17102017Tue

Back События Оборона и безопасность Русские истребители угодили в «мертвую петлю Сердюкова»

Русские истребители угодили в «мертвую петлю Сердюкова»

  • PDF
07

Разогнанный несколько лет назад офицерский корпус приходится собирать по всей стране

Рутинное вроде дело — совещание работников кадровых органов Министерства обороны РФ. Но и там, оказывается, иной раз рождаются сенсации.

Начальник Главного управления кадров МО РФ генерал-полковник Виктор Горемыкин с трибуны совещания рассказал просто о нечеловеческих усилиях его подчиненных по комплектованию Вооруженных сил офицерским составом. Причем, методами, мягко говоря, нестандартными, в других армиях просто невиданными.

Выяснилось, что, по словам генерал-полковника, «в целом все источники позволили нам принять на военную службу в 2016 году более 11 тысяч офицеров, что практически сопоставимо с полноценным выпуском из вузов Минобороны». Из контекста понятно, что речь идет о призыве в строй тех, кто до недавнего времени находился в запасе.

Но как же так? Ведь еще сравнительно недавно, 22 августа 2007 года, президент России Владимир Путин подписал указ о полной отмене призыва на военную службу выпускников гражданских вузов, окончивших военную кафедру с присвоением воинского звания «лейтенант запаса». Тогда об этом шаге всюду говорили много одобрительного. Поскольку ни для кого не секрет, что так называемые «пиджаки» в большинстве своем никогда не горели желанием идти в войска даже и на два года. Да и толку от них, абсолютно немотивированных, в батальонах, полках и на кораблях было немного. Что мог дать подчиненным насильно посланный в строй офицер-недоучка, к тому же совсем по-солдатски считающий дни до собственного «дембеля»? Выходит, теперь в Министерстве обороны снова взялись за старое, наплевав на указ президента?

Не совсем так. Подчиненные генерал-полковника Горемыкина скребут по сусекам вовсе не двухгодичников. Возвращение на службу выгнанных из армии печальной памяти прежним министром обороны Анатолием Сердюковым кадровых офицеров — вот сегодня главный резерв и основная надежда армейских кадровиков. А их, выгнанных буквально взашей, безжалостно раздавленных гусеницами бездумных наших военных реформ, ни много, ни мало — 200 тысяч человек. В подавляющем большинстве — капитаны, майоры, подполковники. Самые энергичные и опытные кадры, на которых все в армии и держалось.

Но тогда, всего каких-то пять-шесть лет назад, нас уверяли, что офицеров в России развелось слишком много. Столько, дескать, ни к чему в «Вооруженных силах нового облика», придуманного Сердюковым. На три года при нем практически прекратили набор курсантов в высшие учебные заведения. Резали по живому. Количество военных вузов с 64 за пару лет сократили до 17. Их кадровый состав уменьшился в 7 раз. Теперь решено все поворачивать вспять.

При этом, по словам генерал-полковника Горемыкина, в Минобороны методы используют и впрямь «неординарные». В местной прессе рядом с объявлениями о наборе продавцов и кассиров в супермаркеты, массово появляются такие, например, извещения: «На вакантную офицерскую должность (12 т. р., старший лейтенант, начальник отделения (профилактики правонарушений) в военную комендатуру г. Липецк необходим офицер запаса с юридическим образованием (уволенный по НУК (нарушению условий контракта — „СП“) не рассматривается)». Или: «В Иркутскую обл. в закрытый военный городок требуются: командир взвода роты охраны, инженер автоматики и электроники (ст. лейтенант, 16 тариф). Требования: здоровье „А“ без проблем с физо, уволенные не по НУК, возраст до 35 лет».

В сентябре 2016 года «СП» уже сообщала, что по личной инициативе командующего войсками округа генерал-полковника Сергея Суровикина вербовщики были направлены в 26 западных регионов страны. В их числе — Санкт-Петербург, Воронежская, Липецкая, Курская, Тамбовская, Брянская, Костромская, Вологодская, Свердловская области и Татарстан. Это значит, что командующего так припекло отсутствие подчиненного офицерского состава, что пришлось идти на немалые расходы на командировки и принимать чрезвычайные меры.

Но в комендатуру или на взвод охраны офицеров запаса, видимо, как-нибудь все же подберут. Все гораздо хуже и сложнее в Воздушно-Космических силах. Конкретно: как быть с боевыми летчиками, которых при Сердюкове тоже прогоняли из армии во множестве? Даже несколько лет, проведенных на «гражданке» без летной практики, грозят бывшим пилотам истребительной, штурмовой или бомбардировочной авиации полной потерей квалификации. Возвращать таких на службу практически бесполезно. Или нужно серьезное время и деньги на переподготовку.

 

Между тем, положение в ВКС РФ складывается просто отчаянное. По данным экспертов, некомплект летного состава там уже значительно превышает 20%. Ежегодная убыль военных летчиков по естественным причинам (прежде всего — по здоровью) составляет порядка 6−7%. Таким образом, дефицит постоянно нарастает.

В обычной ситуации никакой трагедии в этом нет и быть не может. Военные авиационные училища регулярными выпусками в любой иной стране планово заполняют брешь. Только в нынешней России совсем не так.

После всех сердюковских преобразований в нашей стране остался единственный вуз, который готовит пилотов для Воздушно-Космических сил и Военно-Морского флота - Краснодарское высшее военное авиационное училище лётчиков имени Героя Советского Союза А.К. Серова (КВВАУЛ). В 2016 году оно поставило печальный рекорд, который, надеюсь, не будет перекрыт никогда - выпустило аж 13 лейтенантов. Это на всю нашу оперативно-тактическую, дальнюю, военно-транспортную, морскую ракетоносную и противолодочную авиацию!

Причем, речь пока только о пилотах самолетов. Но в армии есть во множестве еще и вертолеты. На них российских курсантов обучают лишь в Сызранском высшем военном авиационном училище летчиков. И так же, как в Краснодаре, увы, ставят кадровые рекорды — чуть более двадцати лейтенантов-выпускников в минувшем году.

Для полноты картины добавьте еще один факт. В 2015 году Вооруженные силы РФ пополнили свыше 250 самолетов и вертолетов. Еще приблизительно 130 таких машин встали в строй в 2016-м. Кому прикажете поднимать их в воздух?

Положение складывается очень серьезное. Бывший главнокомандующий Военно-Воздушными силами РФ генерал армии Петр Дейнекин, например, считает, что ВКС РФ на сегодняшний день не располагают группировкой, численность которой позволила бы успешно вести более масштабные боевые действия, чем операция в Сирии. «Остается серьезный вопрос: хватит ли имеющегося в составе ВКС боевого летного состава на ведение более масштабной войны, причем с активным противодействием со стороны ПВО противника? Прямо скажу — вряд ли», — уверен Дейнекин.

Ясно, что нужны срочные меры, чтобы в кратчайшие сроки поправить положение. Они, конечно принимаются. В авиационные военные училища многократно увеличены наборы курсантов. Так, на первом курсе в Краснодаре сегодня учится 661 будущий пилот. В Сызрани — около 300. Но в войска они придут не ранее, чем через четыре с половиной года, А прямо сейчас что делается?

Об этом тоже рассказал начальник Главного управления кадров на том самом совещании. По словам Горемыкина, «примером эффективной работы и неординарных подходов можно считать комплектование летных должностей. Впервые в 2016 году осуществлена подготовка летчиков, организованная путем профессиональной переподготовки в течение полутора лет офицеров инженерно-технического состава с высшим образованием. В прошлом году состоялся первый выпуск 49 летчиков. Сегодня обучение завершают еще 50 таких военнослужащих».

То есть, вы понимаете, что происходит? С 2013 года в летные училища по всей стране набирают наземных специалистов по обслуживанию самолетов и вертолетов и их вооружения. На полтора года сажают за курсантские парты. Ускоренно читают видавшим виды офицерам инженерно-технического состава, имеющим, как сказано в соответствующей директиве главкома ВКС генерала Виктора Бондарева «мотивацию к летной работе», только самые необходимые лекции. И — по аэродромам. За штурвалы.

Правда, насколько можно судить из упомянутой директивы, мастеров воздушного боя на суперсовременные истребители так клепать все же никто не собирается. Речь идет лишь о должностях помощника командира крупного воздушного корабля и летчика-оператора вертолета. Но и на это приходится идти не от хорошей жизни. Если так и готовили когда-либо в России военных пилотов, то только в годы войны.

Интересно вот еще что. При министре обороны Сердюкове, о котором столько сказано, что и добавить нечего, система военного образования и армейские кадры находились в ведении его заместителя генерала армии Николая Панкова. Который, надо думать, тоже немало сделал для того, чтобы поставить всех нас и Вооруженные силы перед нынешним разбитым корытом.

Вот, допустим, как в октябре 2010 года в интервью одной из центральных газет он глубокомысленно обосновывал гибельное, как ясно теперь, прекращение набора в военные училища, в том числе — летные: «Прежде чем предложить министру обороны не набирать курсантов, мы провели большую аналитическую работу. Собирали главкомов, командующих, руководителей центральных органов военного управления, в подчинении которых есть вузы. Беседовали с начальниками военно-учебных заведений. На основе этих встреч сделали для себя серьезные выводы».

Наверное, вы будете смеяться, но Николай Панков и сегодня заместитель министра обороны. И в роли еще и статс-секретаря военного ведомства продолжает курировать систему образования и кадровую работу. И даже изо всех сил тащит их из болота. Только теперь — при Шойгу.

Источник