18032019Mon

Back События Политика С чем Путин едет в Китай?

С чем Путин едет в Китай?

  • PDF
03

Поездка президента на форум «Один пояс – один путь» должна придать импульс целой серии глобальных проектов.

Комментирует эксперт Алексей Подымов:

 

– Постоянно напоминая своему «северному соседу» о стратегическом характере партнёрства, в Пекине всегда не упускают возможности участия в более конкретных локальных проектах, типа ушедшего пока в тень «Шёлкового пути» или же более актуальной на сегодня инициативы «Один пояс – один путь». К этой инициативе, которая в экономических планах Компартии Китая значится уже лет десять, будет приурочен международный форум в Пекине. Участие в нем подтвердили лидеры 28 государств, включая президента РФ Владимира Путина.

Представляя форум в четверг в ходе видео-моста Москва-Пекин, директор Института международных дел Народного университета Китая Ван Ивэй отнюдь не случайно назвал Россию ключевым звеном с точки зрения глобальной экономической интеграции Азии, Африки и Европы. «Без России вряд ли будет полноценным и «Шёлковый путь» и уж тем более, вряд ли реализуема в полной мере инициатива «Один пояс – один путь», – подчеркнул он. По мнению Ван Ивэя, имеющие место рассуждения в прессе или прозрачные намёки некоторых западных и арабских политиков на то, что якобы «можно идти и в обход России» представляют собой не более чем попытки выторговать себе выгодные условия.

Именно с таких позиций, без истерик и паники, судя по всему, надо и нам в России оценивать такие стремительно возводимые объекты, как например, логистический хаб в Казахстане. К тому же помнить, что тот же Казахстан, на зависть последовательно, ведёт переговоры с Ираном о строительстве сквозной железнодорожной магистрали от Персидского залива до Центральной Азии – идеи, родившейся ещё во время Второй мировой войны как основы иранского коридора по ленд-лизу. Впрочем, сегодня не стоит сразу отметать и даже кажущиеся абсолютно нереализуемые планы, вроде превращения в евразийский инфраструктурный перекрёсток таких мест, как афганский Кабул.

Господин Ван Ивэй отнюдь не случайно отметил, что Китай и Россия заинтересованы в развитии сотрудничества, как в глобальном, так и в региональном плане. Перспективы развития «отстающих» регионов России за Уралом, как впрочем, и всего Западного Китая, напрямую связаны с тем, насколько быстро удастся создать там развитую инфраструктуру, ориентированную, в первую очередь, на более масштабные перспективы. В связи с этим в Китае не устают напоминать, что готовы участвовать практически в любых проектах, так или иначе связанных с модернизацией БАМа и Транссиба, а также развитием или расширением Китайской Восточной железной дороги, которая до сих пор остаётся практически единственным наземным путём, соединяющим две наши страны напрямую.

Китайский эксперт признал, что в России многое делается для «улучшения условий для зарубежных инвесторов, и в этом отношении Китай пока очевидно уступает своему партнёру по БРИКС». Тем не менее, г-н Ван Ивэй уверен, что в ближайшие год-два между Россией и Китаем могут быть зафиксированы наиболее высокие темпы роста экономических отношений».

К такой же позитивной оценке реалий и перспектив российско-китайского сотрудничества склоняется и недавно назначенный министр коммерции Китая Чжун Шань. Нельзя не отметить, что представляя пекинский форум, китайская сторона не скрывала и озабоченности не только продолжающимся снижением темпов экономического роста в своей стране, но и тем фактом, что вот уже второй год подряд отмечается снижение внешнеэкономического оборота Китая. В связи с этим, в Поднебесной очень серьёзно рассчитывают на продекларированный Россией после известных событий в Крыму и Донбассе «разворот на Восток». И напоминают, что за первые два месяца 2017 года торговый оборот между Китаем и Россией, увеличился на 41% в годовом исчислении. Таких темпов роста не наблюдалось ни в 2015-ом, ни в 2016-ом годах.

Показательными при этом можно считать развёрнутые комментарии г-на Ван Ивэя по поводу перспектив строительства высокоскоростной магистрали Москва-Казань. Признавая, что Россия сама вправе делать выбор партнёра, исходя как из своих коммерческих, так и стратегических интересов, китайский специалист не преминул напомнить о богатом опыте, накопленном фирмами из Поднебесной в строительстве подобных трасс. Он сообщил, что ими построено уже более 20 тысяч километров скоростных дорог, и не только в Китае.

Источник