20032019Wed

Back События Политика Эстония одумалась?

Эстония одумалась?

  • PDF
main

Глава МИД республики заявил, что считает претензии к России неразумными

Итак, министр иностранных дел Эстонии Свен Миксер заявил, что «не считает разумным требовать от России компенсации за ущерб», якобы нанесенный в период так называемой советской оккупации. Это явно просчитанный ход в контексте геополитических тенденций в регионе, но, главным образом, следствие тех убытков, которые несет Эстония в связи с уходом внешнеторгового транзита РФ.

Россия, на которую, подчеркнем, был исторически ориентирован эстонский экспорт (в основном это продовольствие, текстиль, товары приборостроения и горючие сланцы), к настоящему времени сократила импорт из Эстонии более чем вдвое в сравнении с началом 2000-х. А эстонские товары с трудом пробиваются на еврорынок, что тоже не благоприятствует экономике.

Именно потому прибалтийский бизнес, в том числе эстонский, периодически заявляет, что санкции – санкциями, а развивать транспортно-экономические связи с РФ он намерен. По мнению многих бизнесменов, притеснения в Эстонии русских и русскоязычных, как и членство страны в НАТО, пропаганда местного (и не только местного) нацизма и неонацизма, якобы ни при чём в экономических отношениях с российской стороной. При этом предъявление Москве «счетов за советскую оккупацию» - популярный среди балтийских политиков метод «диалога» с Россией уже лет 25.

Совсем недавно, осенью 2016 г., министры юстиции стран Балтии подписали в Риге меморандум, предусматривающий координацию требований к России о возмещении ущерба, по их мнению, понесенного Латвией, Литвой и Эстонией за годы «советской оккупации». Но Таави Рыйвас, бывший в то время премьером Эстонии, вскоре назвал этот документ, подписанный эстонским министром юстиции Урмасом Рейнсалу, «личным решением» последнего. Заявив также, что глава минюста страны «создаёт ненужный внешнеполитический шум». Не поддержала предъявление иска к РФ и тогдашний глава эстонского МИДа Марина Кальюранд. Правда, подпись под этим документом Эстония не отозвала, видимо, на всякий случай

Как считает глава эстонского МИДа С. Миксер, внешняя политика страны «должна быть последовательной». «Эстонское государство не имеет намерения представлять требования о возмещении ущерба от “оккупации” России. Скорее всего, здесь будет продолжаться преемственность в том, что это инициатива министра юстиции». То есть позиция правительства страны «в целом такая же, как и год назад».

Глава МИД добавил, видимо, с расчетом на российское бизнес-сообщество, что «…маленькому государству, которое считает себя безопасным и стабильным, неразумно выдвигать такие требования». Потому что «предъявлять требования, у которых нет никакой перспективы и которые не находят понимания у наших самых важных деловых партнеров, я не считаю разумным».

 

В плане «партнерства» достаточно сказать, что госбюджет Эстонии до последнего времени почти на треть наполнялся доходами от внешнеторгового транзита РФ. Эти средства имели стратегическое значение для национальной экономики.

 

Нелишне в этой связи напомнить и о том, что почти 90% эстонских доходов от транзита грузов когда-то союзных республик оставалось в эстонской же казне, условия для чего создавались еще в советские времена и в основном за счет общесоюзных средств. Так, одни из самых современных портов, как в СССР, так и на постсоветском пространстве, - Ново-Таллиннский порт (с 1993 г. порт Мууга) и порт в Палдиски (северо-запад Эстонии) - были построены в середине 1960-х - начале 1980-х гг. Или, например, до начала 1950-х на месте широко известного, вполне современного и по нынешним меркам приморского курорта в Пярну была заболоченная местность. Но уже к концу 1980-х зона отдыха здесь увеличилась более чем вдвое, а сам курорт стал одной из витрин внутреннего и зарубежного туризма в СССР. «Бессмысленно работать лучше, - откровенно говорил бывший председатель Госплана Эстонской ССР Р. Отсасон, - зато большой смысл имеет составлять письма (в союзные инстанции) о помощи. Важно уметь выпросить деньги, продовольствие, корма, товары, что угодно, - это более важно, чем уметь делать их».        

Тем временем российские грузы всё активнее уходят из Эстонии в российские порты. Как отмечает доктор экономических наук Владимир Вайнгорт (Эстония), «объемы транзитных (до 90% российских) грузов через Эстонию сокращаются почти 10 лет подряд. Если тенденции сохранятся, то эстонский транзит будет потерян». Причем «особый удар был нанесен благодаря развитию портов на Северо-Западе России. Теперь это мощные транзитные центры с многомиллионными оборотами. И наращивание ими мощностей продолжается».

В сравнении со второй половиной 1990-х грузовой транзит РФ через Эстонию сократился к настоящему времени более чем втрое, что понизило транзитную долю в наполнении государственного бюджета примерно с 30% до 12%. Но, повторим, наверстывать эти потери ростом экспорта эстонской товарной продукции на Запад становится все более проблематично.

 

Вот и пытаются эстонские власти усидеть сразу на двух стульях: до лучших для них времен придержать «советские счета» в адрес России и одновременно оставаться северо-восточным форпостом НАТО.

 

Но история свидетельствует: политика двойных стандартов, в конечном итоге, всегда приводит к краху.

Источник