26052017Fri

Back События Геополитика Битва за Азию

Битва за Азию

  • PDF
02

На контроль над постсоветскими республиками претендуют Россия, США и Китай

В Таджикистане прошли широкомасштабные таджикско-американские военные учения. Одновременно в США принято решение об оказании финансовой помощи этой центральноазиатской республике. Похоже, президент Дональд Трамп решил отказаться от политики прежнего руководства США невмешательства в дела Центральной Азии и сделать Таджикистан – прежде стабильного союзника России – своим плацдармом в этом регионе.

Недавно в Таджикистане прошли таджикско-российские антитеррористические учения с участием российской авиации – сразу на всех пяти военных полигонах республики. Дело вроде привычное, ведь на территории Таджикистана с советских времён находилась 201-я российская мотострелковая дивизия. В 2004 году на её основе была создана 201-я российская военная база – крупнейшее отечественное армейское соединение за рубежом (около 7500 военно­служащих). Кроме того, тысячи таджикских военных проходят обучение в российских вузах. Потому совместные российско-таджикские учения проводятся ежегодно. Однако в этот раз они имели особенный привкус. Дело в том, что в тот же самый день (!) Таджикистан начал ещё одни антитеррористические совместные учения – на этот раз в компании с военнослужащими США.

США начинают экспансию с Таджикистана

Посольство США в Душанбе заявило, что цель учений – «расширение координации между силами безопасности США и таджикскими спецслужбами». Стоит отметить, что основная часть учений была организована в военных учебных центрах по всей стране. А это значит, что американцы получили полный доступ к самой системе подготовки таджикской армии и спецслужб.

Это событие оказалось значимо не только для Таджикистана. До сих пор США практически игнорировали Центральную Азию как свою потенциальную базу, как бы уже заранее отдавая приоритет там геополитическим интересам России и Китая. По крайней мере так было при Бараке Обаме. От Трампа ожидали в этом отношении повторения прежнего курса, ведь он и избирался с изоляционистской предвыборной платформой – мол, не буду тратить деньги американских налогоплательщиков на глупости вроде «экспорта демократии», а лучше направлю их на подъём американской экономики, создание рабочих мест в США и т.п. Однако в итоге произошло прямо противоположное.

Интерес Вашингтона к бывшим советским азиатским республикам очевиден. По официальным данным, за последние 25 лет США вложили в Таджикистан почти 2 млрд долларов. В итоге, по данным опроса, проведённого пять лет назад, 44% жителей Таджикистана поддерживают США и только 38% относятся к ним неодобрительно.

С приходом Трампа эти связи должны ещё более окрепнуть. В прошлом году Госдеп США резко критиковал Таджикистан за нарушение прав человека – несвободные и нечестные выборы, жестокое обращение с задержанными, ограничение деятельности СМИ, а также за внесение поправок в Конституцию, дающих Рахмону как «лидеру нации» возможность безгранично оставаться у власти. Однако в этом году госсекретарь США Рекс Тиллерсон даже не стал участвовать в презентации отчёта о состоянии с правами человека в мире, подготовленной его же ведомством. То есть для нынешней администрации права человека уже не являются чем-то важным – гораздо важнее конкретные прагматичные интересы.

Ташкент склоняется к Москве

Вообще можно сказать, что политика США в постсоветской Средней Азии как бы делится на четыре периода. В 1990-х этот регион воспринимался как «зад­ний двор» России. В нулевые США начали войну в Афганистане и активизировали политику в Средней Азии. При Обаме активность там опять стала снижаться. И вот сейчас вновь начинается бурная экспансия США в регионе. Ключевым проектом в этой области стала американская инициатива «Новый шёлковый путь» (НШП) – транспортная сеть, которая связывала бы регион с Южной Азией, в том числе с Афганистаном.

С Афганистаном граничат ещё две среднеазиатские страны – Туркменистан и Узбекистан. Однако там американцы практически не участвуют. Официальный Ашгабат вообще ведёт себя как полузакрытая страна, не привязываясь ни к одной из мировых держав. Хотя президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев после своей инаугурации показательно нанёс третий по счёту визит именно в Москву (до этого он нанёс, что понятно, визиты лишь к двум крупнейшим соседям по Средней Азии – в Туркменистан и Казахстан). В ходе визита Мирзиёев подписал с Владимиром Путиным пакет инвестиционных соглашений и торговых контрактов на колоссальную сумму – почти 16 млрд долларов. Кроме того, в прошлом году две страны уже договорились об упрощённом таможенном режиме для узбекских продуктов, хотя Узбекистан и не участвует в Евроазиатском экономическом союзе. Теперь импорт узбекской сельхозпродукции в Россию должен вырасти в 7 раз. Также запускаются совместные проекты в автомобилестроении, станкостроении, гражданской авиации, фармацевтике, учреждается бизнес-форум с участием президентов двух стран для развития сотрудничества между отдельными регионами.

Договорились две страны и о расширении сотрудничества в военно-технической сфере, несмотря на то что Узбекистан не входит в военный блок «Организации договора о коллективной безопасности» (ОДКБ). По словам заместителя главы Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству России Владимира Дрожжова, от Узбекистана поступили заявки на поставку вертолётов и боеприпасов, а также «о создании в Узбекистане сервисных центров по ремонту и модернизации вооружения, в первую очередь бронетанковой техники, так как в этой республике находится немало российских танков Т-72 и Т-62». В респуб­лике уже работает совместное предприятие «Узросавиа», которое занимается ремонтом военной вертолётной техники. Сотрудничество идёт и на базе Ташкентского авиационного производственного объединения им. Чкалова, которое прежде выпускало самолёты Ил-76. Так что же, Средняя Азия остаётся в зоне российского влияния?

На Среднюю Азию ещё более успешно претендует Китай

Увы, обольщаться тут не стоит. Дональд Трамп недавно отметил, что США продолжат поиск новых направлений для углубления сотрудничества с Узбекистаном. О своём возвращении в Ташкент заявил и Европейский банк реконструкции и развития, прежде покинувший эту республику в знак протеста против нарушений прав человека. Всемирный банк даже выразил готовность выделить на поддержку реформ в Узбекистане 3 млрд долларов. Кроме того, есть мировая держава, которая более успешно, чем Россия и прочие, наращивает связи с Узбекистаном. Это Китай, уже сегодня являющийся главным внешнеторговым партнёром Ташкента.

Это же касается и Казахстана. Там уже введена льготная таможенная пошлина на импорт из Китая – в среднем всего лишь 6,5%. В итоге в прошлом году экспорт китайских товаров в Казахстан резко вырос, достигнув суммы почти в 1,3 млрд долларов – рыба, продукты животноводства, молочная и фармацевтическая продукция, оборудование и транспортные средства. Недавно президент Нурсултан Назарбаев объявил, что Казахстан с 2025 года полностью перейдёт на латинскую графику, включая и делопроизводство, и печатные СМИ, и школьные либо институтские учебники. В 90-е этот переход на латиницу уже совершил Узбекистан. Учитывая, что объём торговли с Поднебесной и её инвестиций в казахстанскую экономику растёт с каждым годом, латиница может быть транзитом нашего союзника по ОДКБ и ЕАЭС от России к Китаю.

Китайский проект «Экономический пояс Шёлкового пути» – это привлекательная альтернатива проамериканскому НШП. Во-первых, он обеспечен инвестиционным фондом с гигантской суммой в 46 млрд долларов – в отличие от НШП. Во-вторых, и страны Средней Азии, и Индия не очень-то заинтересованы в транспортной сети с Афганистаном. В-третьих, у США нет таких географических преимуществ близости к Средней Азии, как у Китая.

«Китайский след» всё более ясно виден и в Таджикистане. На днях подписан очередной контракт – об инвестировании китайской корпорацией China Nonferrous Gold Limited 256 млн долларов в разработку таджикского золотоносного месторождения Пакрут. Китай уже вышел в прошлом году на уверенное второе место во внешнеторговом обороте Таджикистана, уступая там лишь РФ. То ли ещё будет...

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Интерес к центральноазиатским странам проявляют и другие государства. Кто-то видит в них партнёра, кто-то – площадку для инвестиций. Так, главы МИД Японии и Туркмении Фумио Кисида и Рашид Мередов договорились о начале переговоров по заключению инвестиционного соглашения. Кроме того, а Ашхабаде прошёл форум «Центральная Азия плюс Япония», в котором приняли участие главы внешнеполитических ведомств Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Узбекистана. По итогам заседания стало известно, что в рамках двустороннего сотрудничества по линии официальной помощи развитию Япония выделила странам Центральной Азии 5,25 млрд долларов. В свою очередь, Саудовская Аравия решила выделить Таджикистану 200 млн долларов на возведение парламентского и правительственного комплексов – деньги будут предоставлены в качестве гранта.

Источник