25092018Tue

Back События Общество Михаил Хазин: Во власть нельзя попасть самому

Михаил Хазин: Во власть нельзя попасть самому

  • PDF
16

Один из главных вопросов, который задает себе человек, желающий попасть во Власть — это что нужно делать и как себя вести, чтобы на тебя обратили внимание

И не только обратили, но и чтобы реальный человек Власти, который может стать его сюзереном, сделал соответствующее предложение.

Я напомню базовые соображения из «Лестницы в небо»: Во власть нельзя попасть самому, по своей инициативе, кто-то должен пригласить и открыть соответствующие двери и есть масса людей («шлейф»), которые изображают из себя людей Власти, но ими не являются! И по этой причине крайне велика вероятность сделать ошибку — или не понравиться реальному человеку Власти или же, что еще хуже, принести вассальную клятву человеку, который не обладает соответствующими возможностями и полномочиями. Такая ошибка может приостановить начало карьеры во Власти на много лет, а то и просто ее закрыть навсегда.

Как следствие, нужно:

Во-первых, понимать, что значит понравиться потенциальному сюзерену.
Во-вторых, понравится именно сюзерену, а не представителю «шлейфа».
Как отличать одного от других (ну, точнее, как уменьшить вероятность ошибки) я пока говорить не буду. И здесь есть несколько принципиально важных моментов, которые нужно себе четко и ясно представлять. Причем очень важно их отрефлексировать, то есть непросто выработать некоторую модель поведения, которая учитывает эти моменты, но и попытаться представить, как вы с такой моделью выглядите в глазах других. Понятно, что смоделировать поведение человека Власти вы не сможете (опыта нет), но в конце концов, человек Власти тоже человек. Так что возможности есть.

Первый момент – это идентичность.
Есть типовая ошибка, которую совершали многие чиновники и на чем попадались многие шпионы (чужие) и, увы, наши разведчики — они случайно демонстрировали знания, которые в рамках разработанной им «легенды» они иметь не могли. У чиновников это проявляется в докладных записках, на которые они очень часто получают от руководства страшный вопрос: «А ты откуда это знаешь?» И если на этот вопрос нет четкого, внятного и очевидного ответа, то чиновник, оказывается, в крайне тяжелом положении, поскольку у начальства неминуемо сложится четкое мнение, что кто-то через подчиненного пытается его развести.

У меня несколько раз была смешная ситуация: уже будучи в отставке, я встречался со своими товарищами, которые ждали назначений, но никак не могли их добиться. Месяц проходил за месяцем, а результата не было. Причина была типовая: тот, кто их двигал, не был специалистом в той теме, на которой они специализировались. И руководство, получив рекомендацию на человека и прочитав его предложения по работе, не хотело принимать решения, поскольку рекомендатель в теме специалистом не был, а рекомендуемый был неизвестен. А спрашивать третьих лиц тоже не хотелось, тема была деликатная.

В свое время, когда это было возможно, я решал вопрос просто: сам писал сопроводительную записку. За своей подписью. И — вопрос решался, поскольку меня как специалиста знали. Ну, или, рекомендовал товарищу найти такое «третье лицо», которое может дать рекомендацию, которой поверят.

Разумеется, дело это – сложное. Попробуйте найти человека, которому гарантированно поверит большой начальник.

Один мой товарищ так и «погорел». Его личный, но относительно новый знакомый находился в кабинете большого начальника, когда подчиненный принес ему некий документ. Начальник посмотрел и задал вопрос: «А ты откуда это взял?», на что получил ответ, что ему этот документ передал этот самый мой товарищ. И начальник, не задавая лишних вопросов, тут же положил эту бумагу в папку, в которой он сам нес документы на доклад своему, боссу. И присутствующий при этом человек потом чуть ли не за грудки взял моего товарища: «Ты кто такой? что «Этот» даже не стал ничего проверять, а сразу принял на веру? Что ты мне про себя не рассказал?» Чуть не поссорились. Причина — несоответствие идентичности!

Таких историй масса, я еще сложный пример привел. А есть и более простые конструкции: мальчик привел домой вроде приличную девушку. Все отлично, дело идет к свадьбе, но папа или мама провели расследование и обнаружили... А вот и неважно что, важно, что оно не соответствует тому образу, который девочка создавала и предлагала. И свадьба расстраивается. А другая девочка, умная, все мальчику рассказывает (а бывает, что и не самому мальчику, а его папе или маме). И тогда никаких проблем нет, потому что за одного битого двух небитых дают.

Я думаю, что каждый может таких историй рассказать десятки. Но понимание должно быть четкое и ясное: если человек претендует на место во Власти, он должен четко и внятно транслировать свою идентичность. Что ему нравится, с кем он дружит, что он знает, откуда знает. И ошибка здесь может стоить очень дорого.

Отметим, что, вообще говоря, идентичностей у человека, может быть, много. Я об этом уже писал в более ранних текстах этой серии. Но и они должны быть объяснены. Если я начну выстраивать испанскую идентичность, меня быстро заловят и разоблачат. А вот разоблачить мою польскую идентичность просто нельзя, мою прабабушку реально звали Ядвига. А вот если я начну строить из себя афганца-спецназовца, меня, рано или поздно, разоблачат (хотя некоторые это делают виртуозно). А вот школьного учителя я могу изображать абсолютно натурально. Ну, и так далее.

Второй момент, на который нужно обратить внимание верность. Она же лояльность.
Потенциальные люди Власти, которые могут обратить внимание на претендента, должны быть уверены, что он не кинет их при первой возможности. Иначе зачем его тащить дальше. В качестве примера можно привести один типовой пример. Я его лично видел в своей жизни раза три-четыре, как минимум, литературных описаний в десятки раз больше.

Есть эгоистичная и жесткая красавица. Она «снимает» некоего достаточно уважаемого мужчину, входит с ним в его компании, после чего определяет в них наиболее влиятельного и авторитетного персонажа и пытается с ним проделать аналогичную комбинацию.

Так вот, такой фокус работает во Власти один раз. После чего такую даму вычеркивают из всех потенциальных списков допустимых для общения персон. Если же вы видите такую даму, которая раз за разом продолжает такие игры, это значит одно из двух: либо за ней стоит какая-то очень серьезная персона, либо у нее просто работа такая. И тот, кто на удочку попал — сам виноват.

К слову, обычно любой опытный человек быстро определяет такую работу как раз по нарушению идентичности. Я, кстати, с большим любопытством изучал в начале 2000-х (хотя некоторые из них появились еще в 90-е годы) карьерное движение молодых мальчиков явно нетрадиционной ориентации. По мере их продвижения становилось довольно очевидно на кого и ради чего они работают.

По этой причине нужно не просто демонстрировать свою готовность проявлять верность, ее нужно в себе тщательно воспитывать. Поскольку обмануть самого себя нельзя: если ты верен сюзерену или системе «через силу», то рано или поздно ты проколешься. Опостылевшая жена рано или поздно приведет к измене — и вот тут тебя заловят. Свои или чужие. Ну а дальше начнутся проблемы, которые крайне серьезно отразятся на дальнейшей карьере. Если вообще не сделают невозможной ее продолжение.

Кстати, очень важное обстоятельство. Только для человека Власти верность является крайне важным обстоятельством, люди шлейфа относятся к ней довольно пренебрежительно. Они-то знают, что только изображают потенциальных сюзеренов, что серьезного продолжения у «отношений» не будет. Ну, грубо говоря, потенциальный жених ведет себя с девушкой совсем не так, как хахаль, единственная задача которого затащить ее в постель. Жених готов жертвовать локальной выгодой ради стратегической цели, хахаль — ни за что. Для жениха информация, что «его» девушка строит глазки еще кому-то — возможная трагедия, хахалю, по большому счету, наплевать, главное, чтобы она ему «дала».

Разумеется, выстроить систему сигналов о том, что верность и лояльность для вас один из самых главных жизненных принципов, дело абсолютно индивидуальное. Но большая часть людей в этом направлении вообще не думает, просто к этому нет никакой необходимости. А вот для тех, кто хочет делать карьеру, картина совершенно иная. И это, безусловно, нужно учитывать.

И третье, тоже совершенно немаловажное качество. Это желание разобраться в деталях функционирования Власти.

Потенциальный кандидат в вассалы должен все время демонстрировать потенциальным сюзеренам желание понять и разобраться. В том, как выстроены отношения в рамках той или иной конкретной ситуации, кто главный, кто стоял за кулисами, какой был смысл в тех или иных действиях и так далее. И цель здесь двоякая.

Прежде всего, если сюзерен (пусть пока только будущий) настоящий, то он должен иметь объяснения очень многих странных и неожиданных событий и поступков. Не всех, разумеется, но некоторых. И когда он это объяснение дает, часто сразу становится понятно, что это и есть правда. Просто невооруженным глазом. Хотя иногда люди не совсем готовые считают такие объяснения конспирологией и фантазией. Но тут нужно еще поспрашивать стариков — они часто говорят что-то вроде: «А этот-то — понимает!».

А вот люди шлейфа такие объяснения дать в большинстве случаев не могут. Точнее, они довольно быстро исчерпывают варианты тех случаев, в которых они детали — знают. И на новых и свежих примерах начинают прокалываться. Поскольку человек Власти в теме всегда (ну, по крайней мере, он знает кого можно спросить), а вот человек из шлейфа — нет. Так что желание задать вопрос («Я их гоняю как собак, В ненастье дождь и тьму, Пять тысяч «Где?», семь тысяч «Как?», Сто тысяч «Почему?») не только выдает человеку Власти потенциального кандидата в вассалы, но и дает потенциальному вассалу возможность оценить, насколько адекватна идентичность потенциального сюзерена.

Кстати, очень интересна ситуация с детьми людей Власти. У них нет проблемы поиска сюзеренов, обычно им таких выбирают родители. Но отсутствие необходимости соответствующей рефлексивности и опасности нарушения идентичности часто приводит к тому, что они себе закрывают дорогу в реальную Власть. То есть теплое место им находят, а вот к реальному принятию решений не допускают, в силу недостаточного доверия. Я знаю массы таких примеров, в СССР так вообще было принято детей во Власть особо не тащить, во избежание проблем. Поэтому, реальные властные династии в мире — очень большая редкость.

Источник