21102017Sat

Back События История Как священник в одиночку дал отпор татарскому войску

Как священник в одиночку дал отпор татарскому войску

  • PDF
12

600 лет назад - 3 июня 1412 г. - один простой ключарь (современным языком говоря, сторож) сумел остановить набег

Был он последним столь разрушительным, ибо многие властители Золотой Орды с того дня уже боялись вступать на территорию Руси. Да, безусловно, отдельные отряды татаро-монгольских и нагайских завоевателей ещё многие века тревожили покой мирных граждан, но это были лишь вялые всплески всё затухающего многовекового сражения. Об этом дне рассказывает краевед, кандидат исторических наук Иван НАУМОВ, многие годы посвятивший теме истории Владимира.

Тайну знал лишь он

Многотысячное войско Талыча, как степной пожар, неслось по Руси. Позади была Куликовская битва 1380 г., но вот уже больше 20 лет басурмане, переставшие владычествовать на земле Русской благодаря Дмитрию Донскому и его подвижникам, изводили русских набегами.

Когда казанский царевич был у ворот Владимира, состоялся тайный разговор, решивший исход этой битвы. Произошёл он в знаменитом Успенском соборе у фрески Андрея Рублёва между ключарём Патрикием и его наставником - митрополитом Фотием. Святитель давал наказ: «Нельзя, чтобы собранные в соборе богатства достались иноверцам, спрячь всё под спудом, а тайну свято храни. Бог тебе поможет...» Через минуту Фотий покинул пределы города, а Патрикий остался в храме один, но, как он твёрдо верил, под невидимой охраной Бога.

Вскоре в церковь ворвались, разбив тяжеленные дубовые створки в щепки, опьянённые кровью и награбленным басурмане. И затормозили, наскакивая друг на друга, увидев коленопреклонённого человека. Недоумение подогрел духовный наставник Талыча. Он попытался схватить молящегося за плечо, но с диким криком отдёрнул руку. На ладони вздулись пузыри ожога. «Плохо», - прошептал мулла.

До прихода в храм самого Талыча одинокий защитник истово молился, окружённый топтавшимися в нерешительности незваными гостями. Оцепенение войска прошло лишь с появлением царевича. Он оттолкнул попытавшегося его предостеречь духовника и с размаху ударил монаха по голове. Тот повалился без чувств.

Шпионы регулярно доносили царевичу о драгоценных золотых киотах, окладах, прочей богослужебной дребедени, которую жертвовали в новый храм люди, обожавшие Фотия. Сюда же владимирский князь, выступая в поход против Талыча, которого он так и не смог остановить на подступах к городу, передал свою богатую казну, надеясь, что Бог защитит сбережения. «Где золото?!» - орал на ломаном русском рослый палач, выламывая Патрикию суставы. Тот прошептал в минуту невыносимой боли: «Зови своего начальника».

Поседел за минуту

Жадный Талыч ринулся в импровизированную пыточную - по дороге он представлял, как сейчас узнает место тайника...

Лишь минуту провёл Талыч в застенке один на один с узником, но вышел он полностью седым (хотя был на ту пору вполне молодым человеком) и гортанно крикнул: «По коням!» Недоумевающее войско двинулось в обратный путь, а бездыханное тело спасителя земли Русской сняли с дыбы немногие оставшиеся в живых горожане.

 

Летопись не донесла до нас точного описания того, что же увидел в пыточной Талыч. Разговоров он больше не вёл. Исключение сделал лишь для своего духовного отца, того самого, кто первым рассмотрел в ключаре опасность, - его он отправил с неким тайным посланием к ханам. Талыч вскоре скончался от странной и страшной болезни, которая выкорёживала его тело и суставы, как если бы он висел на невидимой дыбе. Как гласит предание, за минуту до смерти он, мусульманин, вдруг стал истово произносить слова православной молитвы. А золото во Владимире ищут до сих пор. Энтузиасты давно и тщательно исследовали и стены собора, и землю вокруг него, и даже береговую линию. Но пока тайна клада не раскрыта...
 

Источник