19032019Tue

Back События История Русская армия: 3 отступления, ставшие подвигом

Русская армия: 3 отступления, ставшие подвигом

  • PDF
11

Самые знаменитые оборонительные маневры в истории России

Нет и никогда, вероятно, не было такого полководца, который мечтал бы ловко отступать. Все военные с лейтенантского возраста, конечно, представляют себя в лихой и всесокрушающей атаке. Между тем в реальной боевой обстановке даже самым мощным армиям по тем или иным причинам приходилось не только наступать, но и отходить, например, перед лицом явно превосходящих сил противника. Или с целью его заманивания в заранее заготовленную ловушку.

Причем отступление, если речь не идет о беспорядочном и позорном бегстве, маневр едва ли не более не сложный, чем атака. Важно только так откатиться на другие позиции, чтобы не притащить на своих плечах неприятеля, ну и соответственно, чтобы отход не превратился в то самое беспорядочное и позорное бегство.

В истории русской и Советской армии было несколько примеров выдающихся по задумке и исполнению отступлений. Как минимум три из них можно и вовсе назвать гениальными, в частности, в ходе войны 1812 г.

Маневр Кутузова в 1812 году

Вообще-то, практически все боевые действия в ту героическую пору являли собой образец ловких отходов. Только сначала в роли охотника выступала Великая армия Наполеона, а потом она поменялась с русской местами и стала целью преследования. Надо сказать, что формально ни той, ни другой главной задачи — полного разгрома противника — добиться не удалось. Верх армия России взяла, так сказать, по очкам — она отступила, но отступила организованно, а вот наполеоновской пришлось драпать, неся невосполнимые потери.

А перевернуло все, как известно, тоже отступление — самое, пожалуй, хитрое в истории. Наполеон после отхода русской армии ожидал, что русская армия попробует еще раз дать бой его гренадерам, кирасирам и артиллеристам. Ну, или сдаться на милость победителя, предоставив ключи от Москвы. В действительности не случилось ни того, ни другого. Причем никакого коварства в этом не было — Москва в 1812 г. не была столицей. Это был обычный, по сути, губернский город, Да, крупный, да, символически значимый для нашей стороны, но не более того.

Находиться в Москве солдаты Бонапарта могли сколько угодно — никаких дивидендов это им не приносило. Наоборот, с каждым днем в пылающей Первопрестольной, с каждой новой телегой с награбленным добром Великая армия становилась все более ничтожной, теряя остатки боеспособности.

В это же самое время русская армия, напротив, получив передышку, смогла пополнить свои ряды и повысить воинскую выучку. Отойдя от Москвы, Кутузов заманил Наполеона в объятую огнем ловушку. При этом выбраться из нее наполеоновцы долго не решались. Во-первых, им хотелось грабить еще и еще, а во-вторых, неясно, куда двигаться. Русская армия прикрыла богатые провиантом южные губернии. Если бы Наполеон решился пойти походом на Петербург, то в пригородах настоящей столицы их ждал бы корпус П.Х. Витгенштейна, только что разгромивший резервные части Бонапарта, а с тыла наверняка атаковали бы усилившиеся кутузовские части. Замаячила бы перспектива самого настоящего котла.

А ведь ничего вроде бы особого Кутузов не придумал, просто ловко и скрыто перебрался с восточной дороги на южную. Конница Платова какое-то время выдавала себя за всю армию, чтобы противник не ожидал подвоха и посильнее увяз в московской ловушке, не будет преувеличением сказать, что именно отступление, осуществленное Кутузовым под Тарутино, решило исход всей войны в пользу нашей страны.

Эвакуация 1941 года

Гитлеровцы повторили во многом ту же ошибку, что и французы. Они тоже не предполагали, что противостоящая им армия сможет, пусть и с большим трудом, отступить. Причем отойти не только и даже не столько в военном аспекте, сколько в экономическом.

Уже в войне 1812 г. экономика играла существенную роль, в ходе же Великой Отечественной она стала определяющей. Собственно, победоносный для СССР исход сражений во многом был предопределен тем фактом, что гитлеровским войскам, несмотря на стремительное продвижение и оккупацию значительной территории Советского Союза, не удалось помешать отводу значительной части промышленного потенциала на восток.

 

Единственный шанс у нацистов склонить чашу весов в свою пользу появился бы, если бы их танковые армады опередили специально созданный при правительстве СССР Совет по эвакуации. Но, к счастью для нас, А.Н. Косыгин, будущий советский премьер, оказался мобильнее Гудериана. Пока немецкие войска метались то на западное, то на северное, то на юго-западное направление, ему удалось наладить эту огромную службу и вывести из-под огня, практически уже при подходе нацистов, полторы тысячи одних только крупных предприятий. И быстро наладить их работу на новом месте.

Это был величайший подвиг всего советского народа. Как тогда говорили, под руководством ВКП (б) и лично товарища И.В. Сталина. И тут не смогут поспорить даже самые ярые обличители сталинского культа личности.

 

Сталин держал на контроле сложнейшую операцию, в которую были так или иначе вовлечены миллионы людей. Лично назначил тех, кому под силу было вытащить этот тяжелейший груз, для решения указанных задач. А отвечал за эвакуацию, помимо Косыгина, еще и Н.М. Шверник — он поддерживал молодого тогда Алексея Николаевича своим авторитетом. Ну а где и его не хватало, наверняка подключался сам Сталин.

Тем не менее, остается загадкой, как все-таки удалось эвакуировать значительную часть экономики в рекордно сжатые сроки. Ведь на один только завод надо тысячи вагонов, а тут сотни и тысячи предприятий. Помогло то, что определенные эвакуационные меры предусматривались заранее. Правда, на этот счет единого мнения у исследователей нет.

И вправду трудно себе представить, что даже в глубокой тайне промышленность готовили бы к вывозу, ведь вся официальная пропаганда говорила об обратном. Что практически одним могучим ударом, малой кровью и на тяжелой территории доблестная Красная армия разгромит агрессора, если он вдруг сунется.

Тем не менее, очень похоже, что, по крайней мере, наметки эвакуационного плана существовали до 22 июня 1941 г. и, в отличие от чисто военных директив, они во многом были реализованы.

Вывод советских войск из Афганистана в 1988—1989 гг.

Войти в волнующееся море относительно нетрудно, а выбраться из него бывает крайне непросто. Вот и в Афганистан Ограниченный контингент советских войск забрался почти играючи, а выходил с огромным трудом.

Прежде всего, необходимо было обеспечить хоть какие-то политические условия для отвода из ДРА находившейся там 40-й армии. Задача сама по себе незаурядная, учитывая, что операция в целом оказалась неудачной — спасти режим Б. Кармаля, а потом Наджибуллы не удалось. За 10 лет пребывания ОГСВ не удалось даже хотя бы немного притушить пожар гражданской войны в этой стране, наоборот, из-за многочисленных ошибок афганского руководства и вмешательства извне он охватил большую часть страны. Причем душманы, именовавшиеся на Западе, моджахедами, по сути, контролировали большую часть афганской территории. И именно по ней предстояло возвращаться в СССР воинам-интернационалистам.

На фото: на построении во время операции по выводу советских войск из Афганистана (Фото: ТАСС)

На Женевских переговорах советским дипломатам не удалось даже усадить за стол переговоров лидеров антиправительственной оппозиции — соглашение было достигнуто между правительствами Афганистана и Пакистана с гарантиями со стороны Советского Союза и Соединенных Штатов.

Иными словами, никто спокойный выход не гарантировал. И даже хотя бы временное прекращение боевых действий. Добавим к этому уже начавшиеся, как тогда говорили, деструктивные процессы в результате перестройки. В условиях экономических трудностей, роста противоречий, возникновения конфликтов уже в самом СССР многим было уже не до размышлений, как наилучшим образом вернуть бойцов домой.

Надо отдать должное командованию в лице командующего 40-й генерала Б. Громова — отход произошел максимально организованно, причем с соблюдением всех согласованных на переговорах сроков. Ничего подобного бегству американцев из вьетнамского Сайгона не случилось.

Последние подразделения перешли через пограничный мост «Дружба» организованно, с развернутыми красными знаменами. Так что, в отличие от всей афганской кампании, операцию по выходу можно признать в целом успешной.

Потери были, но даже если принять на веру явно завышенные американские оценки, фатальными они не были. Хотя, конечно, жизнь каждого солдата бесценна и, конечно, жаль, что не удалось в некоторых случаях ее сберечь. Как и жаль, что афганские друзья и союзники, по сути, оказались брошенными на произвол судьбы и позднее некоторые из них, в том числе Наджибулла, были публично казнены душманами.

Подвиг отступающих

Немного перефразируя известную пословицу, можно сказать, что у наступления много отцов, а также братьев и сестер, а вот отступление всегда практически сирота. Ведь в отходе, даже самом успешном, как в упомянутых нами случаях, ничего особенно романтического нет. Хотя мужества и находчивости эти операции действительно требуют нисколько не меньше, чем самые решительные штурмы вражеских крепостей.

Источник