12122017Tue

Back События Право Коллекторы: инструкция по воспитанию

Коллекторы: инструкция по воспитанию

  • PDF
02

Как поставить сборщиков долгов на место и уменьшить размер платежа

В почтовом ящике обнаружила «новогоднее предложение» от коллекторов: вместо 214 тыс. рублей долга предлагают оплатить всего 32 тысячи. Выгодное предложение, подумает кто-то и будет не прав. «Наша Версия» попыталась разобраться в том, можно ли серьёзно относиться к предложениям коллекторских агентств и стоит ли вообще вступать в переговоры с вышибалами долгов.

Свежее разъяснение на официальном сайте Роскомнадзора напоминает гражданам о том, что телефонное общение с коллекторами – дело сугубо добровольное. Более того, «отсутствие волеизъявления должника или лиц, действующих в его интересах, делает осуществление таких телефонных звонков незаконными». Как отмечают в ведомстве, закон о взыскании долгов с физлиц (230-ФЗ) весьма недвусмысленно определяет, что должник – это лицо «имеющее просроченное денежное обязательство». А значит, что подписанное на этапе заключения с банком кредитного договора согласие на возможное взаимодействие с коллекторами, по сути, филькина грамота. Ведь подписывали-то вы это согласие, ещё будучи в статусе заёмщика, но не должника.

Правда, всё это теория – на практике отделаться от коллектора, конечно, не так просто. Но можно.

Долг договором красен

Первое и самое главное – выясните, кто конкретно с вами общается. В официальном реестре коллекторских агентств, размещённом на сайте Федеральной службы судебных приставов (ФССП) сегодня значится 164 компании. Если преследующих вас вышибал долгов в этом списке нет – значит, это мошенники. Смело шлите их подальше и сразу обращайтесь в правоохранительные органы.

 

 

Общий объём кредитной задолженности россиян по состоянию на 1 октября достиг исторического максимума, составив 11,63 трлн рублей. Доля просроченной задолженности – 7,5% от кредитного портфеля. В пересчёте на каждое российское домохозяйство объём задолженности составляет 205,9 тыс. рублей.

Наиболее закредитованными оказались жители Ингушетии – средняя доля просрочки по региону составляет 25,3%. Далее следует Карачаево-Черкесия с долей просрочки 13,1%, затем Республика Бурятия (11,7%) и Республика Адыгея (10,5%).

В моём случае ООО «Кредит-экспресс финанс» оказалось легальным игроком. Компания входит даже в отраслевое объединение – Национальную ассоциацию профессиональных коллекторских агентств (НАПКА). На сайте «Кредитэкспресса» гордо сообщается, что компания придерживается «всех нормативных требований законодательства по работе с персональными данными, защите и передаче информации».

Впрочем, громкие слова о соблюдении законодательства вы найдёте на сайте практически каждого коллекторского агентства, работающего легально.

На практике с этим обычно возникают проблемы. Например, коллектор, получивший в работу ваш долг, обязан документально подтвердить вам своё законное право заниматься его взысканием. Это может быть, например, либо договор цессии, либо агентский договор с банком. Однако требование это коллекторы не выполняют практически никогда. Как максимум в угрожающем письме будет ссылка на наличие некоего договора и дату его заключения.

Это уже весомый повод не общаться с коллекторами. Нет документального подтверждения прав на ваш долг – нет смысла и продолжать общение.

Вот, скажем, ООО «Кредит-экспресс», придерживающееся «всех нормативных требований законодательства», в письме, не содержащем ни подписей, ни печатей, ни каких-либо ещё опознавательно-доказательных знаков, ничтоже сумняшеся сообщает, что владельцем долга является – внимание! – кипрский офшор «Свеа Экономи Сайпрус Лимитед», в интересах которого коллекторы и собираются (неожиданный поворот) провести оценку моего имущества. Только при чём тут он и какое право имеет на мои деньги, совершенно непонятно.

Назойливых взыскателей сдайте в полицию

Коллекторы по-прежнему делают основную ставку на юридическую безграмотность должников, пытаясь запугать их всеми доступными способами.

Сами участники рынка констатируют: обращений в суд становится больше, но самым действенным методом всё-таки считается психологическое давление на должников. «В целом в этом году все крупные кредиторы приняли решение просуживать не менее 20% от портфеля. Раньше банки просуживали не больше 5%, – рассказал «Нашей Версии» гендиректор Агентства судебного взыскания Максим Богомолов. – Но судиться – это на порядок сложнее. Нужна другая инфраструктура. Так что звонить, писать и слать должникам sms до сих пор остаётся самой простой и удобной схемой».

Потому предложите коллекторам решить дело в суде. И вы увидите, что взыскатели скорее всего тут же пойдут на попятную. Все страшилки про скорую опись имущества – не более чем элемент психологического давления. Если коллекторы не хотят решать дело законным способом в суде, это достаточный повод прекратить с ними общение.

У нежелания коллекторов идти в суд есть и чисто экономическое объяснение. Дело в том, что ни один суд никогда не присудит им грабительские проценты и штрафы.

А вот договариваясь с коллектором, вы обрекаете себя на то, что долг будет погашаться по схеме: сперва пени и штрафы – процент за пользование кредитом – и наконец тело кредита. «Соглашаясь на такие условия, человек попадает в бесконечную кабалу. Он платит, проценты снижаются, но он продолжает платить за то, за что бы никогда не платил по решению суда. В суде бешеные проценты снижаются до минимума – двукратной ставки рефинансирования», – объясняет гендиректор Лиги защиты должников Сергей Крылов.

Потому внимательно ознакомьтесь, какую именно (и на что!) скидку вам предлагают коллекторы. Скажем, мне «Кредитэкспресс» в схему расчёта задолженности включил 24 500 рублей расходов на взыскание. Сумма, взятая с потолка, документами не подтверждённая и, как я понимаю, к договору заёмщика с банком отношения не имеющая. Похожая схема и у предлагаемого банком рефинансирования кредита, которое в итоге только закрепит за кредитором его право на получение огромных процентов и штрафов.

«Это просто постоянная игра. Банки придумывают историю с реструктуризацией долгов, в результате впаривают рефинансирование, загоняют людей в ещё большие долги, сохраняя за собой право получения бешеных процентов, которые ни один суд никогда не удовлетворил бы», – говорит Сергей Крылов.

Ещё одна стандартная страшилка взыскателей – визит к вам домой. «Коллекторы могут прийти к вам домой, но это очень дорого для них. У нас в крупных компаниях уже даже нет выездников. Выездные бригады – это, как правило, желание банка. По статистике, уже третий телефонный звонок должнику считается убыточным для бизнеса», – рассказывает директор НАПКА Борис Воронин.

Впрочем, иногда коллекторы для пущего устрашения могут всё-таки наведаться к вам. «Противоядие» от этого очень простое: пока взыскатели стучат сапогом к вам в дверь, набирайте 02. Приезд полицейских быстро охладит пыл коллекторов.

КОНКРЕТНО

Как правильно общаться с коллекторами

Звонки коллекторов записывайте на диктофон. Обязательно заставляйте звонившего представляться (ФИО, должность, название организации). Сообщите, что вы отказываетесь от общения.

Не забудьте свериться с реестром ФССП – http://fssprus.ru/gosreestr_jurlic/

Попросите коллекторов прислать вам копию договора цессии (или агентского договора) с банком, на основании которого они общаются с вами. По закону они обязаны это делать. По факту – оригиналы подобных договоров коллекторы не представляют даже в суде.

Напишите заявление в банк о том, что вы отказываетесь работать с коллекторским агентством.

При необходимости жалуйтесь в Роскомнадзор и Роспотребнадзор.

Пожаловаться на действия коллекторов можно в:

* электронную приёмную Роскомнадзора https://rkn.gov.ru/treatments/ask-question/

* НАПКА (только на членов Ассоциации) http://www.napca.ru/

* аппарат финансового омбудсмена +7 (495) 957-81-81 (многоканальный) https://arb.ru/b2c/abuse/contacts/

 

Мало кто знает, но если ваш долг ещё совсем свежий, а коллектор ведёт себя вежливо и законопослушно, попробуйте поторговаться. Шансы невелики, но в любом случае вы ничего не теряете. «Если вы брали в кредит 50 тыс., а к вам приходят и говорят, что с пенями и штрафами вы должны 200 тыс., торгуйтесь вокруг 50. Это совершенно нормальная история, – говорит Борис Воронин. – Но если вы должны, например, оператору связи 800 рублей, а с вас начинают требовать 2 тыс., скорым шагом отправляйте их в суд. Последние год-два идёт перелом рынка. Крупные компании выходят на уровень просуживания порядка 50 тыс. договоров в месяц. А ещё два года назад у них этот показатель был близок к нулю».

Если вдруг вам всё-таки удалось договориться с коллекторами об оплате суммы, которая вас устроила, внимательно ознакомьтесь с тем, кому именно вы будете платить. 100-процентная гарантия безопасности и действительного погашения долга – это оплата в банк, в котором вы брали кредит.

Если коллекторы предлагают вам заплатить непосредственно самому коллекторскому агентству или непонятной компании (скажем, кипрскому офшору) – это значит, что ваш долг был продан. Загвоздка, однако, в том, что вам никогда не узнать, является ли общающийся с вами коллектор конечным звеном в цепочке перепродаж. А раз так – то никаких гарантий после оплаты долга у вас не будет.

Помимо всего прочего следует помнить, что у долга имеется так называемый срок исковой давности (СИД). Для кредитных договоров он составляет три года, по истечении которых владелец долга уже не может истребовать его через суд. Важно: о том, что срок исковой давности уже истёк, вы, как ответчик, обязательно сами должны заявить в суде. В противном случае судья будет рассматривать дело.

В исчислении срока исковой давности есть важный подвох. Если должник уже после окончания срока действия кредитного договора совершил платёж по кредиту, СИД отсчитывается заново с момента последнего платежа.

Так что если после окончания вашего кредитного договора прошло уже достаточно времени, не поддавайтесь на уговоры коллекторов и не платите ни копейки. Фактом оплаты вы подтвердите ваше согласие с тем, что у вас есть задолженность, и таким образом у кредитора вновь появится шанс просудиться с вами.

Естественно, ни коллекторы, ни банкиры никогда не сообщают должнику о сроке исковой давности. Звонить и требовать с вас деньги коллекторы могут даже по договорам 10-летней давности. Да что там! Зачастую коллекторы пытаются взыскать задолженность дважды по одним и тем же договорам. Именно так вышло и со мной. Выиграв суд несколько лет назад у ООО «Сентинел кредит менеджмент» (это, кстати, один из крупнейших игроков легального рынка), я по-прежнему получаю от них письма с требованием погасить долг, в которых они мне по обыкновению угрожают… судом. Заверения о том, что суд уже был, что они его проиграли и что решение вступило в законную силу, на коллекторов впечатления не производят. А потому все их письма отправляются в корзину.

КСТАТИ

В идеале смысл существования агентств по взысканиям подразумевает, что банк, желая избавиться от «плохих» долгов, с большим дисконтом продаёт их коллекторам. Те, получив долги за бесценок, по идее, могут остаться в выигрыше, даже взыскав с должников незначительные суммы.

Однако в реальности схема такова. Коллекторы получают долговой портфель на миллиардные суммы, при этом банку не платят за него ни копейки, расплачиваясь по мере взыскания, – это так называемый договор залоговых цессий. Именно поэтому коллекторы почти никогда не предлагают должникам реальных скидок на погашение задолженности.

«Вообще, у нас в праве нет такого понятия, как «залоговая цессия». В законе нет, но в судебной практике – есть, – объясняет гендиректор Лиги защиты должников Сергей Крылов. – Это намного проще и выгоднее. Банки при этом продолжают и дальше выдавать новые займы, а по старым просто сидят и ждут: взыщут – хорошо, не взыщут – тоже ничего».

Разорвать этот круг, сделав бизнес взыскания выгодным ещё и для должников, могли бы банки. Надо только начать судиться с заёмщиками, которые задерживают платежи, а потом продавать коллекторам уже просуженные договоры. «Банки этого не хотят. Нам Сбербанк, например, вообще прислал общее письмо, в котором говорит о том, что политика банка – не продавать долги», – говорит Сергей Крылов.

В результате появляются те самые договоры залоговых цессий, которые впоследствии оборачиваются на вторичном рынке, где долги перепродаются уже за реальные деньги. Соответственно компании, действительно потратившиеся на покупку долгов, начинают прессовать должников пуще прежнего.

Источник