19112018Mon

Back События Геополитика Курдский гамбит

Курдский гамбит

  • PDF
07

Политика курдов в Сирии может столкнуть Россию и Турцию

29 января в Сочи свою работу начал Конгресс сирийского национального диалога. Предполагалось, что в форуме примут участие представители правительства Башара Асада, а также многочисленных оппозиционных группировок и основных внешних игроков. Однако сирийские курды приглашение прибыть в Сочи отвергли. Поводом стала позиция Москвы в отношении операции турецких вооружённых сил против курдского ополчения в Сирии.

Почему Россия предпочла воздержаться от осуждения действий Турции против традиционно дружественных курдов и к чему это может в итоге привести – разбиралась «Наша Версия».

Источник в российском МИДе уже выразил разочарование позицией сирийской курдской партии «Демократический союз», (ДС) отказавшейся прислать своих представителей в Сочи, отметив, что это могло бы остановить деградацию ситуации в этой стране. Между тем сами курды не скрывают своего разочарования позицией Москвы, не осудившей операцию турецких вооружённых сил «Оливковая ветвь». В её ходе турецкие ВВС нанесли удары по позициям сирийских курдов в районе города Африна, затем в этот район вошли турецкие танки.

По следам «Щита Евфрата»

Вечером 22 января президент Реджеп Тайип Эрдоган объявил: «Турция не отступится от операции в Африне, и у неё есть соглашение с Россией». Турецкий премьер-министр Бинали Йылдырым пообещал, что операция продолжится до тех пор, пока в приграничном с Турцией регионе не будут уничтожены все террористы. По данным Анкары, их насчитывается от 8 до 10 тысяч. Речь идёт об «отрядах народной самообороны», которые являются боевым подразделением партии «Демократический союз». С турецкой точки зрения, ДС не что иное, как сирийский «филиал» Рабочей партии Курдистана, которую Турция уже много лет считает террористической организацией.

Потому отказ представителей ДС прибыть на конгресс в Сочи полностью соответствует желанию Турции отстранить сирийских курдов от переговоров о будущем Сирии. Непонятно, правда, как в такой ситуации можно урегулировать военный и политический конфликт: 2,5 млн курдов составляют почти 10% населения Сирии.

Исторически 70-миллионный курдский народ оказался разделён между несколькими государствами, в первую очередь Турцией, Ираном, Ираком и Сирией. Турки уже несколько десятилетий борются с сепаратистской Рабочей партией Курдистана, которая пытается создать независимое курдское государство, в том числе и на части турецкой территории. Конфликт в Сирии привёл к обособлению курдских анклавов на севере страны, что, с точки зрения Анкары, является шагом в сторону создания государства курдов. «Стратегическая задача Турции, о которой долгое время говорил и продолжает говорить Эрдоган, – не позволить курдам создать автономию на севере Сирии», – утверждает ведущий эксперт Центра политических технологий Алексей Макаркин. Он напоминает, что в 2016 году турецкие силы уже входили на территорию Сирии в рамках операции «Щит Евфрата». Тогда им удалось фактически разрезать на две части контролируемые курдами районы и получить под свой контроль часть провинции Алеппо, правда, в обмен на уход протурецких группировок из самого города Алеппо. В то же время одним из итогов операции стало превращение города Африна, на который сейчас наступают турецкие военные и дружественные им группы сирийских оппозиционеров, в анклав, отрезанный от других населённых курдами территорий Сирии. Его переход под турецкий контроль, таким образом, становится лишь вопросом времени.

Россия, конечно, за Асада, но...

Министр иностранных дел России Сергей Лавров на прошлой неделе заявил, что операция турецких вооружённых сил была спровоцирована США. Спорить с этим трудно: именно Соединённые Штаты ещё при Бараке Обаме сделали одну из своих основных ставок в Сирии как раз на курдов. Курдское ополчение выглядело единым и мотивированным к борьбе с запрещённым в РФ «Исламским государством». После вступления Дональда Трампа в должность президента в Турции появилась надежда на то, что Вашингтон пересмотрит свою стратегию с учётом турецких интересов, однако этого не произошло. В результате курды продолжили получать от американцев поддержку, оружие и снаряжение. Это позволило им сыграть одну из решающих ролей в освобождении «столицы» террористов – города Ракки. Но одновременно курды сильно расширили контролируемую ими территорию – с севера Сирии на юг и юго-восток. Это не противоречило интересам Эрдогана, для которого главное – свободный от враждебных ему курдов север Сирии, полагает Алексей Макаркин. Правда, освобождённые от ИГ территории курды не спешили передавать под контроль сирийского правительства. Это, в свою очередь, вызвало недовольство президента Асада и поддерживающей его России.

Действия турецкой армии могут привести к тому, что недружественные Асаду турки выйдут на границы провинции Латакия, где стоит российская база

 

После фактической победы над террористическим «Исламским государством» Москва по своим каналам неоднократно давала понять курдам, что им придётся каким-то образом выстраивать отношения с сирийским руководством. Тот же Африн входит в число так называемых зон деэскалации, где в соответствии с договорённостями российские наблюдатели осуществляют контроль над режимом прекращения огня. Но когда курды от сотрудничества с Асадом отказались, Россия своих наблюдателей из Африна отозвала, дав таким образом понять, что не собирается предпринимать какие-то действия против протурецки настроенных группировок оппозиции и уж тем более против регулярной турецкой армии. С другой стороны, такой же сигнал Москва послала и Асаду, дав понять, что борьба с террористами – это одно, а противоречия между Сирией и Турцией – несколько иное, и в последнем случае на поддержку российских ВКС сирийский лидер может не рассчитывать. По словам Алексея Макаркина, «Россия, конечно, за Асада, но она не хочет целиком идентифицировать себя с ним – там, где у Асада очевидно завышенные требования, Россия за него воевать не собирается».

Автономии не избежать

Однако возникает вопрос, какие именно требования Асада считать завышенными? Очевидно, что сохранение единой Сирии под его властью невозможно. Гражданская война привела к образованию множества анклавов и территорий со своими интересами, примирить которые в рамках единого централизованного государства вряд ли получится. Однако Башар Асад является не только президентом Сирии, но и представителем алавитской общины. Нынешние же действия турецкой армии в случае занятия ею Африна и прилегающих территорий могут привести к тому, что недружественные Асаду турки и протурецкие группировки оппозиции вый­дут на границы провинции Латакия, населённой в значительной степени именно алавитами. Это создаёт потенциальную угрозу уже не громким заявлениям сирийского президента о стремлении сохранить «единую и неделимую» Сирию, а конкретным интересам Асада и его наиболее верных сторонников. Однако не стоит забывать, что именно в Латакии находится авиабаза Хмеймим, на которой базируются российские ВКС. И вот тут уже Россия вряд ли закроет глаза на действия Турции.

Варианта автономии для сирийских курдов Асаду избежать в любом случае не удастся. В конце концов, решение курдского вопроса – одна из основных задач открывшегося в Сочи Конгресса сирийского национального диалога. Турция, возможно, смирилась бы с такой перспективой, но при условии, что эта автономия не будет прилегать к её границам. Сами же курды воодушевлены результатами прошедшего в сентябре прошлого года в Ираке референдума о признании независимости курдского автономного района. «Идея о самоопределении (курдов. – Ред.) перестала быть призрачной», констатирует ведущий научный сотрудник Центра партнёрства цивилизаций МГИМО Юрий Зинин. Вполне вероятно, что сирийские курды будут стремиться соединить занимаемые ими территории с курдским автономным районом в Ираке.

Конкретно

Очевидно, что примирение всех враждующих сторон займёт даже не годы, а десятилетия. Для этого потребуется предоставить каждой из них значительную автономию, что означает фактический раздел Сирии – если не на отдельные государства, то как минимум на зоны влияния. Пример нынешней турецкой операции в этом смысле будет показателен, насколько Анкара готова жертвовать собственными солдатами, пусть даже действующими при поддержке протурецких группировок, для достижения своих политических целей? Россия в этом смысле поступила умнее, ограничившись использованием ВКС и возложив бремя наземных действий на сирийскую армию и ЧВК. Но уже ясно, что без активного участия внешних игроков, в первую очередь России и Турции, способных сдерживать или, напротив, активизировать подконтрольные им силы внутри самой Сирии, не обойтись. В противном случае ситуация вновь скатывается к состоянию «войны всех против всех», что, в свою очередь, приводит к появлению так называемых серых зон, которые неизбежно заполняют террористы.

Источник