в этом нестабильном мире".

Многие сейчас взволнованы намерениями нового президента США Дональда Трампа проводить протекционистскую политику. Протекционистские тенденции наблюдаются и в таких европейских странах, как Германия, Франция или Италия. Будущее глобализации и мировой экономики, по словам Чу, весьма сомнительно, но майский форум "укрепит уверенность в мировой экономике".

На мероприятие приглашены лидеры большого количества государств и многие из них уже ответили согласием. Известно, что майский форум в Пекине посетят президент России Владимир Путин, премьер-министр Великобритании Тереза Мэй и скандально известный филиппинский лидер Родриго Дутерте. Отдельно сообщается также, что приглашение получили в посольстве Белоруссии, но прибудет ли на саммит Александр Лукашенко, пока неясно.

Таким образом, просматриваются приоритеты внешней политики Пекина – приезд Путина и ответный визит Си Цзиньпина в Россию в середине года станет логичным продолжением политики стратегического партнёрства КНР и РФ, одной из составляющих которой является, в том числе, и сопряжение идеи экономического пояса Шёлкового пути и Евразийского экономического союза.

Дутерте также традиционно считается союзником Китая. Вскоре после своего избрания на президентский пост он, в ответ на вмешательства Вашингтона во внутренние дела Филиппин, взял курс на выход из-под американской опеки и на сближение между Манилой и Пекином. В частности, две страны добились наибольшего прогресса в урегулировании территориального спора в Южно-Китайском море, а, кроме того, Дутерте неоднократно заявлял о намерении привлечь к развитию своей страны китайский и российский бизнес.

В этой связи большой интерес вызывает приглашение на форум Терезы Мэй, которая традиционно считается проамериканским политиком. В то же время, об ее участии стало известно на фоне практических шагов британского парламента по выходу из Евросоюза. А одной из целей создания Шёлкового пути являлось развитие транспортных связей именно с Евросоюзом.

В Китае, однако, отмечают, что Англия параллельно начала подписывать соглашение о свободной торговле с другими странами, таким образом, не придерживаясь в экономике антиглобализационной политики Трампа. Кроме того, несмотря на некоторые политические разногласия, китайско-британские отношения в экономической сфере традиционно достаточно хороши, можно вспомнить, например, что Британия первой из европейских держав присоединилась к создаваемому Пекином конкуренту Всемирного банка – Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций, остальные страны ЕС - Германия, Италия и Франция сделали это несколько позже. Предстоящий саммит даст удобный шанс впервые после вступления Мэф в должность встретиться с высшим руководством КНР.

Министр иностранных дел КНР Ван И назвал предстоящий саммит "крупным внешнеполитическим событием" для Китая, а директор центра международных исследований при университете Китая Ван Ивэй сообщил в интервью китайским СМИ, что форум "Одного пояса – одного пути" станет логичным продолжением "дипломатических событий прошлого года, таких как саммиты G20 в Ханчжоу, АТЭС в Лиме, где Китай поддерживал глобализацию и подвергал критике протекционизм.

Уже началась работа по реализации инфраструктурных проектов в различных частях планеты, но, по словам Ван Ивэя, "на практике закономерно появилось много проблем и трудностей, таким образом, форум также предоставит платформу влиятельным политикам из различных стран, где они смогут обсудить варианты решения проблем и улучшения сотрудничества".

Помимо инфраструктурных проектов, концепция "Одного пояса – одного пути" подразумевает и возможность для развивающихся стран получать более стабильное финансирование. Так, председатель Китайского банка развития Чжэн Чжицзе заявил, что видит ключевой миссией своей организации на текущий год "полную поддержку форума и увеличение финансирования странам и отраслям промышленности, работающим вдоль Шёлкового пути".

Первоначально, в октябре 2013 г., Си Цзиньпин выдвинул идею "Одного пояса – одного пути" как создание сети инфраструктуры, соединяющей Азию с Европой и Африкой, подобно проходившему в древности Шёлковому пути. С тех пор к его инициативе присоединились более 100 стран, а около 40 государств и организаций подписали с КНР договоры о сотрудничестве.

Китайский экономист, почётный ректор Пекинского исследовательского центра государственного развития Линь Ифу отмечает, что на форум приглашены руководители более чем 60 стран, производящих в совокупности более половины мирового ВВП. Один только Китай выдаёт 20% оного. По его мнению, отказ США от участия в реализации стратегии Шёлкового пути означает поражение Америки.

В сложившейся ситуации Москва, фактически, оказывается на перепутье – с одной стороны, экономика тесно интегрирована с ВТО и зависит от западных  финансовых институтов, в результате чего, например, страдает из-за санкций. Движение в сторону востока даётся с трудом, к тому же к АБИИ Россия присоединилась позже, чем та же Великобритания. Не означает ли участие в китайском интеграционном проекте простую замену одной глобализации со всеми её издержками на другую? Как рассказал в интервью Накануне.RU экономист, публицист Юрий Болдырев, "первая и главная угроза сегодняшнего дня для России - это не дать реализоваться старой печальной для нас шутке – о том, что в будущей войне против Китая Америка потеряет 50 млн русских".

"Главная наша задача – не допустить использования России новой администрацией США, вполне готовой задушить Россию в объятиях и затем использовать как пушечное мясо в борьбе против Китая. Дополнительная аргументация этой моей позиции – фундаментальный антимонопольный подход, а именно – США всё ещё претендуют на глобальную, в том числе силовую, монополию. А также на монополию в установлении правил игры, причём недвусмысленно и даже не скрывая этого – глобальных правил игры, но в собственных индивидуальных интересах. Простой фундаментальный антимонопольный подход, очевидно, требует объединяться с теми, кто готов противостоять этой очень опасной для всего мира претензии", - отметил эксперт.

С Китаем сотрудничать очень нелегко. Китай чрезвычайно жёстко национально ориентирован. Но Пекин уважает силу и самостоятельность, если они не направлены агрессивно против него. "Россия может взаимодействовать с Китаем только при двух условиях: первое – если Россия не включается, в том числе, неформально, в планируемое США удушение Китая. И второе – главное и самое сложное, к сожалению, практически совершенно невозможное при нынешнем политическом режиме, это – если Россия действительно становится сильной и самостоятельной, с ясным целеполаганием на собственное самодостаточное развитие", - считает Юрий Болдырев.

В этом отношении должны предприниматься шаги, которые могут понравиться или не понравиться нашим партнерам. Например, создание собственной ориентированной на развитие реального сектора экономики банковской системы, пресекающей возможности финансовых спекуляций. "Чтобы стать достойным партнёром Китая, нужно стать национально ориентированной державой, не путая это с интересами продажных компродорских олигархов", - заключил экономист.

Источник