20092018Thu

Back События Геополитика Поделить Антарктиду

Поделить Антарктиду

  • PDF
main

Ведущие страны готовятся к разработке антарктических запасов газа, нефти и золота. Россия, наоборот, покидает Антарктику

Россия собирается отмечать 200 лет со дня открытия Южного полюса. Чиновники из Министерства природных ресурсов и экологии уже вовсю суетятся, а меж тем из Антарктиды идут тревожные новости. Словно в честь празднования 200-летнего юбилея на Белом континенте закрыли научную полярную станцию «Восток». Ещё раньше перекрыли кислород ещё двум станциям – «Ленинградской» и «Русской». Тем временем в Антарктиде вовсю разворачивается Китай.

Антарктиду китайцы планомерно осваивают с 1984 года. За это время Пекин построил четыре мощных станции: «Куньлунь», «Тайшань», «Чжуншань» и «Чанчэн». Недавно в Антарктиду отправилась 33-я китайская полярная экспедиция для поиска места под строительство пятой. Кроме того, власти КНР уже приняли решение довести количество полярных станций до десяти, а также объявили о строительстве полярной обсерватории. Также идёт строительство нового ледокола, одновременно рассматриваются проекты по созданию аэропорта. Пекин обживается на южном полюсе всерьёз: на китайской карте Антарктиды уже есть и пик Конфуция, и ледник Панды.

«В отличие от российских станций китайские оснащены новейшим оборудованием и отражают международные амбиции Китая», – пишут британские журналисты.

За последнее десятилетие Китай сильно продвинулся в освоении Южного полюса, обойдя даже США. В Антарктиде у американцев работают только три станции: «Амундсен-Скотт», «Мак Мёрдо» и «Палмер». Правда, при этом численность американских полярников составляет более 1200 человек. Для сравнения: на российских станциях работают около 100 полярников.

Претензии на богатства

Почему Антарктида так привлекает внимание мировых игроков, понятно.

По некоторым оценкам, запасы нефти на Южном полюсе могут достигать 200 млрд баррелей. Ещё Антарктида богата залежами каменного угля, железной руды, свинца, цинка, горного хрусталя, а её ледяной покров содержит 90% мировых запасов пресной воды.

Договором от 1959 года Антарктида не признаёт суверенитет ни одного государства. Но действующий ныне запрет на коммерческую добычу ресурсов в Антарктике истекает в 2048 году. То есть осталось совсем немного, и потому все хотят застолбить за собой место. Уже сейчас на сказочные богатства Антарктиды претендуют более трёх десятков стран. На днях о своих притязаниях объявила Турция. Директор Полярного исследовательского центра при Стамбульском университете Бурджу Озсой уже объявил о создании полярной базы в Антарктике. Своеобразно обосновывает свои притязания Япония – мол, разведанные месторождения газа на Южном полюсе залегают так глубоко, что никто, кроме японцев, пока не располагает технологиями для добычи. Токио считает это достаточным основанием, чтобы требовать себе долю газа. О своих претензиях на «шкатулку с сокровищами» вслух также говорят Австралия, Франция и Саудовская Аравия.

А что успели немецкие полярники? Новую станцию «Ноймайер III» считают шедевром инженерной мысли. Почти два десятка гидравлических опор приподнимают конструкцию над ледяным покровом. Это очень важно, поскольку антарктический панцирь достигает 200-метровой толщины. И на него ежегодно выпадает слой снега под 2 метра. Прежние полярные станции – «Георг фон Ноймайер» и «Ноймайер II» – устанавливались прямо на снежный покров. И их стальные конструкции деформировались от движения снега. «Ноймайер III» оснащена дизельными агрегатами. Тепло используется для отопления и подогрева воды. На площади более 1800 квадратных метров находятся жилые домики и хорошо оснащённые научные лаборатории. Строительство новой полярной станции обошлось Германии почти в 40 млн евро.

Активно вкладывается в Антарктиду Германия. Недавно немецкие полярники построили экспериментальный высокотехнологичный парник. У парника – автономная система водоснабжения, изолированный от станции климат-контроль, искусственное освещение. Уже получен первый урожай: 19 огурцов, 4 килограмма салата и 70 редисок. Тем самым немецкие учёные подтвердили: выращивать растения без солнечного света возможно. А значит, в перспективе можно разворачивать большую базу, обеспечивая её жителей «местными» витаминами.

Не отстаёт от других и Индия. Первая станция «Дакшин Ганготри» проработала с 1983 по 1990 год. В 1989 году была открыта вторая – «Майтри». Сейчас у оазиса Холмы Ларсеманн строится третья по счёту станция – «Бхарати». На индийских станциях стоит современное оборудование, позволяющее проводить научные исследования.

Лишь у России ничего подобного нет. И в Антарктиде у нас больше ничего не строится, а только закрывается. Сегодня Россия имеет в Антарктиде девять научно-исследовательских станций, из которых только пять числятся постоянными, остальные – сезонные. Денег у Москвы на научные изыскания в Антарктиде нет. – Российские полярные исследования нуждаются в срочном и глубоком реформировании, – считает известный учёный-полярник Артур Чилингаров. – Мы не раз бывали и на российских, и на зарубежных полярных станциях, и сравнение, к сожалению, не в нашу пользу. Необходимо прилагать усилия, чтобы не просто присутствовать на ледяном континенте, а быть в авангарде исследований.

Минфин решил экономить

– Всему виной сокращение финансирования, – говорит начальник станции «Беллинсгаузен» Сергей Никитин. – Деятельность российской антарк­тической экспедиции прежде всего направлена на исполнение интересов нашей страны в этом регионе, включая геополитические. Но сегодня большое внимание уделяется Северу, Арктике – там другой уровень, другие деньги...

У российских учёных на станции «Беллинсгаузен» основные направления – гидрология, метеонаблюдения и океанография. Полярные исследователи по ряду направлений работают и с «Роскосмосом». Летом на станцию в экспедицию приезжают палеогеографы, геодезисты и мерзлотоведы.

Сейчас на станции не хватает даже снегоходов, нужен новый ангар для хранения продуктов. Необходимо решить и простые бытовые вопросы. Магазинов на Южном полюсе нет, потому на складе продукты питания хранятся месяцами. В итоге приходится варить борщ из капусты и свёклы, которые восемь месяцев пролежали в ледяной кладовке. Тем временем не только к китайцам, но даже к чилийцам и уругвайцам периодически прилетают самолёты со свежими продуктами.

Артур Чилингаров неоднократно сетовал, что просьбы финансирования антарктических исследований наталкиваются на протесты Министерства финансов. При этом даже Бельгия уже соорудила в Антарктиде современную станцию «Принцесса Элизабет» – бельгийские полярники живут в комфортных условиях, со спутниковыми телефонами.

Большой размах в Антарктиде и у американцев. У них три аэродрома, место для посадки вертолётов и более 100 строений. Сегодня станция «Мак Мёрдо» принимает несколько каналов ТВ, которые передаются на станцию через спутниковый приёмный центр. Ещё американцы открыли в Антарктиде крупнейшую нейтринную обсерваторию IceCube для установления источника излучения космических лучей.

Сегодня антарктические станции стран мира превратились в витрину новейших достижений – Россия плетётся в хвосте.

Менять в корне нужно всё. Но в первую очередь – прохладное отношение к ледовому континенту. И если китайские, американские, немецкие полярники строят новые аэродромы, обсерватории, почему же на российских станциях жизнь течёт так примитивно? Или природные богатства Антарктиды, делёжка которых начнётся уже через 30 лет, не интересуют российскую власть?

Источник