25032019Mon

Back События Политика Россия и Прибалтика: несколько тезисов к вопросу об "оккупации"

Россия и Прибалтика: несколько тезисов к вопросу об "оккупации"

  • PDF
27063

Американцы вновь отметились по вопросу о так называемой "советской оккупации"

Все заявления американцев о том, что они "никогда не признавали Прибалтику частью СССР" предназначены для тех, кто не знает о том, как вопросы послевоенного территориально-политического устройства в Европе были решены в Ялте и Потсдаме, считает Михаил Демурин.

Американцы вновь отметились по вопросу о так называемой "советской оккупации" Прибалтики: госсекретарь США Джон Керри выступил с обращением по случаю 75-летия так называемой Декларации Уэллеса, осуждавшей присоединение Латвии, Литвы и Эстонии к Советскому Союзу в 1940 году.

Для уважающего исторические факты исследователя, политика и просто вдумчивого человека в этой проблеме главное очевидно: никакой оккупации не было.

Тем не менее, поскольку эта политическая позиция — "СССР в 1940 году оккупировал Латвию, Литву и Эстонию" — была положена в основу линии сначала на отрыв Советской Прибалтики от СССР, а затем на превращение этого региона в плацдарм дальнейшего давления на Россию, есть необходимость всякий раз, когда Запад вновь пытается навязать её России и всему миру, констатировать наше видение соответствующих событий и 1940 года, и всего XX века.

 

Вот о чём, на мой взгляд, неопровержимо свидетельствуют исторические факты.

Очень несамостоятельные

До 1918 года на территории сегодняшних Латвии и Эстонии самостоятельных государств не существовало. Орден меченосцев, Тевтонский и Ливонский ордены, Ганзейский союз, Датское королевство, Королевство Швеция, Российская Империя — вот основные, как сегодня говорят, международные факторы, которые либо осуществляли непосредственную юрисдикцию над этим районом или его частями, либо держали его (их) в сфере своего влияния. Добавим к этому Пруссию и позже Германскую империю и Третий рейх.

История Литвы складывалась, как известно, иначе: самостоятельная государственность просуществовала в ней до конца XVI, а в союзе с Польшей до конца XVIII века.

Латышская и эстонская нации сформировались в рамках Российской Империи. Тогда же были созданы латышский и эстонский литературные языки, оформились национальные литература, изобразительные искусства, наука и т.д. Формирование литовской нации шло не без влияния западно-русских княжеств. Продуктивным для литовцев был и период пребывания в составе Российской Империи.

Самоопределение под оккупантами

Неизвестны исторические документы, свидетельствующие, что провозглашение независимости Латвии, Литвы и Эстонии в 1918 году явилось демократическим отражением воли большинства населения этих территорий.

Органы власти, заявившие о создании новых государств, были сформированы в сотрудничестве с немецкой оккупационной администрацией и действовали в условиях присутствия иностранных войск.

Международное признание этих стран началось с договоров с Советской Россией.

Диктаторы на марше

Период развития Латвии, Литвы и Эстонии после 1918 года в качестве независимых государств закончился в 30-е годы установлением в них диктаторских режимов. В 1939-1940 годах эти страны имели возможность либо пойти на заключение многостороннего пакта о гарантиях с западными державами и СССР или — при всей их объективной и субъективной, на личностном уровне, зависимости от Москвы — противостоять её политическому давлению, но этого не сделали.

"31 мая (на самом деле 7 июня. — М. Д.) [1939 года] Эстония и Латвия подписали с Германией пакты о ненападении. Таким образом, Гитлеру удалось без труда проникнуть вглубь слабой обороны запоздалой и нерешительной коалиции, направленной против него", — писал Уинстон Черчилль в своих воспоминаниях о Второй мировой войне.

Значимыми факторами, предопределившими пассивность режимов Карлиса Улманиса, Антанаса Сметоны и Константина Пятса в защите своего суверенитета, стали отсутствие уверенности в поддержке Запада, боязнь жёсткой негативной реакции широких масс населения, доведенных их правлением до грани общественно-политического взрыва, и ясное понимание высокого уровня симпатии населения к Советскому Союзу.

Выборы 1940-го

События июня 1940 года в Прибалтике согласно действовавшему в тот момент международному праву под определение "оккупация" не подпадают (угроза применения силы была приравнена к её фактическому применению лишь после Второй мировой войны).

 

Можно ставить под вопрос легитимность методов советских представителей в этих странах в переходный (июнь — август 1940 года) период и самих выборов июля 1940 года (до этого, как мы помним, выборы там долгие годы вообще не проводились), однако делать это надо на основе единого подхода.

Позиция сил, находящихся сегодня у власти в Латвии, Литве и Эстонии (выборы 1940 года нелегитимны, так как происходили в условиях присутствия иностранных войск и вмешательства зарубежных представителей во внутренние дела страны), не соответствует трактовке их собственного обретения независимости. Не соответствует она и их же позиции, например, по Ираку, где они поддержали вооружённую агрессию США, приняли участие в не выдуманной, а реальной оккупации, и заявили о "демократичности" проведённых в этих обстоятельствах "выборов".

Прибалтика и Третий Рейх

Не имеют под собой никаких оснований и рассуждения о "надеждах на возрождение" будь-то эстонской, или литовской, или латвийской "национальной государственности" в составе Третьего рейха. На территории этих оккупированных Германией республик СССР существовали лишь структуры, сформированные сотрудничавшими с нацистами деятелями с ведома оккупационных властей и в целях более эффективного решения преступных задач гитлеровского режима.

То же самое касается заявлений о том, что латышские и эстонские части СС, а также литовские коллаборационистские формирования вели "справедливую борьбу с режимом СССР в интересах независимости". Такие и подобные заявления на самом деле предают историческую память самих латышей, литовцев и эстонцев.

Не фашистские коллаборационисты, а бойцы соответствующих национальных соединений — Латышского и Эстонского корпусов и Литовской дивизии — Красной Армии спасали честь этих народов в годы величайшей трагедии ХХ века.

Закрывая для своих граждан эту важную страницу истории, современная прибалтийская "элита", по сути дела, пытается лишить латышей, литовцев и эстонцев, людей других национальностей, проживающих в Латвии, Литве и Эстонии, их истинной национальной памяти, их истинной национальной самобытности.

Искажение истории советского периода

Все вышесказанное отнюдь не отменяет другого факта — присутствия в сознании многих латышей, литовцев и эстонцев неприязни к известным аспектам истории СССР при том, однако, понимании, что эти самые аспекты были целенаправленно акцентированы и гипертрофированы местной и западной русофобской пропагандой в конкретных политических целях.

Искажению подверглось все: и цифры, касающиеся числа репрессированных, и данные об их судьбе, в том числе после 1956 года, и характер внутренней политики в советских Латвии, Литве и Эстонии во все годы их существования.

Периодом "оккупации" в Латвии, Литве и Эстонии, а также на Западе пытаются назвать весь период пребывания этих стран в составе СССР.

Известен ли ещё где-нибудь в мире пример "оккупации", при которой в высшие органы власти (руководство КПСС, Верховный Совет СССР и пр.) избираются представители от "оккупированных территорий", а на самих этих территориях существуют национальные органы власти, свободно принимающие решения любого свойства, в том числе и относительно своего государственного устройства, как это сделали Верховные Советы Латвийской, Литовской и Эстонской ССР в 1990 и 1991 годах?

И последнее в исторической экспозиции

Разговоры о проводившейся в Латвии, Литве и Эстонии насильственной русификации — откровенная ложь. Если сегодня русским в этих странах предоставить такие же языковые права, какие имели латыши, литовцы и эстонцы в советский период — использование родного языка в органах власти, финансируемое государством не только полное среднее, но и высшее образование на родном языке и т.п., — проблема просто перестанет существовать.

Думаю, что из выше сказанного становится более чем очевидно: отказ признать советский период неотъемлемой частью своей истории просто-напросто лишает Латвию, Литву и Эстонию преемственности в собственном историческом развитии.

Между тем, нормальная логическая конструкция могла бы выглядеть следующим образом: довоенные Латвия, Литва и Эстония приняли в 1940 году решение о вхождении в СССР, а в 1991 году вышли из него, вновь трансформируясь в самостоятельные государства.

Да, этот выход был оформлен юридически некорректно (и в части, касающейся сентябрьского 1991 года решения Госсовета СССР, и в части заключения с ними руководством РСФСР договоров межгосударственного характера ещё до прекращения существования СССР), но Россия в любом случае признаёт его состоявшимся фактом.

Отказ же Запада, а также Риги, Вильнюса и Таллина от концепции "оккупации" позволил бы и нам считать эти страны правопреемниками Латвийской, Литовской и Эстонской республик, существовавших до 1940 года.

Всё это вместе взятое, дополненное отменой дискриминационных законов в отношении нетитульного населения, наших соотечественников, стало бы важным шагом на пути формирования исторического и актуального политического взаимопонимания между нами как на уровне государств, так и на уровне народов.

Что касается американцев, то все их сегодняшние, прошлые и будущие заявления о том, что они "никогда не признавали Прибалтику частью СССР" — это разговор для тех, кто не знает, как вопросы послевоенного территориально-политического устройства в Европе проговаривались и были решены в Ялте и Потсдаме. Так говорят те, кто не знаком с Основными принципами Хельсинкского заключительного акта, и не понимает, что такое ответственность государств за подписанные документы, которую не в силах отменить никакие декларации "вдогонку".

Источник