26032019Tue

Back События Политика Москва – Анкара: выбор сделан

Москва – Анкара: выбор сделан

  • PDF
02

Переговоры между Владимиром Путиным и турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом привлекли внимание всего мира

Эта встреча, пожалуй, претендует на статус главного дипломатического события нынешнего года. После того как турецкий истребитель сбил 24 ноября российский бомбардировщик Су-24, отношения между Россией и Турцией испортились настолько, что страны, не раз воевавшие межу собой в прошлом, вновь оказались на пороге вооружённого конфликта. Однако 27 июня Эрдоган направил в Кремль покаянное письмо, и уже 29 июня президенты провели первый за полгода телефонный разговор. Вчерашнее же крепкое рукопожатие, которым они обменялись в Константиновском дворце, поставило финальную точку в затянувшейся ссоре. 

– Высшие интересы наших народов требуют восстановить уровень наших межгосударственных отношений. И не только исходя из прагматических соображений, но исходя из соображений долгосрочного добрососедства, – отметил Владимир Путин.

Если же говорить о «прагматической» стороне дела, то петербургские переговоры уже привели к размораживанию российско-турецких экономических связей. Так, В. Путин пообещал, что санкции с турецких компаний будут сняты – но не сразу, а поэтапно. Впрочем, один важный подарок турецкому гостю он всё-таки преподнёс, заявив о скором возобновлении чартерного сообщения между странами. Москва ещё 30 июня сняла формальный запрет на продажу путёвок в Турцию. Однако вскоре в аэропорту Стамбула произошёл масштабный теракт, а в таких условиях запуск чартерных рейсов смотрелся бы полным безумием. Но если Анкара усилит меры безопасности на своих курортах, то через некоторое время любители «берега турецкого» и путёвок «всё включено» опять смогут летать в Анталию по дешёвым билетам.

Другой важной экономической темой стал «Турецкий поток» – газопровод, призванный поставлять в Европу российское голубое топливо по дну Чёрного моря. Судя по реплике Путина, что реанимация этого проекта «потребует политических решений», Москва и Анкара пока не договорились о его окончательном формате. Изначально Россия собиралась провести в Турцию четыре ветки газопровода, наделив её выгодным статусом транзитной державы. Однако турки уже в 2014 году превратили переговоры в восточный базар, и две ветки этого газопровода в итоге «переехали» на Север, влившись в «Северный поток-2».

Сегодня главная интрига состоит в том, где именно пройдут оставшиеся две ветки. Россия заинтересована в том, чтобы возродить одновременно два потока – «Турецкий» и «Южный». В этом случае одна ветка пойдёт в Турцию, а другая – в Болгарию, что позволит Москве играть на противоречиях между двумя странами. Анкара же добивается того, чтобы обе ветки прошли исключительно по её морскому дну. Только в этом случае она обретёт вожделенный статус транзитной державы.

 

Впрочем, в любом случае «Турецкий поток» снится в кошмарах лидерам США и ЕС. Оно и понятно – Брюссель станет зависеть энергетически не только от России, но и от Турции, а его проекты по транспортировке газа из Каспия окажутся нерентабельными. Кроме того, российско-турецкий газопровод ещё больше понизит геополитическое значение Украины в Восточной Европе.

 

Но, пожалуй, центральной темой переговоров Путина и Эрдогана стала не экономика, а ситуация на Ближнем Востоке. Турция стремится не допустить появления на севере Сирии мощного государства курдов – народа, на который Москва традиционно имеет довольно серьёзное влияние. Россия же, в свою очередь, хочет склонить турецкое руководство к отказу от теневого сотрудничества с запрещённым в РФ Исламским государством. Ведь ни для кого не секрет, что самопровозглашённый «Халифат» поставлял на мировые рынки контрабандную нефть не без участия Анкары, а его боевики лечились, отдыхали и тренировались на турецкой территории.

Судя по сдержанной улыбке российского лидера и той частоте, с которым турецкий коллега называл его своим «другом» и «братом», петербургская встреча была больше нужна руководству Турции, чем России. Что же заставило Эрдогана совершить разворот на 180 градусов и броситься в объятия Москвы? Понять его мотивы невозможно без краткого анализа основных тенденций в глобальной политике.

Не секрет, что в западной элите сегодня идёт борьба между двумя группировками, видящими по-разному будущее миропорядка. Если «глобалисты» мечтают сохранить нынешний однополярный мир во главе с США и «империю доллара» даже ценой масштабных военных катаклизмов, то «регионалисты» ставят на многополярный мир и распад единой финансовой системы на региональные валютные зоны. Изначально Турция пыталась усидеть на двух стульях. С одной стороны, Эрдоган говорил о возможном вхождении в Евразийский союз, а с другой – поддерживал США в их подрывной деятельности на Ближнем Востоке и заигрывал с исламистами всех мастей. Рано или поздно эти два вектора не могли не вступить между собой в конфликт, что и произошло в ноябре прошлого года, когда турки сбили российский самолёт.

Однако эта политика завела Турцию в тупик – с Россией Анкара поссорилась, Штаты стали поддерживать курдов, ЕС видеть мусульманскую страну своим членом не хочет, а исламисты начали совершать теракты уже на турецкой территории. На этом фоне Великобритания провела операцию Brexit, сделав выбор в пользу многополярного мира и разрушения институтов американской гегемонии в Европе. Осознав, что расстановка сил в западной элите меняется в пользу «регионалистов», Эрдоган и решил переметнуться из одного лагеря в другой. Показательно, что покаянное письмо он направил сразу же после британского референдума. Впрочем, «глобалисты» отпускать Турцию в свободное плавание явно не хотят. Неслучайно, что после первых признаков российско-турецкого примирения в Стамбуле прогремел теракт, а военные предприняли спешную попытку государственного переворота.

 

Разумеется, в сложившейся обстановке Россия тоже заинтересована в нормализации отношений с Турцией. Во-первых, Москве нужно сделать «регионалистский» выбор Анкары необратимым, чтобы в «многополярной» коалиции появился важный ближневосточный игрок. Во-вторых, Россия заинтересована в сохранении Турции как единого государства, даже ценой закручивания гаек Эрдоганом.

 

Ведь хаос к югу от наших границ моментально перекинется на территорию РФ. В-третьих, российское руководство надеется склонить турок к совместной борьбе с терроризмом – в этом случае наша политика в Сирии и в целом на Ближнем Востоке имеет больше шансов на успех. Наконец, в-четвёртых, России необходимо обезопасить себя от антироссийских игр Анкары. Ведь не секрет, что Турция может насолить нам в Крыму, используя свои связи с крымскими татарами, и в Нагорном Карабахе, вынудив Азербайджан разморозить конфликт.

Конечно, резкое сближение России и Турции трудно считать началом вечной дружбы. Эрдоган – не тот лидер, которому можно безоговорочно доверять. Однако отношения двух соседних держав – этот тот случай, когда стоит руководствоваться поговоркой «худой мир лучше доброй ссоры».

Истчоник