20022017Mon

Back События Оборона и безопасность «Ростех» приготовил крутой «Загон» для американских субмарин

«Ростех» приготовил крутой «Загон» для американских субмарин

  • PDF
04

Умная противолодочная бомба бесшумно дырявит корпуса стратегических ракетоносцев

Научно-исследовательский инженерный институт (входит в концерн Ростех), расположенный в подмосковной Балашихе, приступил к серийному производству корректируемой противолодочной авиационной бомбы «Загон-2». Она является глубокой модернизацией бомбы «Загон-1», поступившей на вооружение в 1994 году.

Корректируемая бомба «Загон-1» стала для своего времени новым видом противолодочных боеприпасов, получив качественно другие свойства. Прежде всего это относится к скрытности. Бомба использует гравитационный способ приближения к цели, не создавая никаких шумов, которые смогли бы обнаружить гидроакустические системы атакуемой лодки.

То есть «Загон» лишен недостатка, присущего торпедам. И в то же время обладает достоинствами торпеды — самостоятельно наводится на цель при помощи акустической головки самонаведения (ГСН).

Бомбами этого типа оснащаются противолодочные самолеты и вертолеты — Ил-38, Ту-142МЭ, Ка-28. Во время спуска бомбы на парашюте встречным потоком воздуха надувается поплавок. На нем бомба некоторое время, до 4 минут, держится на поверхности моря после приводнения. При этом включается режим поиска ГСН цели. Допускается использование бомбы при волнении моря до 6 баллов.

Найдя цель, бомба начинает погружаться с большой скоростью. Причем погружение не обязательно может быть вертикальным.

Повышенную эффективность новой бомбы можно проследить при сравнении тактико-технических характеристик «Загона-1» и «Загона-2».

Максимальная глубина погружения, м: 600 — 600

Вертикальная скорость погружения, м/с: 16,2 — 18,0

Максимальный угол погружения, град: 60 — н/д

Радиус обнаружения цели, м: 120 — 450

Длина, мм: 1300 — 1500

Диаметр, мм: 210 — 232

Масса, кг: 94 — 120

Масса взрывчатого вещества, кг: 19 — 35.

Бомба «Загон-2» оснащена электромеханическим взрывателем. Воздействие на подводную лодку, гарантирующее пробивание корпуса, — кумулятивное.

В случае обнаружения противолодочным самолетом или вертолетом ВМФ субмарины противника осуществляется массированная бомбовая атака. Сбрасывается порядка 6−10 «Загонов». Строго говоря, они не совсем невидимы для сонаров подводной лодки, поскольку ГСН «Загона» осуществляет активное гидролокационное сканирование. То есть работает как радар, испуская акустические воны и принимая отраженные. Но перед атакой, когда выбрано точное направление на цель, сканирование отключается, и бомба начинает погружение.

Также необходимо сказать, что парашют используется не только для того, чтобы уменьшить удар бомбы, оснащенной сложной электроникой, о воду. Парашют позволяет уменьшить угол прицеливания, поскольку после его раскрытия бомба летит практически отвесно. А это приводит к повышению точности бомбометания на высоких скоростях летательного аппарата. Что же касается слова «корректируемая», то оно имеет совсем другой смысл, чем тот, который вложен в понятие «корректируемой авиационной бомбы» (КАБ). Корректирование движения «Загона» осуществляется не в воздухе, а под водой.

 

История вопроса

Морская авиация появилась еще перед Первой мировой войной. Но практически до середины 30-х годов самолеты, аэростаты и дирижабли ВМФ и ВМС ряда стран использовались исключительно для поисков подводных лодок. А удары по ним наносили надводные корабли глубинными бомбами, которые довольно долго мало чем отличались от обычных бочек, набитых взрывчатым веществом.

Однако и первые авиационные бомбы, появившиеся незадолго до Второй мировой войны, большой погоды в борьбе с подводными лодками не сделали. В Советском Союзе в 1940 году была принята бомба ПЛАБ-100 (противолодочная авиационная бомба) весом в 100 кг с 70 кг взрывчатого вещества. Бомба была некорректируемой. Опустившись на парашюте, она сразу же начинала погружение и взрывалась на заданной глубине. ПЛАБ-100 имела низкую эффективность. В связи с чем пилоты предпочитали пользоваться обычными фугасными бомбами, подлавливая поднявшиеся на перископную глубину лодки. Перед войной на складах было 13,5 тыс. ПЛАБ-100 во время войны были израсходованы лишь 3,7 тыс. Из них 1,1 тыс. — не по назначению.

Лишь в середине 60-х годов появились две новые противолодочные бомбы — ПЛАБ-50 (кассетная) и ПЛАБ-250−120, — которые стали шагом вперед, хоть и не очень большим. Они были оборудованы индукционными взрывателями, что делало более удачным момент подрыва. Более того, устанавливался даже сонарный взрыватель. Однако и эти бомбы были некорректируемыми, «свободнотонущими», все зависело от того, насколько близко бомба упадет от лодки.

Вот, собственно, и всё бомбовое вооружение, которым располагала морская авиация ВМФ России до 1994 года, когда на вооружение был принят «Загон-1». И когда о противолодочных бомбах стали говорить всерьез.

До этого времени упор делался на противолодочные авиационные торпеды (ПЛАТ), которые начали приходить в морскую авиацию в 1962 году. Первая же такая торпеда — АТ-1 — оказалась во много раз эффективнее «свободнотонущих» бомб. Она была способна поражать лодки на глубине до 200 метров и имеющих скорость до 25 узлов. Вес взрывчатого вещества равнялся 70 килограммам. Этого вполне хватало, поскольку подрыв при срабатывании индукционного взрывателя происходил на расстоянии до 5 метров от корпуса субмарины. Дальность хода АТ-1 составляла 5000 м.

Но главное — АТ-1 могла самостоятельно осуществлять поиск лодки при помощи как активных, так и пассивных сонаров, и, обнаружив ее, атаковать. Поиск цели осуществлялся при движении торпеды по спирали с радиусом 60−70 метров. Если торпеда проходила мимо лодки далее 6 метров, то начинался новый поиск для более точного выведения на цель. После истечения контрольного времени «заблудившаяся» торпеда самоуничтожалась.

В середине 60-х годов появилась торпеда АТ-2. В ней объем взрывчатого вещества, а также дальность хода увеличились почти вдвое. Максимальная глубина поражения достигла 400 метров. Скорость хода при поиске цели составила 23 узла, а в момент атаки — 40 узлов. Различные модификации этой эффективной торпеды выходили вплоть до начала 80-х годов.

Однако в начале 60-х годов, когда военные пребывали в эйфории от неограниченных возможностей, которые предоставляют цепная ядерная реакция и неуправляемый термоядерный синтез, появилась противолодочная бомба, не требующая точного бомбометания. Вначале в США, поскольку американцы первыми создали урановую, а затем и плутониевая бомба. Противолодочный свободнопадающий боеприпас получил название Mk.90 Betty.

Серийное производство «Бетти» началось в 1955 году. Четырьмя годами позже самолет с бомбой упал в океан, поиски бомбы не дали результатов. В 1960 году США начали выпускать облегченную бомбу, поскольку одна «Бетти» могла уничтожить не только пару советских подлодок, но и пару американских, находящихся на значительном расстоянии. Новую бомбу назвали «Лулу».

Советский Союз ответил симметрично в 1963 году, наладив производство аналогичных боеприпасов. Первая советская ядерная противолодочная бомба называлась 5Ф48 «Скальп». А вскоре появилась 8Ф59, носителем которой стал модифицированный вариант вертолета Ка-25.

В заключение необходимо сказать о том, что авиационное противолодочное оружие, пройдя пару витков своего развития, в настоящий момент в какой-то мере вернулось в свою первоначальную точку, когда были только «свободнотонущие» бомбы. Не технически, конечно, а концептуально. «Загон-2» — это достаточно грозное и эффективное средство борьбы против подводных лодок. И имеет существенное превосходство по сравнению с авиационными торпедами. Бомбы значительно проще по конструкции, технологичнее и стоят гораздо дешевле. Это ведь в Советском Союзе деньги, идущие на оборону, не считали. Сейчас всякий товар, в том числе и оборонного значения, имеет свою цену.

Источник