12122017Tue

Back События Оборона и безопасность Битва за гиперзвук: Россия на годы обогнала Запад

Битва за гиперзвук: Россия на годы обогнала Запад

  • PDF
207

Конкуренты так отстали, что предлагают хотя бы своим дипломатам затормозить нас

РИА Новости сообщило о крайне интересном выступлении представителя ВМС Великобритании Пола Берка на симпозиуме Стратегического командования вооруженных сил США в Небраске. Тот заявил, что британские военные пристально наблюдают за тем, каких успехов добилась Россия в области создания гиперзвукового оружия. И вынужден признать, что ученые и конструкторы туманного Альбиона не в состоянии даже хоть как-то приблизиться к достижениям своих русских коллег.

После чего последовал ошеломляющий вывод: любые гиперзвуковые вооружения должны, оказывается, «регулироваться международными нормами и правилами». То есть — поскольку у нас ничего не получается, то необходимо связать Россию по рукам и ногам. Разумеется, в одностороннем порядке, попытавшись продавить решение не через Совбез ООН, где Москва обладает правом вето, а через Генеральную ассамблею этой организации.

Но вот что примечательно. Предложение не встретило отпора у американских коллег Берка. И это может показаться странным. Ведь довольно давно США заявляют о собственных крупных успехах в создании гиперзвукового оружия. В ряд их программ по достижению ракетами запредельных скоростей вкладываются очень серьезные средства. Как финансовые, так и интеллектуальные. Но вот промолчали же, когда речь зашла о постановке такого рода разработок под строгий международный контроль! Это молчание, на мой взгляд, может означать только одно: косвенное признание Вашингтона, что США в этой области сильно отстали от России.

И это похоже на правду. Поскольку в нашей стране уже проходят испытания конкретного оружия — гиперзвуковой ракеты морского базирования «Циркон». Также испытывается маневрирующий на гиперзвуковой скорости боевой блок перспективной межконтинентальной баллистической ракеты — «изделие 4202».

Прежде чем оценить положение дел в области гиперзвука «у нас» и «у них», неплохо было бы вспомнить, как США и Великобритания придерживаются этих самых международных норм и правил, когда речь идет о создании их собственного принципиально нового оружия.

Появившийся в 1908 году британский линкор «Дредноут» стал кораблем нового класса, которого не было ни у одного военного флота в мире. Спрашивал ли Лондон у кого-нибудь разрешение на его строительство и боевое применение?

США предоставляют нам более скандальные примеры. Таковой была не только пионерная разработка ядерного оружия, но и его испытания на мирных жителях двух японских городов. Отличились американцы и во Вьетнаме, используя напалм, который привел не только к уничтожению миллионов людей, но и к генетическим изменениям, которые проявляются и по сей день.

Не иначе, как международными нормами и правилами, руководствовались США, и когда в одностороннем порядке вышли из Договора ПРО!

Что касается собственно «гиперзвуковой гонки», то первыми в нее впряглись именно американцы. В 1959 году в США начались полеты на экспериментальном пилотируемом ракетоплане Х-15, продолжавшиеся до 1970 года. Наивысшая скорость, которую удалось на нем достичь, составила 6,5 М.

Затем последовало еще несколько военных программ, которые не продвинулись дальше эскизного проекта. В конце концов, это направление было признано тупиковым. Дело в том, что в Х-15 использовался жидкостный реактивный двигатель (ЖРД), прекрасно зарекомендовавший себя в освоении космоса. Однако в связи с тем, что он в качестве окислителя использует сжиженный кислород, находящийся в баках ограниченного объема, длительность работы ЖРД была ограниченной, через несколько секунд (до минуты) заканчивался окислитель и полет продолжался по инерции. Да и тягу такого двигателя, как выяснилось, можно регулировать в очень ограниченном диапазоне.

То есть, ЖРД похож на спринтера, который после старта выжимает из себя максимум возможного на протяжении краткого отрезка времени. Для гиперзвукового оружия необходим принципиально иной двигатель.

Попытка решить данную проблему (условно успешная) была произведена уже в Советском Союзе. В 70-е годы в МКБ «Радуга» началась научно-исследовательские, а затем и опытно-конструкторские работы по созданию ракеты Х-90. В конце 80-х — начале 90-х она уже устойчиво летала со скоростью от 3 М до 4 М. Но в 1991 году в стране закончились деньги. Потом «закончилась» и сама та страна. И проект был закрыт.

Но все же «Радуга» разработала и воплотила в конкретном работоспособном изделии гиперзвуковой прямоточно-воздушный реактивный двигатель (ГПВРД). Схематически он устроен примерно так же, как и ЖРД. Но в качестве окислителя в нем используется атмосферный воздух, поступающий в камеру сгорания от воздухозаборников. Однако существует масса нюансов, как, например, меньшая эффективность воздуха в сравнении с чистым кислородом. Еще одна особенность — ГПВРД начинает работать при достижении летательным аппаратом скорости в 4 М. И это приводит к высокой сложности его разработки и испытаний, а также к сложному способа запуска.

Теоретически ГПВРД может развивать скорость до 25 М, но практический потолок ниже — порядка 17 М-19 М.

Еще больший, чем в ЦКБ «Радуга», прорыв был совершен в московском Центральном институте авиационного моторостроения им. П. И. Баранова (ЦИАМ). Здесь в 1979 году стартовала НИР «Холод» по созданию ГПВРД, использующего криогенные технологии. На базе зенитной ракеты 5В28 от ЗРК С-200 была создана летающая лаборатория, на которой испытывались различные варианты построения ГПВРД. Наивысший результат был получен в 1998 году, когда скорость достигла значения в 6,5 М.

После чего ЦИАМ совместно с целым рядом соисполнителей приступил к выполнению НИР «Холод-2». В результате должна была быть достигнута скорость в 14 М. Но все ограничилось постройкой макета, который показали на авиасалоне МАКС-99. И тут тоже «закончились деньги».

Необходимо сказать, что российские конструкторы здорово помогли американцам, которые тогда называли нас «друзьями». Американцам были проданы все результаты испытаний летающей лаборатории по теме «Холод». А последнее испытание (в 1998 году) было проведено за счет финансирования США. Взамен они получили доступ ко всем бесценным исследовательским материалам.

 

В результате в 2001 году чудесным образом, без какого бы то ни было исследовательского задела, в США были построены сразу три экспериментальных опытных образца гиперзвукового аппарата Х-41. В 2001 году первый из них взорвался. В 2004 году в двух последовательных испытаниях была получена скорость 9,6 М. По сути, это была летающая лаборатория, на которой отрабатывалась возможность достижения гиперзвуковых скоростей за счет использования ГПВРД. Х-41 выводился на режим нормальной работы двигателя при помощи ракеты «Пегас». Та в свою очередь поднималась в воздух стратегическим бомбардировщиком В-52. После третьего запуска Х-41 программа была свернута.

А тут и «дружба навек» с Россией завершилась. И каждая держава пошла дальше своим путем. В США были запущены три программы. Две из них относятся к области создания бездвигательных планирующих аппаратов, достигающих гиперзвуковой скорости за счет ускорения, получаемого в результате спуска в атмосферу в процессе суборбитального полета. Разгоняют аппараты и поднимают на необходимую высоту мощные ракеты. Об этих экспериментах мы скажем подробнее ниже.

Самый известный заокеанский проект — создание очередного экспериментального гиперзвукового летательного аппарата Boeing X-51. Его испытания начались в 2010 году. К настоящему моменту аппарату удалось достичь скорости в 5,1 М, пролетев 420 км. Запуски производятся с бомбардировщика В-52. Пентагон называет Х-51 крылатой ракетой, точнее — прототипом таковой.

Однако это не так. Компетентное американское издание «Популярная механика» сообщает, что главная задача данного проекта в том, чтобы добиться устойчивой работы крайне капризного при эксплуатации ГПВРД. Испытания проходят с переменным успехом: то ракета, преодолев расчетное расстояние, падает в океан в заданном квадрате, то взрывается вскоре после старта, то заворачивает не туда, и ее приходится дистанционно уничтожать.

То есть — это типичная летающая лаборатория, а никакой не прототип. Предполагается, что на основании опыта, полученного в результате развития проекта Х-51, и будет создаваться ударное гиперзвуковое оружие. А именно — ракета воздушного базирования.

А как дела у России? Маневрирующая крылатая ракета 3М22 «Циркон» морского базирования - это уже конкретное оружие, находящееся на этапе испытаний. Ею будут вооружены тяжелые атомные ракетные крейсера «Петр Великий» и «Адмирал Нахимов». Предположительная дальность полета — от 500 км до 1000 км. Ракету уже разогнали до скорости 8 М. Принятие на вооружение ожидается в конце этого десятилетия либо в начале следующего.

Есть сведения, что идут работы по созданию модификации «Циркона» и для воздушного базирования. Во всяком случае, в ходе российско-индийского проекта по созданию гиперзвуковой ракеты «БраМос» предполагается сделать ее и для надводных кораблей, и для самолетов.

Тем временем, в США существуют и еще два проекта, которые основаны не на использовании ГПВРД, а на разгоне летательного аппарата мощной межконтинентальной ракетой и пикировании из ближнего космоса с набором гиперзвуковой скорости. Это Advanced Hypersonic Weapon (AHW) и DARPA Falcon Project. Первый продолжает вяло развиваться, второй — закрыт по причине бесперспективности.

Ракета AHW в единственном удачном пуске с космодрома Кадьяк на Аляске, планируя из космоса и управляясь по GPS, достигла скорости 8 М. При этом полет был управляемым, но не маневрируемым.

Совсем недавно, в середине июля, поступило сообщение, что сделанный примерно по той же схеме австралийско-американский аппарат, выведенный в космос, устремился к земле на скорости 11 M. При этом не сообщается, какая доля в достигнутой скорости принадлежит ГПВРД, а какая — ракете, поднявшей аппарат на высоту в 278 км.

Необходимо отметить, что все эти проекты носят исследовательский характер и не имеют прямого отношения к созданию конкретного гиперзвукового оружия.

Что же касается российской ситуации с созданием боевой маневрирующей с гиперзвуковой скоростью боеголовки МБР, то она, как и «Циркон», проходит испытания. Именно, испытания, а не исследование возможностей построения такого аппарата. Это «изделие 4202» или Аэробаллистическое гиперзвуковое боевое оснащение (АГБО), разработанное, как и «Циркон», в НПО Машиностроения. Предполагается, что им будут оснащаться перспективные МБР «Сармат». Испытания проводят с 2004 года. По разным данным состоялось от 5 до 7 пусков.

Скорость АГБО выше, чем у «Циркона» — 7 М-12 М. Ракета «Сармат» будет способна запускать до трех боевых блоков. Полет, как и у «Циркона», происходит с маневрированием за счет аэродинамических рулей на небольших высотах, что делает АГБО трудноулавливаемой для радаров. Малозаметности добавляет еще и то, что блок окутан плазмой, поглощающей и не отражающей сигналы радиолокационных станций. В совокупности с маневрированием с громадными перегрузками это делает и противокорабельную ракету, и АГБО практически недосягаемыми для современных и перспективных комплексов ПРО. Что, очевидно, очень тревожит Запад.

Таким образом, можно констатировать: работы по созданию российского и американского гиперзвукового оружия находятся на разных стадиях. У нас вовсю идут испытания перед принятием на вооружение. У них пока - только исследовательские работы. Эксперты считают, что США идет по этому пути как минимум с семилетним отставанием. Вот именно поэтому и затеваются разговоры о необходимости подрезать России крылья хотя бы при помощи бюрократических механизмов.

Источник