26052017Fri

Back Точка зрения Публикации Александр Тутов : Долговая яма для народа

Александр Тутов : Долговая яма для народа

  • PDF
17

О гримасах современной отечественной экономики, финансово-кредитной кабале, в которой оказались миллионы россиян, рассуждают писатель Александр Тутов и журналист Анатолий Беднов

О гримасах современной отечественной экономики, финансово-кредитной кабале, в которой оказались миллионы россиян, рассуждают писатель Александр Тутов, председатель Архангельского регионального отделения движения «Народный собор» и журналист Анатолий Беднов

 

Анатолий Беднов:

 - Говорят: если человек равнодушен к политике, то политика рано или поздно займется им. А уж экономика – тем более.

 

Александр Тутов:

- Я получил второе высшее образование в президентской Академии государственной службы в Санкт-Петербурге. Там преподавали очень интересные экономисты. И мне хотелось понять экономическую ситуацию. Среди моих хороших друзей – Андрей Петрович Паршев, один из ведущих экономистов, автор книги «Почему Россия не Америка» и других.

У нас, что ни день, то новые инициативы правительства, новые законы Госдумы. Вплоть до предложения ввести налог на сбор грибов и ягод.

А.Б.:

 - Пытались это на Украине ввести, в Белоруссии уже ввели, но он не распространяется на сбор даров природы для личного пользования.

 

А.Т.:

- У нас, в Архангельской области, грибы и ягоды для многих – способ выживания, потому что работы нет, многие предприятия, занимавшиеся вырубкой леса, сейчас не функционируют, многие лесные поселки развалились.

То же самое – поморская тема: разве населению, живущему по берегам Белого моря, рыбу бесплатно ловить можно?

А.Б.:

- Так люди становятся браконьерами поневоле.

 

А.Т.:

 - Кто-то вынужден браконьерствовать, а кто-то голодать. То есть опять же остается множество людей без средств к существованию. В некоторых местах и в лес нельзя стало ходить местным жителям.

Деньги почему-то пытаются выжить из простого населения, тех, у кого их нет, из мелких предпринимателей и работников. Вместо того чтобы разбираться с нашими гигантскими корпорациями, в том числе и государственными. Почему чиновники, которые там работают, получают огромные ежемесячные зарплаты?

А.Б.:

- И зарплаты, и премии… Достаточно вспомнить хотя бы главного почтмейстера России. А ведь почту вообще подумывают приватизировать.

 

Будет очередное РАО – и к чему это в итоге приведет? Да к тому, что многие почтовые отделения в глубинке просто закроют, ибо невыгодно.

 

А.Т.:

- И так уже есть нарекания к ее работе. Вспомним еще топ-менеджеров «Газпрома», «Роснефти». Как будто они сами разрабатывали месторождения нефти и газа. Хотя к Абрамовичу и прочим олигархам претензий еще больше, но они, по крайней мере, не государственные деньги выкачивают.

Сейчас хотят еще пенсии пытаются урезать и пенсионный возраст продлить. А если этих чиновников ограничить в зарплатах, то денег хватит на всех. Потому что на самом деле денег-то в стране много. Только они воруются миллиардами.

В то же время у нас банки, коллекторы, судебные приставы постоянно трясут должников. Но, если подумать, сами эти должники несколько раз обкрадены.

В начале девяностых я не смог получить свои деньги – около тысячи рублей, по тем временам бешеные деньги – которые хранились в Сбербанке. То есть, я все-таки получил их поле реформы, но этой суммы хватало уже только на то, чтобы, условно говоря, несколько раз проехать на автобусе. Потом в 1998 году произошел дефолт, и мои деньги, хранившиеся в Московском индустриальном банке, «накрылись». А буквально через несколько дней открылся тот же самый банк с тем же директором, но под другим названием. «Мы ничего не должны».

Почему мы прощаем миллиарды рублей другим странам, даже не союзникам? В то же время у нас миллионы своих граждан-должников, которые из-за долгов не могут нормально работать и развиваться, прячутся от кредиторов.

А.Б.:

 - Нам говорят: миллиарды, которые должны России африканские и прочие государства – это безнадежные долги, их все равно не взыскать. Но ведь у всех этих стран есть государственная собственность, на которую можно обратить взыскание. Ведь если человек задолжал, у него арестовывают имущество – например, автомобиль, - и потом продают, если он не может расплатиться по кредиту или налогам. А как действовала в девяностые швейцарская компания «НОГА», которая пыталась арестовывать российское госимущество? Почему Россия так не поступает?

 

А.Т.:

- В истории многих государств было так: если приходил новый правитель, он ликвидировал долговые расписки, и после этого начинался большой подъем.

Как было в Спарте при Клеомене Третьем. После этого Спарта могла противостоять Риму достаточно долго и успешно.

Вспомним Робин Гуда и прочие восстания, которые были вызваны тем, что воины шерифа ездили и выбивали долги.

А.Б.:

- Неслучайно многие восстания в древности и в средневековье сопровождались уничтожением долговых расписок.

 

А.Т.:

- Люди, которые были загнаны в угол долгами, если их освободить от долгов, будут нормально зарабатывать, вкладывать эти деньги… В противном случае может произойти социальный взрыв.

А.Б.:

 - Кстати, многие сегодняшние коллизии, связанные с долговым закабалением, описаны в классической литературе. Микрокредитование населения – «Преступление и наказание», кредиты для развития бизнеса – «Венецианский купец».

 

А.Т.:

- Я уж не говорю о том, как ведут себя коллекторы. Вроде бы и закон придумали, но они находят кучу лазеек.

А.Б.:

 - В наши дни Шейлок, наверное, прислал бы к Антонио коллекторов.

 

Система микрозаймов как была, так и остается, и продолжает заманивать соотечественников в сети, из которых потом очень трудно выпутаться.

 

А.Т.:

- Когда люди берут пять тысяч, а должны оказываются двести тысяч.

Говорят обычно: не можете брать – не берите. Но люди влетают на большие суммы потому, что не могут не взять: кто-то с работы вылетел, кто-то заболел, ему срочно нужны дорогие лекарства, кому-то нужны деньги на похороны – масса неприятных вещей. Деньги редко берут для того, чтобы просто пропить.

А.Б.:

- А еще играет роковую роль агрессивная, навязчивая реклама, не только по телевидению, но также через рассылку по электронной почте, на мобильные телефоны. 

 

А.Т.:

- И некоторые люди, живущие в нищете, не выдерживают. У нас же большая часть автомобилей куплена в кредит. А потом случилась авария, человек получил травму, долго лежал в больнице, и у него накопились огромные долги. Так что все это бьет по социальному положению населения.

Если население будет нищим, то не на что будет содержать и чиновников и силовиков, которые превратятся тогда в неуправляемую структуру вроде преторианской гвардии: кто заплатил, тому она и служит. То есть мы можем вернуться в девяностые годы. Тем более что рынок оружия в связи с боевыми действиями в Донбассе вновь начинает насыщаться.

Мы до сих пор не видим правильного вложения денег. Говорят, что сельское хозяйство разовьется, но в нашей области я этого что-то не вижу. Может быть, какие-то новые предприятия появились? Притом что у нас есть много всего: космодром, Центр атомного судостроения, ЦБК, алмазы…

А.Б.:

- А где отдача для экономики региона?

 

А.Т.:

- Настроили торговых центров, а многие стоят полупустые, потому что люди не могут хорошо зарабатывать.

Если экономическая ситуация не будет меняться, она может привести к революционной ситуации. А она может привести к развалу государства, всеобщей анархии и еще худшему положению. Надо принимать конкретные меры для исправления экономической ситуации, при этом не придумывая новых законов, которые подавляют возможности развития населения.