12122017Tue

Back События История Владимир Малышев: Науке это не по силам…

Владимир Малышев: Науке это не по силам…

  • PDF
04

Как искали место сокрытия останков царской семьи

Принять полноценное решение о принадлежности «екатеринбургских останков» расстрелянной царской семье невозможно на основе лишь научной экспертизы, заявил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Предстоятель подчеркнул, что речь идет об обретении святых мощей. И эта тема не имеет непосредственного отношения к науке. Соответственно, по мнению Патриарха, решить вопрос об идентичности «екатеринбургских останков» может только Архиерейский собор РПЦ.

Патриарх Кирилл выступил в понедельник в Москве на открытой конференции «Дело об убийстве царской семьи: новые экспертизы и материалы». Обсуждался вопрос о подлинности так называемых екатеринбургских останков, который уже не один год серьезно волнует православную общественность. Конференция прошла в преддверии Архиерейского собора Русской православной церкви, который откроется в храме Христа Спасителя 29 ноября. Уже известно, что церковные иерархи также обсудят расследование обстоятельств гибели семьи последнего российского императора.

Как их нашли

Члены царской семьи, их доктор Евгений Боткин и трое слуг были расстреляны в ночь на 17 июля 1918 года в доме инженера Ипатьева в Екатеринбурге. В воспоминаниях участников расправы и захоронения тел говорится о том, что это проходило в два этапа: после первоначального захоронения в районе Четырехбратского рудника (Ганиной Ямы), в ночь с 18 на 19 июля 1918 года трупы всех 11 человек были вывезены для дальнейшего их сокрытия и уничтожения в более надежное место — в район глубоких шахт. Однако из-за того, что грузовик застрял в грязи у железнодорожного переезда №184, в Поросенковом логу, тела решили захоронить там же, а какие возможно — сжечь. По данным следствия, были сожжены тела цесаревича Алексея и великой княжны Марии, оставшиеся фрагменты их костей (несколько десятков граммов) захоронили, а остальные девять человек были обезображены кислотой и похоронены неподалеку.

Как известно, останки императора на Старой Коптяковской дороге близ Екатеринбурга – в так называемом Поросенковом логу – впервые обнаружил в 1979 году кинодраматург Гелий Рябов. Он давно заинтересовался историей смерти Николая II и его семьи и отправился в Екатеринбург (тогда этот город назывался Свердловск), чтобы начать поиски. Там кинодраматург познакомился с местным краеведом Александром Авдониным. Они разговорились, поняли, что могут доверять друг другу, и решили продолжать поиски вместе. После чего дали друг другу клятву в том, что будут строго хранить тайну.

Надо сказать, что по тем временам это было делом очень опасным.

 

Сам Сталин приказал «помалкивать» о расправе над Николаем и его семьей. Вся информация, связанная с расстрелом, была в СССР строго засекречена, и попытки что-либо узнать на этот счет рассматривались как государственное преступление и карали за это сурово.

 

А потому многие не могли понять, каким образом Рябов мог ее получить. И вообще, как он мог начать раскопки и найти потом останки царя так, чтобы об этом никто не узнал, в то время, когда в СССР и шагу нельзя было ступить, чтобы об этом не донесли в милицию или всеведущему КГБ.

О том, как и почему это произошло, сообщает автор книги «Царственные страстотерпцы. Посмертная судьба» Наталия Розанова. По ее сведениям в поисках могилы царя Рябову помог лично… Николай Щелоков! Тот самый, кто был в те времена всемогущим главой МВД, т.е. как раз тем человеком, который, казалось, должен был этого никоим образом не допустить. Но еще более удивительно, что Рябов и Щелоков никогда между собой о поисках места захоронения царя и его семьи прямо не говорили, и кинодраматург никогда не открывал министру свой тайный замысел ее найти.

 

Тайная охрана

Рябов познакомился с главой МВД, когда работал над фильмом о милиции «Рожденная революцией». Щелокову фильм понравился, и он даже наградил автора сценария знаком «Заслуженный работник МВД СССР». Пользуясь его расположением, Рябов часто обращался к министру, когда нужно было найти тот или иной важный документ, разыскать нужных для работы людей и т.п.

Однако раскопки под Свердловском он вместе со своими единомышленниками начал тайно. «Попались бы, – замечал Рябов, – лихо бы нам стало. Но мы не попались. И вот ведь странность какая: работали с утра до вечера, два дня подряд… Словно нас охранял кто-то… Мистика».

Да, участники раскопок и помыслить не могли, что кто-то знал об их тайне. Но мистики никакой не было. Щелоков действительно знал об их тайне. «Лишь теперь, через многие годы после того, как ушел из жизни министр внутренних дел, приоткрывается его загадочная роль в истории поисков останков семьи Романовых. Есть сведения, указывающие на то, что Щелоков действительно шел на риск и, наблюдая со стороны, знал в подробностях обо всех действиях Рябова». Это, по словам Наталии Розановой, утверждает дочь бывшего министра Ирина Николаевна. Она, в свою очередь, получила такие сведения от руководителя аппарата Щелокова – Бориса Голикова. Он рассказал Ирине, что каждый раз, приезжая в Свердловск, Рябов, хотя и не знал об этом, находился под охраной определенной группы сотрудников МВД, что делалось по распоряжению Щелокова. Этим людям, переодетым в гражданскую одежду, было поручено охранять место раскопок от посторонних. При этом сами они были уверены, что в зоне охраны ведутся поиски комиссаров, погибших в Гражданскую войну. Они и понятия не имели, что на самом деле ищут тех, кто этими самыми «комиссарами» был злодейски убит.

 

Загадочный министр

Щелоков был необычным министром МВД. Он занимал этот пост очень долго – 16 лет и пользовался особым доверием Брежнева. Министр откровенно покровительствовал творческой интеллигенции, поддерживал дружеские связи с Ростроповичем, Вишневской и даже с Солженицыным, тесно общался с художником Глазуновым. По воспоминаниям дочери, дома у любимца Брежнева хранился изданный в Англии альбом «Николай Второй. Последний император», за что в советские времена свободно могли посадить, а в сталинские – расстрелять.

 

«Я помню, – рассказывала дочь Н.А. Щелокова, – папа подолгу рассматривал фотографии царской семьи, всегда говорил о том, какие прекрасные, одухотворенные лица у императрицы и ее детей…».

 

Совершенно необычно поступил Щелоков в 1975 году, когда впервые приехал по служебным делам в Свердловск. Прямо из аэропорта он попросил отвезти его к дому Ипатьева, чтобы, по его словам, «постоять там, где упали Романовы». По его просьбе, ему даже провели специальную экскурсию по этому дому. Известно также, что министр постоянно интересовался документами из спецхрана, связанными с расстрелом царской семьи.

По рассказам дочери, Щелоков все знал о поисках Рябова и сам ей об этом говорил. Но с самим кинодраматургом никогда эту тему не поднимал, понимая, что не может рисковать своим положением министра. Однако именно благодаря Щелокову Рябов получил доступ в спецхран, где мог ознакомиться с совершенно секретными документами о расстреле. Щелоков говорил в семье: «Гелий не представляет, что мне стоило достать эти пропуска в архивы!» Они были получены только по личному разрешению Брежнева.

Мало того, министр дал указание в МВД Ленинграда разыскать там сына Юровского, у которого Рябов смог потом получить уникальный документ – записку его покойного отца, который руководил расстрелом. В этой записке оказались те важные детали, которые позволили потом найти захоронение. Именно Щелоков также попросил местное МВД выдать Рябову карту окрестностей Свердловска, без которой нельзя было производить поиски могилы. Другими словами, министр сделал все, чтобы предприятие Рябова и его друзей увенчалось успехом и сделал это, конечно, потому, что сам этого хотел, но не мог сделать лично. Однажды он сказал дочери, когда они гуляли на даче: «Ты не поверишь, но Гелий нашел!» И это в то время, как сам Рябов с Авдониным были абсолютно уверены, что об их эпохальной находке никому из непосвященных ничего неизвестно. Ведь они тогда так испугались, что зарыли царские останки обратно, оставив записку: «Претерпевший до конца спасется». А вторично они были раскопаны уже только в безопасном 1991 году, когда это и стало достоянием гласности.

 

В связи со всей этой невероятной историей в ином свете выглядит и трагический конец карьеры самого Щелокова. Его неожиданно обвинили в злоупотреблениях, и один из самых близких Брежневу соратников застрелился. Почему именно это произошло, до сих пор остается тайной.

 

Поэт на могиле

Другая малоизвестная страница поисков царских останков – посещение места захоронения Владимиром Маяковским. Поэт побывал в Свердловске в 1928 году и попросил видного уральского большевика Анатолия Парамонова, тогдашнего председателя горисполкома, показать ему место, «где народ поставил последнюю точку на монархии». Зачем он об этом просил? Просто из любопытства? Или к месту страшного злодейства его влекла какая-то тайная сила?

Парамонов не хотел ехать в лес зимой, отнекивался, но поэт упорно настаивал. Тогда Парамонов привез его в лес, где Маяковский сфотографировался на фоне тайной могилы, которую потом так долго искали. Вернулся поэт из поездки мрачный, задумчивый. И тут же описал ее в своем стихотворении «Император», которое, однажды опубликовав, потом уже больше не печатали:

…снег хрустит
Под Парамоновым,
председателем
           исполкома.

Распахнулся весь,
роют
      снег
           пимы.
– Будто было здесь?!
Нет, не здесь.
                     Мимо!
Здесь кедр
                топором перестроган,
зарубки
                под корень коры,
у корня,
               под кедром,
                                дорога,
а в ней –
                 император зарыт.

 

Рябов, который в ходе поисков обнаружил и это стихотворение Маяковского, сразу увидел в нем подражание стихотворению Лермонтова о Наполеоне:

Есть остров на том океане –
Пустынный и мрачный гранит;
На острове том есть могила,
А в ней император зарыт.

 

Но увидел и другое: в стихотворении Маяковского есть ясное указание о зарубке на дереве рядом с захоронением.

 

Однако смутило то, что кедры в тех местах не росли. Но оказалось, что это – обычная для поэта вольность, изменить породу дерева ради более звучной рифмы. На самом деле возле могилы росла лиственница. А рядом, на дороге – в точности, как у Маяковского! – под настилом из шпал, и в самом деле были обнаружены Рябовым останки императора и его близких. Любопытно, что, как и Щелоков, соприкоснувшийся с таинственной и ужасной историей расправы над царской семьей, «великий пролетарский поэт» через несколько лет тоже пустил себе пулю в лоб. Ну, а Гелий Рябов, испугавшись того, что сделал, снова закопал найденные им останки на прежнем месте...

Мнение следствия

В июле 1991 года было произведено официальное вскрытие могилы, в которой находились останки девяти человек, а в 1993 году Генпрокуратура РФ возбудила дело о расследовании гибели семьи Романовых. По мнению следствия, найденные останки принадлежали членам царской семьи – Николаю II, его супруге Александре Федоровне, трем их дочерям – Ольге, Татьяне, Анастасии, доктору Евгению Боткину и трем слугам – Анне Демидовой, Алоизию Труппу и Ивану Харитонову. Фрагменты костей, предположительно, цесаревича Алексия и четвертой дочери – великой княжны Марии обнаружили при проведении археологических раскопок лишь в 2007 году к югу от места первого захоронения.

Следствие, проведенное в 1990-х годах, пришло к выводу о подлинности "екатеринбургских останков", и в 1998 году они были захоронены в усыпальнице Романовых в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. Однако Русская православная церковь тогда не получила ответа на ряд вопросов и на просьбу о проведении дополнительных экспертиз, поэтому не признала результаты расследования. А в 2000 году Николай II и члены его семьи были причислены РПЦ к лику святых в чине «страстотерпцев».

 

Осенью 2015 года возобновилось расследование дела о гибели членов дома Романовых. На этот раз — в тесном взаимодействии с представителями Русской православной церкви.

 

Московская патриархия учредила специальную церковную комиссию по изучению результатов нового исследования. Была сформирована новая следственная группа, дело взято под контроль главой СК Александром Бастрыкиным.

По делу был назначен ряд новых экспертиз, основные из них – историко-архивная, антропологическая, судебно-медицинская и генетическая. Дополнительные экспертизы были назначены и для подтверждения подлинности найденных позднее предполагаемых останков Алексея и Марии.

Новые свидетельства

Хотя эксперты не могут разглашать результаты исследований до закрытия следственного дела, тем не менее в виде исключения отдельные беседы с участниками экспертиз, с разрешения Следственного комитета, с июля этого года начал публиковать портал Сретенского монастыря Православие.ру. Новые открытия подтверждают подлинность останков. Так на "черепе №4", предположительно принадлежащем Николаю II, обнаружены следы удара саблей (как известно, на жизнь цесаревича Николая в 1891 году в Японии покушался полицейский). Как сообщил криминалист и судебный медик Вячеслав Попов, это старый заживший перелом, прижизненный, который "соответствует удару продолговатым рубящим предметом, например, саблей". Помимо этого, при исследовании черепа №4 была выявлена асимметрия подбородка – особенность, которая явно видна и на фотографии молодого Николая Романова.

Стоматологическая экспертиза подтвердила, что в найденном в 1991 году близ Екатеринбурга захоронении находились пять родственников (один мужчина и четыре женщины). Было установлено, что все имели наследственное заболевание зубов – ранний кариес, и персонального стоматолога, что говорило об их высоком социальном статусе. У женщин были серебряные амальгамные пломбы, которые не ставили рядовым людям.

 

Об одном из открытий недавно сообщил сам секретарь патриаршей комиссии епископ Тихон (Шевкунов).

 

А именно, что обнаружен уникальный документ – свидетельство военного комиссара Петра Ермакова о приказе председателя Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК) Якова Свердлова о расстреле Николая Второго. Из этого следует, что решение о злодейском расстреле принималось на самом верху.

Источник