12122017Tue

Back События Спорт Будет ли «переигровка»?

Будет ли «переигровка»?

  • PDF
04

Сборная России может остаться без зимних Олимпийских игр

Время разговоров, дискуссий, упреков, обвинений и оправданий подходит к концу. Завтра Международный олимпийский комитет объявит свое решение по участию, а, скорее всего, неучастию сборной России в XXIII зимних Играх в корейском Пхенчхане.

 

Что же будет? Да ничего – мир не рухнет, мы по-прежнему будем ходить на работу, воспитывать детей, заниматься домашними делами. Только навалится огромная, как черное облако, обида. Даже на тех, кто далек от спорта.

«Кто виноват?» – спрашиваем мы всякий раз, когда «на сердце тяжесть и холодно в груди». И сегодня мы повторяем этот вопрос, но ответа не находим. Мы знаем мало, ничтожно мало: наших спортсменов, кумиров одного за другим обвиняют, унижают, отбирая титулы, звания, медали сочинской Олимпиады. Гонят прочь из спорта грубо, безжалостно, чтобы даже духу их не осталось.

Хочется надеяться, что обвинения в адрес наших олимпийцев, звучавшие сначала в докладе Макларена, потом – в выводах комиссий Освальда и Шмидта, – ложь, наветы. И бывший руководитель российского Антидопингового центра Родченков, с чьей «подачи» заварилась вся эта каша, просто злостный клеветник.

Написал и осекся.

 

Можем ли мы быть уверены в абсолютной чистоте нравов российского спорта? Ведь сегодня в стране - повсеместно, на всех уровнях – лгут и ловчат сверх всякой меры.

 

А уж воруют так много и беззастенчиво, что хочется не горько плакать, как раньше, а истерически хохотать.

А в спорте, значит, тишь да гладь? И ужасный, коварный Запад зря ополчился на несчастную Россию. И Родченков, чтоб ему пусто было, выдумывает всякие небылицы?

Он – известный ученый, однако человек с более чем сомнительной репутацией. По должности обязан был следить за чистотой спортивных нравов, но сам участвовал в подлоге – в уничтожении тысячи с лишним допинг-проб российских атлетов. Имя Родченкова фигурировало в докладе независимой комиссии Всемирного антидопингового агентства WADA, в котором утверждалось, что он был важной частью механизма по вымогательству денег у спортсменов за сокрытие положительных анализов. Да и на родине Родченкову были предъявлены обвинения в злоупотреблении служебным положением.

В общем, репутация у него, мягко говоря, не очень чистая. Ему бы не других карать, а себя защищать. Но как только Родченков перебрался в США, он стал обвинителем, вытаскивая, словно фокусник, один обличительный список за другим. Однако нас уверяют, что никаких явных доказательств грехов российских олимпийцев у него нет, только версии, предположения, которые он передает своим западным покровителям. И в них злой умысел довлеет над фактами – мол, колбы с допинг-пробами участников Олимпиады в Сочи лишь поцарапаны, не более того. Кстати говоря, заодно обвинили и наказали тех спортсменов, чьи пробирки чисты, как стеклышко.

Но если так слабы и несостоятельны позиции обвинителей, почему они так уверенно наступают? И отчего так трусливо прижимаются к стенке российские спортивные чиновники, не дают отпор, а только исступленно твердят, что непременно будут защищать наших несчастных олимпийцев. Помнится, миллиардер Прохоров обещал нанять им лучших адвокатов. А буквально на днях вице-премьер правительства России, президент Российского футбольного союза и глава оргкомитета «Россия-2018» – не велика ли нагрузка? – Виталий Мутко клятвенно заверил, что «мы будем защищать наших спортсменов до последнего патрона!»

Увы, «патроны» уже кончились – завтра МОК вынесет свой, скорее всего, безжалостный вердикт. И если он решит закрыть дорогу нашим олимпийцам на Игры-2018, так тому и быть. Тяжелую и громоздкую судебную машину Прохорову, Мутко и другим господам надо было запускать сразу после того, как в мае 2016 года Родченков в интервью The New York Times обвинил российских атлетов в том, что для командной победы на Олимпийских играх в Сочи они пользовались запрещенными препаратами.       

Сейчас же можно только недоумевать, разводить руками. Матч проигран, счет в пользу соперника, после финального свистка можно лишь возмутиться, обвинить арбитров в предвзятости, воззвать к справедливости. Однако уже никто не даст дополнительного времени, не назначит «переигровки». Впрочем, президент МОК Томас Бах уверяет, что хотя решение по «русскому делу» уже принято, выступление российских представителей на исполкоме может изменить ситуацию. Но что они могут сказать такого, что Запад дрогнет, утрет слезы и отступит?!

 

И все же, почему Мутко не призвал к ответу людей, в том числе Родченкова, которые, по его мнению, опорочили самого вице-премьера и все российское спортивное движение?

 

Ведь он обещал, что «готов приехать в любой суд и доказать, что никакой “программы поддержки” допинга в России не было и нет». Во-первых, это невозможно доказать без фактов и аргументов, то есть, не имея на руках документов, свидетельств и прочего, что может вызвать доверие и перевернуть ситуацию.

Значит, есть нечто потаенное, что не позволяет Виталию Леонтьевичу идти в яростную контратаку. Он тщательно скрывает за густой завесой слов не только свою роль в этой неблаговидной истории, но и участие или соучастие и, возможно, махинации других чиновников.

Но и на Мутко, и на наших спортсменов, которые якобы принимали допинг, никто не подает в суд. Ни WADA, которая победоносно могло завершить свою обличительную кампанию, ни Родченков, чей портфель, как некоторые считают, распух от компромата. Но возможен и иной вариант – у этого «правдолюба» нет за душой ничего. Если поймают на лжи, растопчут, вышвырнут из США прочь. Но пока ему верят. Точнее, хотят верить…

Родченков ограничился публикацией в газете The New York Times отрывков из своих дневников, которые он вел якобы в России в 2014−2015 годах. Логично было ждать «бомбы», но в публикации американской газеты и не пахло порохом. В рабочей тетради – незатейливые, бытовые записи – как питался, спал, где проводил время. И как общался с начальством – с Мутко, в то время с министром спорта, его заместителем Юрием Нагорных, другими людьми. Там нет обличительной конкретики, например, того, что Родченков передавал шефу «список Дюшес» – с именами спортсменов, которые должны были принимать разработанный им стимулирующий «коктейль» на основе спиртного, с анаболическими стероидами: метенолом, тренболоном и оксандрлоном.

Родченков пишет, что «подготовил все материалы для Мутко», «прошлись с Мутко по всем вопросам». Эти слова могут быть и невинными фразами, и явным намеком, завуалированным компроматом. Но веских доказательств-то нет! С тем же успехом можно считать обличающими слова Родченкова о том, что его накормили обедом: «Филе сибаса и суп фасолевый с бараниной». И следом: «Доел виноград за Мутко». Тоже намек на что-то нехорошее?

Мутко заявил, что «дневники, я абсолютно уверен, написаны за шесть месяцев пребывания в США, подредактированы. Они подгоняются под некие факты». Очень может быть. Но если так, то почему Родченков ограничился бытовыми деталями, а не пустился во все тяжкие, не выдвинул неопровержимые обвинения против российского спортивного руководства, своего бывшего шефа? Отчего не раскрыл жгучих тайн, а ведь он наверняка причастен ко многим секретам? Ведь Родченков утверждает, что государство не только знало об употреблении спортсменами запрещенных стимуляторов, но и активно поддерживало эту безнравственную политику. Всегда и особенно на зимней Олимпиаде в Сочи, где хозяевам необходимо было показать впечатляющие результаты.

 

В общем, темная, запутанная история. И трудно ожидать, что ее финал окажется светлым.

 

Да, чуть не забыл – за большой вклад в проведение, организацию и победу сборной России на Олимпийских играх в Сочи Родченков был награжден орденом Дружбы. И отобрать российский орден у него могут только через суд. Это так, к слову.    

Источник