24072016Sun

Back Интервью Олег Платонов: "Русская цивилизация"

Олег Платонов: "Русская цивилизация"

 

Олег Анатольевич, вы — доктор экономических наук, известный ученый, возглавляете Институт Русской цивилизации. Что такое, по-вашему, русская цивилизация? Есть европейская цивилизация, есть христианская цивилизация, есть мусульманская цивилизация, и так далее. Мы — нечто особое? Иной тип цивилизации? Или же мы входим в общую европейскую христианскую цивилизацию?

Русская цивилизация является особым типом цивилизации. По всем своим параметрам она противостоит европейской, западной цивилизации. Любая цивилизация — это замкнутая духовная общность, развивающаяся по собственной шкале координат. Шкала координат у русской цивилизации — совершенно иная, чем у западной. Западная цивилизация построена на рационализме. Преобладание материального над духовным. Вера в то, что силой можно организовать и построить весь мир.

Русская цивилизация — прежде всего духовная. Парадигмой её является Православие. Православие как высшее достижение христианской веры.

Мыслитель Иван Киреевский говорил, что особый тип русского взгляда на мир предполагает такого человека, который духовно может переустроить весь мир. Другим народам этого не дано. Русский человек должен стать во главе духовного развития всей мировой цивилизации. И создать новое качество жизни. Русский народ выведет человечество из того тупика, в который его завела западная цивилизация.

Олег Анатольевич, а русская интеллигенция — часть русской цивилизации?

У меня отношение к интеллигенции более сложное. Считаю, что у нас существует как бы две интеллигенции. Одни интеллигенты всегда ориентировались на Запад и отрицали русскую цивилизацию. Определяли всё, происходящее в России по шкале ценностей западной цивилизации. Это всегда была наша пятая колонна, даже если это были люди добропорядочные и искренние. Это началось еще до Петра. Постоянно проходили на Русь новые веяния с Запада, то ересь жидовствующих, то напор католиков. Такая интеллигенция враждебна русскому народному бытию, русскому мировоззрению. Интеллектуалы, прозападные интеллигенты часто хотят унизить людей, национально мыслящих, переживающих за свой народ. Настоящий русский интеллигент — это человек национально мыслящий. Он стремится осмыслить с точки зрения русской цивилизации весь окружающий его мир, все явления, все мировые проблемы и частные особенности бытия.

Эти две интеллигенции никогда и никак не объединить. Они всегда смотрят в разные стороны.

Россия всегда была между молотом и наковальней. Между миром Востока и миром Запада. Мы поневоле создали независимую особую цивилизацию. И она создавала свою национальную интеллигенцию. Государство почти во все времена больше тянулось к прозападной интеллигенции, а народу русскому была ближе национально ориентированная интеллигенция. Эти две интеллигенции лишь усиливали пропасть между государством и народом.

Под давлением прозападной интеллигенции в правительственных кругах с давних времен сама русскость находится под подозрением. Раньше это называли дикостью, варваризацией, сейчас русскость приравнивают к русскому фашизму. Почему в Англии быть англичанином почетно, в Германии — быть немцем, во Франции — быть французом? Почему все партии в той же Франции, от правого Ле Пена до левого Жоржа Марше, с которыми я встречался, прежде всего защищают национальные интересы французов, и только потом свои партийные интересы, а в России даже называться не российским, а русским писателем уже неприлично? Написать книгу "Я — русский" — это значит признать себя экстремистом? Меняются идеологии на противоположные: царская империя, советская страна, нынче антисоветская, — а русскость у всех политических элит под подозрением. Во многих странах у власти находятся национальные партии, тот же Гоминьдан на Тайване, или же занимают прочные позиции в парламенте. Можете себе представить даже не у власти, а в Думе, русскую национальную партию? Русскость в России неприлична и недопустима. Почему?

В России с давних времен сложилось так, что наши политические элиты испытывают комплекс неполноценности из-за своего национального происхождения. Это относится, практически, ко всем партиям в той же Думе. Большинство по крови — русские, но комплекс неполноценности неистребим. Этот комплекс сложился с давних времен. Думаю, с конца XV века. Значительная часть западных феодалов, ранее находившихся под властью Польши, и принесла заразу презрения к собственной русскости. Политическая элита с тех пор во многом формировалась из людей прозападной культуры. Они вели себя свысока по отношению к собственному народу. Даже старались говорить на другом языке, неважно, французском, немецком, английском, даже польском, лишь бы не на русском. Они — иногда искренне — полагали, что поднимают Россию до уровня Европы. Они хотели европеизировать всю страну. Многие наши правители попадали под их влияние. Только сильные лидеры боролись с этим. Знаменитый конфликт Ивана Грозного с боярством связан с тем, что в окружении царя господствовали носители другой, чуждой русскому народу культуры. Этот конфликт прошел через всю нашу историю. Уже пять столетий длится. Продолжает существовать и сейчас. Для них русское — это нечто второсортное.     

Не случайно и то, что даже в период "золотого века русской культуры" все наши аристократы, в том числе и все наши гении, говорили на французском языке. Даже о русскости своей спорили по-французски. Увы, но даже Пушкин писал письма на французском языке своим русским же друзьям. По-русски писать было не принято. Сейчас Франция не модна, переходим на английский язык. Со временем перейдем на китайский, а свой язык — лишь для кухни, для челяди, для лакейской. Посмотрите, с каким удовольствием тот же Путин говорит по-немецки. Любой язык хорош, чем больше языков знаешь, тем лучше. Но пусть в России иностранцы учат русский язык. В чем-то в свое время эстонцы были правы, живешь в Эстонии — знай эстонский язык. Имеешь дело с Россией — говори по-русски. Надо избавляться от чувства своей второсортности. От аристократов эта болезнь второсортности перешла и к большей части нашей интеллигенции.

Интеллигенция, как правило, обслуживает интересы правящей элиты. Потакает ей. И всё-таки, русская культура упорно развивалась, в том числе теми же офранцузившимися дворянами. Письма по-французски, а стихи, прозу — писали по-русски. Это уже веление Неба. И живопись, и музыка, даже заимствованная с Запада, со временем неизбежно русифицировалась, и лишь в русскости своей приобретала всемирное значение. Копии с французского Европу не интересовали, а русскость в культуре становилась интересна всему миру. Эти русские духовные ценности становились важны всем слоям общества: и князьям, и дворянам, и крестьянам, и служилому люду. Русские национальные духовные ценности объединяли все общество, всю страну, образовывали духовную цельность. Всё чужое, все заимствованные идеалы работали на раскол общества, приводили к бунтам и гражданским войнам. Так было и в Смуту, и в петровские времена, и после 1917 года, и в период перестройки.

Зачастую правящая элита, господствующая интеллигенция старательно разрушали основы русской цивилизации. Проходит какой-то период после, казалось бы, необратимых трагических событий, к примеру, эпоха Петра, Октябрьская революция. Национальная Россия должна исчезнуть. И вдруг внутри новой постпетровской элиты, внутри советской элиты, внутри послеперестроечной элиты разрастается русскость. Как феникс из пепла возрождается всё та же русская цивилизация. И правители вынуждены согласовывать с ней свои программы. Из абсолютно антинациональной большевистской программы выросла могучая русская советская держава. Именно на принципах русскости. Враги этого русского величия стали ярыми антисоветчиками и устроили перестройку. Обратите внимание: все гайдары, сванидзе и прочие — из лютых чекистских или комиссарских семейств. Но опять прорастает у всех на глазах русская цивилизация.

Нас спасает тот дух, тот русский менталитет, который заложен в русских людях. Эти ценности русской цивилизации изначально заложены в каждом русском человеке. Любая правительственная элита должна искать себе опору в стране. Можно захватить власть грубой силой. Но дальше надо опираться на тот же русский народ. Опираться на те ценности, которые заложены в народе. Яркий пример — Иосиф Сталин.

Он пришел к власти вместе с теми комиссарами, которые ненавидели саму русскость, залили Россию кровью, презирали русский народ. Троцкий, Каменев, Зиновьев, Ярославский и другие. Но постепенно к Сталину пришло понимание, что в России главная державная сила — русский народ и русская культура. Сталин сумел понять главные ценности именно русской цивилизации, и стал опираться в своем развитии именно на них. Он сумел сделать невозможное. Он сломал лучшую мире немецкую военную машину. Наши оппоненты любят вспоминать про ошибки, про отступления. Но те же Польша, Чехословакия, Франция сдались немцам почти без боя. Сломались бы и упорные англичане. Именно Сталин и русский народ разбили Гитлера. Сталин объединил в одно единое целое всю страну. Он объединил русский народ на русских началах. К основным русским ценностям обращались в трудную минуту и все другие удачные и неудачные властители.

Каковы были эти объединяющие духовные русские ценности?

Мой духовный учитель, владыка Иоанн, митрополит Петербургский и Ладожский, которому я обязан всем, призвал меня создать национальную русскую энциклопедию, призвал издать всех русских национальных мыслителей, которых намеренно, чуть ли не столетиями, замалчивали и в царское, и в советское, и в нынешнее время. В их книгах, которых уже вышло более тридцати, передается величие русского духа. Русский дух должен, наконец, вырваться на волю. Эти книги русских национальных мыслителей должны быть прочитаны. Им долго не давали хода те, кому дух русской цивилизации был противен. Чужаки понимали, что главный враг для них русская национальная мысль. В русском духе есть то, о чем писали Киреевский и Хомяков. В чем всемирная задача России? — спрашивал Хомяков. Вывести мир из тупика. Отказаться от одностороннего, ложного движения жизни, навязанного западным миром. Русская цивилизация и существует как противовес всем ценностям западного мира. Что такое русский народ? "Русь — это подножие престола Господня", — говорил мой духовный учитель. Русский человек — главный хранитель христианской веры. Парадигмой русской цивилизации стало Православие. И уже на основах Православия появилось понятие Святая Русь. Святая Русь — это особое благодатное свойство русского народа, делающее его хранителем христианской веры во всем мире. Служение православной вере и делало русский народ народом-богоносцем. Мы избраны быть главной силой в борьбе с мировым злом. Ложное направление мира в сторону вещизма и материального благополучия, гедонизма никогда не будет господствовать у нас в России.

На мой взгляд, главные основы русской цивилизации таковы.

Во-первых, духовная цельность. Неразрывность мира и жизни. Вне веры жизнь неполноценна.

Духовная цельность и отличает прежде всего русского человека от западного. Вне духовной цельности нет даже нормального развития любой науки в России. Любая наука пробует заявить о своей независимости от всего. Иные академики — физики, математики — безапелляционно пытаются судить о самых важных ценностях бытия. Настоящее познание мира возможно только при духовной цельности. Объединяются вера и наука, чувства и воля. Только в такой цельности возможно любое научное познание мира.

Во-вторых, любовь и добротолюбие. Главный критерий любой человеческой жизни. Для многих людей идеал любви и добротолюбия становился идеалом святости. Этим отличались все русские святые. Многие русские люди понимали, что не всегда идеал достижим. Тем не менее, стремились к нему. Для простых русских крестьян идеалом были русские святые. У каждого в избе висели иконки, и этих своих святых особо почитали. Перед ними исповедовались в грехах. Святые были главным примером в жизни. К примеру, в Америке совсем другая шкала ценностей. Там героями были пираты, удачливые бандиты — все, кто сумел достать мешок денег. Их оценивают не по их духовным качествам, а по тому, сколько у них появилось денег.

Следующий идеал и критерий русской цивилизации — нестяжательство. Преобладание духовно-нравственных форм жизни над материальными. Для Запада деньги — это олицетворение свободы. Для русского человека — свобода от денег, независимость от них являются критерием свободы личной. Деньги создают условие для греха.

Характерно, что даже русские купцы, русские богачи стремились вырваться из чисто денежной зависимости. Или уйти в шальной разгул, или строить храм, или создавать русскую культуру. Или погружаться в самую пучину всех грехов, или взлетать на вершины духа, но уходить от привязанности к своим денежным мешкам. Чисто западный тип — деньги делают деньги, в них весь смысл жизни. Они символ и свободы, и нравственности, и даже религиозности. Самый отвратительный и мерзкий русский богач стремился уйти куда-то в сторону от самих денег.

Этот принцип нестяжательства так или иначе существует в душе каждого русского человека. Не все его реализуют. Но чувство неудовлетворенности одними только деньгами сидит во всех. Вы правильно, Владимир Григорьевич, это отметили. Наши русские купцы построили большинство храмов на Руси. Вспомним Третьяковскую галерею, оперу Мамонтова, Большой театр Рябушинского, Абрамцево Саввы Морозова. И так во всех городах России. Они искали оправдания своим деньгам.

Четвертый принцип русской цивилизации — идеал соборности. Это христианское понятие. Растворение человека в православной церкви, в православном народе, в православном государстве. Человек становился частью одного духовного соборного целого. Он не лишался своей личностной свободы. Становился наиболее свободным, так как он жил в мире своей системы ценностей. Внутри этой системы ценностей он был абсолютно свободен. Это высший тип свободы. Соборность — необходимое условие развития русской цивилизации.

Конечно, следует отметить симфонию власти — светской и церковной. Никогда полного совпадения не было. Но необходимо приблизиться и к этому идеалу. У русского народа всегда существовал важный принцип. Существует и сегодня. Любое государство, если оно хоть в какой-то мере стремится к реализации идеалов Православия, неминуемо должно сблизиться с нашей церковью.

И, наконец, патриотизм. Шестой принцип, шестое чувство. Высшее выражение духовности русского человека. Любой русский человек всегда был патриотом своего Отечества. Это было естественное проявление чувств. Как сыновья любовь. Он не рассуждал о пользе или необходимости патриотизма, он просто был патриотом.

Русская цивилизация всегда постепенно при любом режиме берет верх ещё и потому, что не хватает чужаков на все должности. При любом режиме, даже Лжедмитрия или петровском, большевистском, перестроечном, нужны сотни тысяч служилых людей, а от Камчатки до Мурмана не завезешь сотни тысяч ни немцев, ни евреев, ни грузин. И какие бы сверху ни спускались приказы, один нелепее другого, внизу русский служивый люд (не всегда и благородный, не всегда праведный) всё делал по-своему, учитывая интересы общества. Именно таким путем и русифицировался любой идеологический режим. Кстати, не побоюсь сказать, когда-то так не то что русифицировалась, но очищалась от чужих наслоений и православная церковь, православная вера, приобретая чисто русский характер.

Это очень важно. Мы не просто взяли себе Православие из Византии. Мы пришли к Православию потому, что оно нашему народу было внутренне близко. Язычество, которое русские исповедовали, соблюдало те же принципы русской цивилизации. Русский путь не прерывался все тысячелетия существования нашего народа. Историки, изучавшие язычество, тот же Рыбаков, отмечали добротолюбие, нестяжательство, соборность и патриотизм. За свою общность древний славянин отдавал жизнь. Это были наши естественные природные чувства. Инстинкт русской цивилизации, заложенный в самые древние времена.

Думаю, русский народ был избран свыше для Православия. И формы нашей державности при всех сменах правления, при всех революциях приходили всё к тому же естественному русскому варианту. Недаром наши враги так хотят изменить именно русский менталитет.

Основы русской цивилизации, которые сплотило Православие, существовали, может быть, добрых 2000 лет до принятия христианства. Я начинаю свое исследование русской цивилизации со второго тысячелетия до принятия христианства.

 

Как вы относитесь к нынешней власти в России с точки зрения принципов русской цивилизации?

Наши нынешние правители — прямые наследники разрушителей русской державы. Но сейчас мы видим, что эта нынешняя власть заговорила русским языком. Заговорила о русских проблемах, которые мы с вами много лет защищаем от них же. Наша власть сегодня использует все атрибуты русской цивилизации.

Это не значит, что она приняла нашу веру. Она поняла, если не найдет общий язык с русским народом, её сметут. Или начнется новый пожар. Помните Блока: "Мировой пожар в крови. Господи, благослови!" Идеалы русской цивилизации стали ресурсом новой власти.

Я надеюсь на скорый русский национальный подъём. Все эти Кондопоги, Ставрополье, Хотьково и так далее, все эти станицы Кущевские уже довели народ до края. Да и страх перед расстрелами октября 1993 года уже у нового поколения отсутствует. Тюрьмы не пугают ни лимоновцев, ни скинхедов, ни акаэмовцев. И все эти движения, хоть правые, хоть левые, — полны русского национального духа, они уже не атеистические и не интернациональные, как было в начале ХХ века, они полны имперским русским духом. Если власть сама не сработает на опережение, её сметут решительно и быстро. И никакая Европа не решится ринуться на помощь этим властям, никакие войска НАТО не будут спешить на подмогу. Застрянуть в русских лесах и болотах, в русских снегах и метелях не захотят ни французы, ни немцы, наученные горьким своим опытом.

Для этих новых русских людей мы и работаем. Выпускаем книги русских мыслителей, которые были украдены у них. Положение русского народа сейчас катастрофическое. Но и западный мир сейчас не в лучшей форме. Белая цивилизация в глубочайшем кризисе. Может быть, европейская цивилизация подходит к своему концу. Западный мир давно не религиозен и не идеалистичен. Никаких ценностных духовных идеалов. Всё держится на одном чувстве закона и гонке потребления. Он откинул всё человечество в нравственную пропасть. Ради поддержки уровня жизни они наводняют свои страны иммигрантами. Со времён первой христианской глобализации западная цивилизация шла по пути религиозного развития личности. Настоящий прогресс всегда прежде всего духовен. Технический прогресс сам по себе ведет в тупик. Запад держится на экономике. Духовность у них давно уже закончилась. Подлинного искусства нет. Человек только разрушается и в литературе, и в живописи. Растет одна античеловеческая глобализация, основанная на ценностях Талмуда. По Талмуду, избранному меньшинству должен принадлежать весь мир. Те, кто ему не служит, становится врагом. Всё, что находится на земле, — потенциальная собственность избранного меньшинства. Этот принцип и привел к разрушению всего западного мира. Это сегодня еще одна большая всемирная пирамида. Основное в ней — даже не станки и заводы, не здания и дороги, а бумаги, бумаги, бумаги. Бумаги растут и растут, а выхода нет. Тот же Барак Обама запустил сейчас непрерывный денежный станок, как в свое время Троцкий в России. До бесконечности. И чем всё это неизбежно закончится? Крушением. Пирамида рухнет. Думаю, наша катастрофа слабее, чем то, что ожидает западный мир. Конечно, происходит деградация русского народа. Но, думаю, еще хватает крепких русских сил, чтобы остановить этот механизм разрушения. В том числе и мы с вами.

Меня поражает еще, почему весь западный мир недолюбливает Россию и русских. Они больше доверяют даже азиатам и африканцам, латиноамериканцам и исламскому миру. Русские, такие же белые, внешне не отличимые, расово близкие, никогда Западу не угрожавшие. (Сталин даже после всех своих побед лишь слегка восстановил границы Российской империи, вывел войска из Австрии и Норвегии, оставил в покое Польшу и Финляндию). Но всегда какая-то природная русофобия присутствует. Помню, на Тайване увидел меня какой-то англичанин, соскучившийся по белым лицам, ринулся обниматься, понял, что я русский, опешил, откланялся и ушел. Помню, спрашивал на даче у Ле Пена почему вы пускаете к себе в Париж всех азиатов, и интуитивно недолюбливаете русских, отгородились от них при всех режимах. Ле Пен ответил: боимся. Им бы опираться на русских, как белых союзников в защите белой цивилизации. Они готовы построить мечеть Парижской богоматери, но русских не пускать.

Мы для них страшнее. Внешне схожие, а внутренне другие. Других всегда боятся. Два года назад был на съезде правых сил в Риме. Там были патриоты из разных европейских стран. Несмотря на то, что у нас было много общего, Россия для них — чужая страна.

Кого бы вы назвали самыми великими политиками России?

Князь Владимир Святославич, Ярослав Мудрый, Иван Третий, Иван Четвертый (Грозный), Алексей Михайлович, Петр Первый, Елизавета, Екатерина, Павел, в какой-то степени Александр Первый, Николай Первый, Александр Третий, царь-мученик Николай Второй и Сталин. Конечно, Николай Второй мог вовремя расстрелять несколько десятков человек, и никакой революции бы не было. И Россия пришла бы к победе в Первой мировой войне. Константинополь и Дарданеллы были бы русскими. Это была бы совсем другая страна. Но царь наш был совестливым и не хотел русской крови. А вокруг было море политиканов. Он им и проиграл. Он передал власть своему брату, чтобы тот спокойно закончил войну. Но всё вышло по-другому. Власть упала в грязь.

Говоря о Сталине, хочу подчеркнуть: таких личностей в мировой истории мало. Александр Македонский, Наполеон. Если хотя бы еще лет десять Сталин продержался у власти, Россия уже навсегда осталась бы нерушимой единой империей. Пришло бы новое поколение руководителей — уже не партийных, а государственных. России всегда требуется модернизация, но на национальных началах. И она готовилась в начале пятидесятых к новой модернизации, к полету в космос. Это всё сталинские планы. Но после Сталина всё пошло по-другому. И сейчас нам крайне нужна национальная модернизация.

Русская цивилизация нашла себя в русской литературе. Есть неискоренимые отличия у русской литературы?

Это литература духовного слова. В советское время наша национальная литература вообще вынужденно заменила церковь, стала духовным спасением человека. Место священника занял писатель. Нынче другое положение. Есть у любого писателя соблазн ковыряться в человеческих слабостях, в пучине греха.

Барахтанье в этой грязи крайне опасно для талантливого писателя. Надо иметь силы на то, чтобы освобождать человека, поднимать его силы, радовать и возвеличивать добрую душу, христианские ценности. Можно писать о чем угодно, можно писать о любви мужчины и женщины, но можно утонуть в сексе, а можно воспеть любовь, показать её красоту. Духовная сторона тоньше и даже изысканнее. И гораздо интереснее. Должна быть жажда идеала. Хватило бы таланта. Разве не притягательно раскрыть душу человека, изумить мир величием замысла? Писатель — реальный рычаг влияния на общество.

Может быть, идея вашей библиотеки, издаваемой вами серии книг русских мыслителей, — это тоже попытка противостоять уничтожению русской духовности?

Идея создания энциклопедии русской цивилизации и собрания книг русских мыслителей принадлежит владыке Иоанну Петербургскому и Ладожскому. Он мне сказал, что пришло время создать свод духовных национальных сведений о русском народе. Предыдущий свод был создан, по его мнению, митрополитом Антонием в XVI веке. Четьи минеи. Это были не только чисто литургические произведения, они состояли из житий и из произведений различных авторов и философских трактатов. Вся русская духовность XVI века. Потом таких попыток не делалось. Владыка мне сказал, что надо создать светский свод, в котором будет рассказано о всех духовных достижениях русского народа. Мы наметили издать 20 томов "Русской энциклопедии", к сегодняшнему дню издали десять томов. Параллельно решили издать всех основных классиков русской национальной мысли. Владыка Иоанн знал, что значительная часть таких книг давно выведена из культурного и духовного оборота русского народа. Это состояние дел совершенно не приемлемо. Мы подняли из архивов, из библиотек, из спецхранов редчайшие издания русской мысли, главные идеологические работы русских мыслителей. Целых два столетия о них молчали. Вначале мы думали, что предложение Владыки неподъемно для нас. Но глаза боятся, а руки делают. Его молитвами мы начали этот процесс.

Что вы считаете главным в вашей уникальной подвижнической серии книг русских мыслителей?

Прежде всего издание совсем недоступных авторов, чьи книги намеренно были изъяты из читательского оборота. Это славянофилы, из которых сделали мальчиков для битья партийных историков. Намеренная дискредитация русских мыслителей.

Они и остались на слуху лишь благодаря тому, что демократы тоже о них писали, и Герцен, и Белинский.

Мы составили списки виднейших русских мыслителей. Поговорили с крупнейшими учеными, историками, филологами, учли их рекомендации, привлекли к сотрудничеству.

Мы уже выпустили книги всех славянофилов: Ивана Киреевского, братьев Аксаковых, Алексея Хомякова, Александра Кошелева, Дмитрия Валуева. Издали мы великого русского мыслителя Николая Гилярова-Платонова, который сформулировал кредо русской цивилизации: жизнь есть подвиг, а не наслаждение . Нормальные отношения между людьми есть любовь, а не зависть. Он сформулировал принципы русской экономики. Любая экономика национальна. Западная экономика построена на принципах протестантизма. У Востока свое понимание. Православный мир формулирует свои принципы экономики. Экономика разумного достатка. Домостроительство. Домострой. Это же принципы русской жизни. Мы издали и Михаила Каткова, Владимира Мещерского, Константина Леонтьева, знаменитую "Апологию почвенничества" Аполлона Григорьева. Есть абсолютно забытые имена, есть и общеизвестные книги — такие, как "Россия и Европа" Данилевского, "Православие и народность" Юрия Самарина, "Борьба с Западом" Николая Страхова, "Сокрушить крамолу" Никольского. Борис Никольский незадолго до революции обратился к царю с призывом: "Дайте народу русскому вместе с Царем стать на страже свободы, порядка и законности. Мощной военной властью да будет истреблена, сокрушена и сметена безумная крамола, спасено Отечество". Жаль, что царь не прислушался. Сейчас мы готовим книгу совсем уже не известного адмирала Шишкова, его знаменитый словарь русского языка. Мы публикуем основные работы Константина Победоносцева. В серии русских мыслителей вышли уже книги и живущих ныне Игоря Шафаревича и Михаила Лобанова, готовятся и другие. Этим доведением серии до сегодняшних дней мы подчеркиваем: русская мысль не остановилась, она работает и ныне.

Скоро выходит уникальнейшая "Энциклопедия русской иконы". Она состоит из двух томов, более тысячи статей и четыре тысячи цветных иллюстраций. Такого издания еще не было. Русская икона — это выражение русского взгляда на мир. Икона может выразить больше, чем целый трактат.

Все издаваемые нами русские мыслители твердо стояли на позициях русской государственности. Всего с конца девяностых по сегодняшний день мы издали и подготовили более 50 книг выдающихся русских мыслителей. Большинство этих книг издано впервые за сто лет, они являются источником для изучения русской национальной мысли. С нами сотрудничало до полутора сотен лучших ученых, искусствоведов, историков, филологов, политиков, редакторов.

У нас выходит две серии книг: "Русская цивилизация" и "Русское сопротивление". Кроме этого, издаем лучшие книги современных русских ученых по национальной идеологии, культуре и экономике. Мы издаем высокую национальную классику. Это как единая река русской мысли. Река русской цивилизации. Она обращена в будущее. От митрополита Иллариона до наших дней.

Поражает глобальность и величие вашей работы. Это по былым временам делал бы целый научный институт в многоэтажном здании. Таких подвижников, как вы, я редко встречал. Дай Бог вам удачи во всех ваших начинаниях. Вы восстанавливаете непрерывность русской национальной мысли. Будем следить за вашими изданиями книг "Института русской цивилизации".

Оценить
(53 голоса)