20092017Wed

Back События История Арийская Сибирь: что здесь правда, а что выдумка?

Арийская Сибирь: что здесь правда, а что выдумка?

  • PDF
14

Мы – только последняя волна арийцев, заполонившая Сибирь

Сибирь сама по себе необычайно интересна. В ней вечно происходят увлекательные и важные события – рождаются и исчезают народы, стремительно изменяются культуры, в том числе такая важная для мировой истории, как скифская. Сибирь – часть нашего Отечества. Мы – только последняя волна арийцев, заполонившая Сибирь. Опыт предшественников может иметь значение не только для академической науки.

Сибирь мало изучена и мало известна у широкой публики. Наверное, именно поэтому если об ариях в Сибири и писали, то почти исключительно всякий бред. А ведь то, что мы знаем об ариях в Сибири, намного увлекательнее любых, самых замечательных выдумок. 

Арийские народы сформировались в умеренном климате. Или в лесах, постепенно превращаемых в пастбища, или в степях, где они распахивали поймы рек, а в менее увлажнённых местах пасли стада. 

Археологические культуры степей первым систематизировал Василий Алексеевич Городцов (1860–1945). Самую древнюю из известных тогда он назвал ямной, или древнеямной. Название происходит оттого, что ямная культура ещё только начала создавать курганный обычай. Курганы насыпались не надо всеми могилами, а сами могилы представляли собой неглубокие ямки в грунте без облицовки деревом или камнем.  В таких ямках под низкими курганами или вообще без курганов хоронили людей, внешне похожих – родственников, членов родовой общины. Покойнику придавалось сильно скорченное положение на боку с руками, вытянутыми вдоль туловища. Погребённые засыпались красной охрой.

В погребения ставились сосуды с погребальной пищей. Все они с яйцевидным или с округлым дном – значит, ещё не было стола или печного пода. Сосуд ставили прямо на неровную землю или втискивали между камнями очага. Сосуды украшали верёвочным или нарезным узором. С покойниками «ямники» клали медные клиновидные топоры, ножи и шилья, медные и серебряные спиральные височные кольца. Много изделий из кости: бусы, пронизки, кольца, шилья, проколки. 

Быстро появились находки, всерьёз изменившие наше отношение к древнеямной культуре. В 40–50-е гг. на Днепре раскопаны большие посёлки древнеямной культуры. Посёлки не имели улиц, они состояли из бессистемно расположенных полуземляночных жилищ. Жилища были невелики, сильно углублены в землю, с открытыми очагами. Судя по всему, мебели в них никакой не было. Эта часть «ямников» явно переходила к оседлости или к «почти оседлости». 

В 1949 году в кургане Сторожевая могила близ Днепропетровска обнаружены первые повозки с колёсами из цельных распилов дерева. Это древнейшая находка колёс в Восточной Европе. Позже такие колёса находили и в других могильниках ямной культуры, и к началу XXI века известны больше 250 древнейших повозок. Самые ранние из них установлены в погребениях между 3300 и 2800 годами до Р.Х. Это эпоха первых государств Шумера, объединения Египта и возведения самых первых ступенчатых пирамид.

Повозки невелики, довольно стандартны: около 2 м в длину и 1 метра в ширину, с колёсами порядка 50–80 см в диаметре, чаще всего цельными. На раме крепилась кибитка; получался передвижной дом. Скорее всего, такую тяжёлую повозку могла тащить только пара волов или быков.

Расселяясь по Великой Степи, в 30 веке до Р.Х. арии дошли до Енисея. Возможно, были и более ранние волны заселения, но мы о них пока ничего не знаем.

Культура ариев Сибири отличалась от древнеямной, но была на неё очень похожа. Названа она по месту первых находок в могильнике близ Афанасьевой горы, близ села Батени на Енисее, в 1920 году. Афанасьевскую культуру выделил не Городцов, а Сергей Александрович Теплоухов в 1929 году. Эта культура такая же бесспорно арийская, как и древнеямная культура.

Афанасьевская культура – культура раннего бронзового века, культура начала земледелия и скотоводства. Она принесла в Сибирь передовой для неё тип хозяйства – земледелие и скотоводство, начало плавления металла. ДО афанасьевцев этого не было в Сибири НИГДЕ. На большей части Сибири не было и в афанасьевскую эпоху…

Но 30–25 веков назад на Юге Сибири возник очаг цивилизации. Скорее всего, он возник в предгорьях Алтая и Саян – в месторазвитиях. Более поздние памятники афанасьевской культуры известны в Восточном Казахстане, в Западной Монголии, на севере Центральной Азии. Вероятно, возникшая в месторазвитиях Южной Сибири, афанасьевская культура начала распространяться и на другие территории.

Афанасьевцы, как и «ямники», селились по берегам рек, строили поселения с избами-срубами, углублёнными в грунт полуземлянками. Остродонные сосуды к концу развития культуры сменяются сферическими и баночными плоскодонными. Видимо, быт всё же меняется, появляется печь… В яйцевидных сосудах от 1 до 3 литров тоже варили пищу, но такие сосуды ставили между камней очага или зарывали около огня.

А вот плоскодонные сосуды бывали ёмкостью до 200 литров – видимо, в них готовили еду сразу для целого клана. Металлические предметы афанасьевцы не умели отливать, их изготавливали только ковкой. Самые ранние памятники знают только медные украшения, металлические орудия труда появляются позже. Сначала из меди, потом из бронзы делались ножи, шилья, кинжалы, наконечники копий и стрел.

В поймах рек они вели мотыжное земледелие, в степях пасли скот: коров, лошадей и овец. В их ранних курганах погребальная пища – чаще куски туш диких животных, чем домашних. В поздних погребениях куски туш коров и овец встречаются чаще, чем куски туш маралов, медведей или кабанов. Видимо, значение скотоводства в хозяйстве афанасьевцев росло. Есть признаки того, что афанасьевцы сетями ловили рыбу.

Изменяются и сами погребения. Самые ранние из них – грунтовые могилы с круглыми каменными вымостками – солнечными знаками. Они сменяются курганами, обнесёнными каменными оградками. Как видно, и у афанасьевцев, и у ямников формировались традиции курганных погребений. Одни влияли на других? Трудно сказать, но скорее всего, во всей Великой Степи шло развитие культуры, шло в одном и том же направлении. 

На протяжении всей истории афанасьевской культуры покойников в ней хоронили в скорченном положении. И клали до 7 покойников в одном погребении. Видимо, в одну яму ложились члены общины, родственники. С.А. Теплоухов считал, что афанасьевскую культуру на Енисее сменяет непосредственно андроновская: другая, тоже арийская культура. Но это он сильно ошибался. 

Нет ничего нового в утверждении: расселяясь по лику Земли и смешиваясь с местным населением, арии порождали новые культуры. Исследования второй половины 20 века позволили конкретизировать эту схему для Енисея: в 1960-е годы петербургский археолог Г.А. Максименков выделил окуневскую культуру XXV–XX веков до Р.Х.

Окуневцы не только несли иную культуру. Среднего роста, с монголоидностью, они и внешне отличались от афанасьевцев – крупных европеоидов. До Максименкова учёные считали «окуневцев» поселениями местных монголоидов в рамках той же афанасьевской культуры. Если у потомков монголоидов и были какие-то особенности материальной культуры, то это считалось несущественным. Максименков накопил и обобщил громадный материал, впервые соединил внешний облик «окуневцев» с особенностями материальной культуры их погребений…

Выяснилось: это особая культура, отличная от афанасьевской. Культура была названа по посёлку Окунев улус на юге Хакасии – тут в 1928 году С. А. Теплоухов раскопал окуневский могильник. Долгое время считалось так, что афанасьевская культура исчезла, а на смену ей тут же пришла окуневская. То ли окуневцы истребили и прогнали афанасьевцев, то ли афанасьевцы ушли с Енисея, освобождая место для окуневцев.

Накапливая и обобщая материал, учёным пришлось построить более сложную схему: афанасьевцы долго, не менее 2–3 веков, сосуществовали с нарождающейся окуневской культурой. Постепенно то ли афанасьевцы были ассимилированы наплывом местного монголоидного населения на Енисей, то ли окуневцы стали более многочисленными и вытеснили их.

Мы плохо знаем, кто и как жил в Южной Сибири до афанасьевцев. Но всё же в лесостепи жить охотникам было легче – там, где водятся стада зубров, диких лошадей и косуль, возможна специализированная охота. Судя по находкам на многих поселениях, охота на косулю, по крайней мере, в некоторые сезоны года, была основным занятием в лесостепи. В тайге охота на лося и медведя – неспециализированная.

Небольшие группы людей, часто даже отдельные семьи, разбредаются по лесам. Большую часть года они вообще не видят других людей. Постоянных посёлков нет.

Китайские летописи и намного более поздних времён рассказывают о том, как жители тайги убивают лося – и переселяются к туше. Зачем тащить мясо в другое место? Проще прийти самим – ведь переносное жилище – чум – можно поставить где угодно, а там, где снег – есть и вода. Где есть деревья – есть топливо.

Исключения связаны с рыболовством. Там, где можно ловить рыбу сетями, могут сойтись десятки, даже сотни людей. Под зиму они сойдутся на берегах озера или реки в том месте, где рыба ложиться в зимовальные ямы. Наловив рыбы, можно обеспечить себе сравнительно сытую жизнь на всю зиму или на большую часть зимы. Весной большая часть людей опять разойдётся по лесам…

В Западной Сибири известны постоянные поселения с огромными землянками – площадью в добрые 600 м² и глубиной в 3–4 метра. Сооружали их уже в V–IV тысячелетиях до Р.Х. Часто в одном и том же месте – на мысах, на высоких ярах, отделённых от другой суши болотами, – находят сразу несколько таких громадных землянок. Спорят о том, использовались ли такие землянки одновременно или каждый год копали новую.

В зависимости от правильности каждого предположения следует рассчитывать совсем разную численность населения. И позже часть года люди жили в землянках, но намного меньших: наверное, родовой быт сменялся семейным.

Но и живя в землянках, в западной Сибири изготавливали остродонные сосуды. Судя по линейно-накольчатому или гребёнчатому орнаменту сосудов, у жителей лесов Западной Сибири было много общего и с жителями лесов Восточной Европы, и с кельтеминарской культурой близ Аральского моря. Европеоидные по облику, кельтеминарцы жили в огромных домах-полуземлянках площадью до 400 м². Они были оседлыми рыболовами и в меньшей степени охотниками. Люди каменного века, они изготовляли остродонные сосуды, похожие на сосуды неолита Западной Сибири.

На каком языке говорили в тайге и степи Западной Сибири в V–III тысячелетиях до Р.Х., много спорят… Чаще всего делают вывод – это был «прауральский» язык, предок финно-угорских и самодийских языков. А в те же V–IV тысячелетия до Р.Х. атбасарская и маханджарская культуры Казахстана и степей Южной Сибири – явно индоевропейские. У них ещё нет земледелия и скотоводства, но они активно распространяются на север и восток.

В VI–IV тысячелетиях до Р.Х. в лесной зоне Западной Сибири появляется боборыкинская культура – явно смешанного происхождения. Названа она по поселению Боборыкино-II – на окраине бывшей деревни Боборыкино в Курганской области, на берегу реки Исети. Переселенцы с юга принесли многие элементы арийского мира: мелкие изделия из камня, выпрямители стрел, сосуды с прочерченно-накольчатым орнаментом, округлые жилища, укреплённые городища по берегам рек. Городище Каюково-II построено по принципу арийской мандалы: сооружения, в основу которого положен круг, вписанный в квадрат.

Боборыкинцы – охотники, и они продолжали распространяться в лесной зоне из Притоболья по водным артериям – Исети, Нице, Туре. Финно-уграм приходилось тоже строить укреплённые поселения. На древнейшем в Приобье и самом северном неолитическом городище в мире, на Амне-I и в других памятниках амнинской культуры встречена керамика и финно-угорская, и арийская.

К концу неолита, в III тысячелетии до Р.Х., боборыкинская культура исчезает. Видимо, в это время степи затопляют люди ямной и афанасьевской культур, начинается движение народов на север. В лесной же зоне Западной Сибири неолит до конца не исчезал ещё долго.  

Автор: А.М. Буровский

Источник