24032019Sun

Back События Политика Китай поможет России отразить финансовые санкции США

Китай поможет России отразить финансовые санкции США

  • PDF
01

Отключение Visa, MasterCard и даже системы SWIFT скоро перестанут пугать Москву

12 февраля стало известно, что США и Евросоюз готовят против России новые санкции из-за инцидента с задержанием трех украинских кораблей в Керченском проливе в ноябре 2018 года. Как написал Financial Times, власти ЕС почти согласовали этот вопрос, окончательное обсуждение пройдет 18 февраля, а сами санкции будут введены до конца марта.

Пока неясно, о каких именно ограничениях идет речь. Эксперты предполагают, что европейцы ограничатся персональными санкциями против физических или юридических лиц. Что касается США, от них можно ожидать более серьезных действий. Вряд ли это будут совсем уж радикальные шаги, тем не менее, не лишним будет вспомнить, чем Вашингтон любит грозить Москве.

Еще в конце прошлого года в Сенат был внесен законопроект, предусматривающий санкции против российских госбанков, в частности, заморозку счетов и запрет на операции в долларе. Из других суровых ограничений стоит упомянуть возможное отключение России от международной платежной системы SWIFT по примеру Ирана, а также блокировку на территории РФ карт Visa и MasterCard. Например, Летом 2014 года Visa и MasterCard из-за санкций США против России прекратили обслуживать карты ряда российских банков.

В конце прошлого год «Ведомости» писали о том, что Центробанк разослал банкам среднего звена письмо с рекомендацией найти запасного партнера по обслуживанию карт. Позднее в ЦБ опровергли возможное отключение банков от Visa и Mastercard, заявив, что рекомендации были даны «на всякий случай».

Тем не менее, «всякий случай» исключать нельзя. Вряд ли США пойдут на такие шаги в связи с керченским инцидентом. Однако на будущее этот рычаг остается у них в руках. Правда, за последние годы российские власти предприняли ряд мер, которые должны минимизировать ущерб в случае таких действий. Например, запустили собственные карты МИР, а также аналог системы SWIFT. Кроме того, российские банки начали сотрудничать с другими платежными системами, в частности, китайской UnionPay и японской JBC, что должно обезопасить держателей карт.

О том, насколько Россия готова на случай отключения карт Visa и MasterCard или системы SWIFT, и что можно сделать, чтобы обезопасить себя, рассказал «СП» главный аналитик Банка «Солидарность» Александр Абрамов.

— В России на протяжении ряда лет наблюдается быстрый рост безналичного оборота. По данным банка России в 2017 году количество операций с платежными картами увеличилось на 44%, а за три квартала 2018 года — еще на треть.

Но в связи с тем, что в 2014 году некоторые российские банки были отключены от международных платежных систем Visa и MasterCard, руководством Банка России было принято решение о создании национальной системы платежных карт, чтобы обработка всех внутрироссийских транзакций происходила внутри страны. Это должно было обеспечить бесперебойность расчетов. Сейчас все транзакции внутри России, даже по картам Visa и MasterCard сейчас обрабатываются на российских процессинговых центрах.

Кроме того, была создана система МИР, первые карты которой были выпущены в декабре 2015 года. К настоящему времени их количество превысило 50 миллионов единиц, что составляет около 20% всех карт в России. Количество операций по картам МИР превысило миллиард транзакций за квартал.

 

«СП»: — Можно ли уже платить картой МИР за рубежом?

— Карта МИР пока с трудом приживается даже на пространстве СНГ. По моей информации, только Армения принимает ее в расчетах, в других странах даже на евразийском пространстве пока идет согласование условий. Но я думаю, что не только нам, но и нашим партнерам экономически выгодно расширять сферу оборота этой карты. Внешнее давление тоже будет стимулом для того, чтобы использовать аналоги международных карт.

«СП»: — Как тогда можно подстраховаться на случай отключения западных платежных систем?

— Обеспечив безопасность внутри страны, руководство ЦБ занялось проблемой доступности платежей по нашим картам за рубежом. Для этого национальная система платежных карт заключила в 2015 году кобейджинговые, то есть совместные соглашения с американскими MasterCard и American Express, а также с японской JCB. В 2016 аналогичное соглашение было заключено с китайской системой UnionPay.

Это для нас особенно интересно, потому что китайский рынок — крупнейший и в количественном выражении, и по объемам платежей. По этому параметру UnionPay обошла уже и Visa, и MasterCard. Экономическая динамика китайского рынка за последние годы наиболее сильная в мире. Кроме того, наши торгово-экономические связи с каждым годом крепнут. Недавно стало известно, что торговый оборот России и Китая в 2018 году впервые превысил 100 миллиардов долларов, что превосходит показатели деловых отношений с большинством других государств.

 

Первые совместные карты систем МИР и UnionPay были выпущены в середине 2017 года. Пока количество банков в России, выпускающие такие карты не велико, но оно растет. Недавно к ним присоединился и банк «Солидарность».

«СП»: — То есть UnionPay — это китайский аналог Visa и MasterCard?

— Можно сказать и так. Но по последним данным, доля UnionPay на мировом рынке платежей превышает одну треть. Карты этой системы принимаются более чем в 160 странах мира. Хотя она была создана сравнительно недавно, в 2002 году, она достаточно быстро распространялась по всему миру. UnionPay имеет и серьезную поддержку со сторону Народного банка Китая. Развитость и объем внутреннего китайского рынка создала условия для того, чтобы этот проект оказался успешным.

«СП»: — Получается, даже если Visa и MasterCard отключат, картам UnionPay это ничем грозить не будет?

— Да, UnionPay будет работать, как, думаю, и японский аналог JCB, поскольку сейчас мы с Японией налаживаем контакты, и есть определенное продвижение по ряду вопросов. Вообще на азиатском направлении у нас хорошие перспективы не только для того, чтобы сохранять, но и чтобы укреплять сотрудничество в торгово-экономической сфере. Иметь карту UnionPay наряду с Visa и MasterCard — это разумный выбор. Даже сейчас, без учета санкций, предпочтительней для внутренних платежей использовать карту МИР, для поездок на Запад — Visa и MasterCard, а на Восток — UnionPay.

«СП»: — А насколько вообще вероятны санкции, о которых мы говорим, и насколько все это серьезно?

— Мы видим множество примеров, когда политические мотивы становятся поводом для введения разного рода ограничений. В прошлом году США в одностороннем порядке вышли из сделки с Ираном, восстановили санкционный режим в нарушение ранее достигнутых соглашений. Хотя группе стран было дано дополнительное время на реализацию сделок с Ираном, многие зарубежные компании, в первую очередь, европейские, уже свернули свою деятельность в этой стране, поскольку опасаются американских санкций.

В январе 2019 года европейцы создали механизм для торговли с Ираном в обход санкций США, но пока количество компаний, которые хотели бы им воспользоваться, невелико, и непонятно, сможет ли он полноценно заместить те механизмы, которые использовались раньше.

Потом прогремела история с отказом Банка Англии вернуть Венесуэле ее золото, продиктованное стремлением западных стран сменить власть в Боливарианской республике. Но этот случай не только ускорит процесс репатриации золота, который наблюдается уже несколько лет, в частности, Германия возвращает золото в собственные хранилища, но и стимулирует переход государств от накопления иностранных валютных активов к накоплению драгоценных металлов. Потому что когда ты зависишь от резервных валют, ты зависишь, в том числе и от решений соответствующих стран.

«СП»: — Самым радикальным шагом будет отключение России от системы SWIFT? Можно ли будет как-то обойтись без нее?

— Отключение России от системы SWIFT в качестве меры воздействия и давления периодически обсуждается. Несмотря на то, что реализация этой угрозы далека, наши власти восприняли ее всерьез. Для того чтобы купировать эту опасность, в прошлом году Банк России запустил свою систему передачи финансовых сообщений, аналог SWIFT, которая должна подстраховать наш бизнес, если последует ужесточение санкций. Эта система создавалась, как резервная, однако ее тарифы оказались конкурентоспособными, и она стала востребована уже в нынешних условиях.

В Европе тоже началась работа над созданием своего аналога SWIFT. Стимулом к этому послужило возобновление санкций против Ирана, которое ударило и по европейским компаниям, ведущих бизнес в этой стране. Но Китай в этом вопросе снова опередил всех, запустив свою систему международных платежей еще в 2015 году. Он заранее подготовился к тому, чтобы стать важным финансовым центром в мире и обеспечить собственные финансовые транзакции.

Можно констатировать, что сегодня сложились предпосылки для отхода стран от использования системы международных финансовых институтов, которая контролируется США и деятельность которой все чаще становится инструментом для достижения американскими властями своих политических задач или обеспечения финансово-экономического превосходства, проще говоря недобросовестной конкуренции.

Хотя процесс построения независимых от США финансовых институтов и систем идет не слишком быстро и буксует в определенных сегментах, нарастающее давление со стороны США, которые за счет других стран пытаются обеспечить свои интересы, будет стимулировать рост спроса на альтернативные инструменты. И, соответственно, приводить к тому, что государства охотнее станут заключать между собой двусторонние и многосторонние соглашения, которые и обеспечат работоспособность альтернативных систем.

«СП»: — То есть в принципе даже при самом жестком сценарии финансового коллапса у нас не наступит?

— Конечно. Что касается карточных систем, у них есть два уровня защиты. Во-первых, транзакции обрабатываются внутри страны. Во-вторых, на случай если эти платежные системы решат просто отключить свои карты, существует система и карты МИР, которые в любом случае сохранят свою работоспособность.

Что касается трансграничных платежей, здесь все зависит от желания других стран. Если они не захотят с нами торговать, мы мало что сможем сделать. Но обычно деловые интересы получают преимущество над политическими. Резкий разрыв экономических связей возможен только в случае очень серьезных потрясений в мировой финансовой системе, крайнего обострения военно-политической ситуации. Это, к счастью, не вопрос ближайшей перспективы.

Источник