20082017Sun

Back Точка зрения Публикации Валерий Кириллов: Отчуждение Родины

Валерий Кириллов: Отчуждение Родины

  • PDF
200

Сочинение на конкурс «Революция в России: есть ли предпосылки, реальны ли угрозы»

Ты долго ль будешь за туманом

Скрываться русская звезда,

Или оптическим обманом

Ты облачишься навсегда?

Ф.И.Тютчев

 

Введение

 

Смена формации и распад государства могут произойти не обязательно вследствие совпадения внутренних факторов, способных вызвать «эффект домино». Теория «мягкой силы», действующей извне, предполагает осуществление ползучей экспансии, результат которой может стать не менее эффективным. Противнику достаточно внедрить в систему управления экономикой, другие жизненно важные сферы иного государства своих людей, и они могут выполнить поставленную задачу без социального взрыва. Бывает, что фазе горячей войны предшествуют «сетевые войны». Суть в том, что перед началом военного вторжения при помощи «пятой колонны» территория противника покрывается «сетью», включающей в себя разведку, экономическое обеспечение, информационную поддержку, психологические инновации и другие «ячейки». Вкупе с навязанными противнику (а таковым для Запада традиционно является Россия), организационными реформациями, они создают условия для дезориентации и, в конечном итоге, для его стратегического поражения.

Разумеется, нельзя видеть причину всего негативного, что произошло в нашей стране за годы «демократии», лишь в институтах власти. По большому счету, это результат подспудных процессов, развивавшихся в русском народном сознании на протяжении многих лет. Митрополит Санкт-Петурбургский и Ладожский Иоанн отмечал: «Мы разметали, развеяли по ветру державное наследие предков, политое не нашей кровью, оплаченное не нашей скорбью, оплаченное не нашими слезами. Мы отдали Россию на попрание алчному честолюбию и грязной похоти, забыв и отрекшись в большинстве своем от многовековых народных святынь. Мы, и никто другой, допустили весь тот позор и срам, что творится ныне на Руси».

Если посмотреть вглубь, происходящее есть следствие отчуждения (столкновения) двух цивилизаций: евразийской и западноевропейской (имеющей в наши дни массу антихристианских признаков). Экономика отчуждается от Родины. Государство - от человека. Крестьянин - от земли. Город - от деревни. Культура - от нравственности. Свобода - от совести. Потребность - от нормы. Тело - от личности. Народ - от национальности... В этом процессе российская «новая элита» находится на стороне западных «ценностей». По-прежнему повторяются ею как заклинание постулаты чуждой нам цивилизации «права человека», «толерантность», «демократические выборы», «гражданское общество», «свобода слова», которые, осознавая их двойные и тройные стандарты, не приняла русская православная душа.

 

Народ без национальности?

 

Полтора века назад в письме министру просвещения графу С.С. Уварову Ф.И.Тютчев подчеркивал: «Мне сдается, что мы вправе смиренно думать, что у нас в России будет не так, что всем нам, пока мы существуем, предстоит бороться с одним действительно реальным врагом - пространством. Следовательно, мы можем льстить себя надеждой, что по милости этого духовного единства, в котором у нас, поистине, нет недостатка, все, что способствует нашему пространственному сближению, послужит лишь к укреплению подлинного единства и к усилению мощности целого».

Удерживать духовное и материальное пространство невозможно без дееспособного, имеющего корневую привязку, осознающего свою духовную самобытность и историческое предназначение народа. При всем том, что человек наделен сознанием, позволяющим ему осмысливать и передавать по наследству исторический опыт, обогащая его своими открытиями, он, как биологическая особь, подвержен влиянию среды своего обитания. Она может привести либо к умножению и процветанию населения, либо, наоборот, при неблагоприятных социальных, культурных, экологических и прочих условиях, поставить его на грань нравственной и физической деградации. Сегодня «мощность целого» поставлена под сомнение тем, что за годы «реформ» население России сократилось, по разным оценкам, на 8-15 миллионов человек. Абсолютно точная цифра официально не оглашается. «Советская Россия», ссылаясь на следования английских ученых, 12 января 2017 года написала, что «из-за массовой приватизации» число преждевременных смертей на постсоветском пространстве достигло 10 млн человек. Но это, возможно, заниженный показатель. В Тверской области, население, с 1990 по 2012 год оно уменьшилось на 328 тысяч человек, или на 19,7 процента. Численность молодежи до 16 лет снизилась с 351 тысячи человек до 182 тысяч. В последние три года этот процесс замедлился, но не стоит обольщаться. В трех десятков центральных областей России нет ни одной, где бы наблюдался прирост. Согласно данным Росстата, в Центральном Федеральном округе за январь-май 2016 года естественная убыль составила 40 тысяч 47 человек.

Характерно, что население сокращается не только в сельской местности (это происходило и в советское время), но и в городах и поселках городского типа. В Твери в 80-годы оно превышало 455 тысяч человек, к 2015 году уменьшилось до 414 тысяч, и лишь в 2016-м обозначилась незначительная прибавка. Численность проживающих в Нелидове в конце 80-х перевалила за 30 тысяч человек, к 2016-му уменьшилась до 19 952. В Торопце в 1989-м году проживали 17 510 человек, в 2016-м - 12 120. В Осташкове соответственно - 27 401 человек и 16 597. В Андреаполе в 1996 году было 10 тысяч 500 человек, в 2016-м - 7 380. В поселке Пено еще в 2009 году проживали 4 450 человек, в 2016-м - уже 3 787. В поселке Сандово соответственно 4 605 человек и 3 192... И это без учета того, что из-за разрушения экономики тысячи людей из тверской провинции живут «на два дома», т.е. вынуждены работать вахтовым методом в столице.

Особую тревогу вызывает отток народа из сибирской и дальневосточной частей страны. В докладе Института демографии ГУ-ВШЭ «Миграция в развитии России» указывается, что за последние 20 лет из-за внутренней миграции в западную и центральную части РФ население Сибири и Дальнего Востока сократилось на 2 миллиона человек. В близкой перспективе тенденция вряд ли изменится. По мнению ученых, в ближайшие десять лет число женщин репродуктивного возраста сократится в России с 12 до 6 миллионов. И только если каждая из них родит троих детей, страна спасется от вымирания. Рассчитывать на это не приходится. Председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Ю. Крупнов прогнозирует менее чем через десятилетие демографический провал.

В то же время численность мигрантов, главным образом из бывших южных республик СССР, увеличивается и, по разным оценкам, достигла 10 - 12 миллионов человек. С 1989 по 2010 год на тверской земле армян стало больше в 4,2 раза, азербайджанцев - в 2,5, таджиков в 6,9, узбеков - в 2,3 раза. Если их приток за истекшие годы и сократился, то незначительно. При этом надо иметь в виду, что женщины-мусульманки рожают активнее, чем женщины-христианки. В Москве средний показатель рождаемости на христианку составлял семь лет назад 1,1 ребенка, на мусульманку - 2,3. Вряд ли эти показатели к 2017 году претерпели существенные изменения. Крепнут позиции южан в органах власти, правоохранительных органах, бизнесе. В Твери их диаспорам принадлежат львиная доля оптовой торговли овощами, фруктами, цветами, значительная часть строительного, ресторанного бизнеса, развлекательные центры.

Наши противники на Западе и связанная с ними либеральная «пятая колонна» внутри страны уже пытались использовать фактор недовольства русских их вымиранием для разжигания национальных противоречий. С этой целью, в частности, раздувался миф о «русском фашизме». Усилия провокаторов не принесли им желаемого результата. Русский национализм в России исторически отождествляется с государственным патриотизмом, а национальность воспринимается не столько как вопрос «крови», сколько как соответствие традиционным нравственным установкам. Именно эти качества и позволили русским объединить вокруг себя многие другие народы, создав великую империю, в которой у всех оказались равные возможности для самореализации. Во главе русской церкви стоял мордвин Никита Минов (патриарх Никон), крупнейшим военачальником в русской армии был грузин князь Багратион, вождем Советского Союза - называвший себя «русским грузинского происхождения» Джугашвили (Сталин). Мать Александра Даля была немкой, отец - датчанином. Но, как отмечал первый биограф Даля Мельников-Печерский, сопровождавший его в поездках по деревням, крестьяне не только не видели в Дале человека нерусского, но были убеждены, что он вышел из крестьянской среды. Размышляя об этом в конце своей жизни, Даль напишет: «Кто на каком языке думает, тот к тому народу и принадлежит. Я думаю по-русски». Как русских, а не как россиян, воспринимали на Западе Маршала Советского Союза армянина И. Баграмяна, еврея чемпиона мира по шахматам М. Ботвинника, украинца летчика-космонавта СССР П. Поповича, дагестанца, автора бессмертных «Журавлей» Р. Гамзатова. Такое восприятие было естественным. Потому что была грамотная, ответственная национальная политика.

Либералы от такой политики отказались. Они даже национальность «русский» вычеркнули в наших паспортах. Одновременно с подачи Ельцина вошло в употребление слово «россиянин», в то время как везде на Западе нас, независимо от этнической принадлежности каждого, нас называют русскими. Стали раздаваться предложения изменить исторически сложившиеся названия «русская литература» и «русская история» на «российскую литературу» и «российскую историю». Редакция газеты «Тверская жизнь», которую я редактировал, выпускала разворот под названием «Русский лес». Одна из сотрудниц предложила заменить это название «Российским лесом». «Зачем?» - удивился я. «Нас могут обвинить в национализме», - ответила она. И ведь могли. В ту пору в Твери выходил журнал «Русская провинция». Его редактор, писатель М. Петров получил от представителя власти рекомендацию назвать журнал «Российская провинция». Рекомендация не была выполнена. Вскоре финансовая поддержка журнала со стороны администрации области прекратилась.

На этом русофобском фоне наши города оказались оккупированы иностранными названиями, как телевидение, так и радио заполнились песнями на английском языке. Легло народу на душу, что по России и Украине прокатилась волна исполнения русских и украинских песен. Но называется это «флешмобом». Организаторы даже не задумываются, насколько не вяжется это заемное слово с теплотой, сердечностью русских и украинских песен. Впрочем, «новая элита» учит нас не только говорить, но и мыслить на языке чужой цивилизации, а для усыпления бдительности внушает мысль, что Россия есть часть Европы. А может, наоборот, - часть Европы есть часть России? Выдающийся английский историк (и разведчик) Арнольд Тойнби считал Россию отдельной цивилизаций, что так и есть.

Прогибание перед западным для России не ново. В XVIII-м веке оно было повальным. В XIХ-м несколько уменьшилось, тем не менее упомянутый выше граф С.С. Уваров издавал свои книги на французском. В начале XX-го века В.В. Розанов в письме Э.Ф. Голлербаху отмечал: «Россию подменили. Вставили на ее место другую свечку. И она горит чужим пламенем, чужим огнем, светится не русским светом и по-русски не согревает комнаты», а генерал М.М. Скобелев, выступая перед сербскими студентами, говорил: «Чужеземец у нас везде. Рука его проглядывает во всем. Мы игрушки его политики, рабы его силы». Может, за эту откровенность и лишили жизни генерала-патриота в номере московской гостиницы «Дюссо» некие тайные силы?

С небывалой силой разгулялся космополитизм в России после свержения монархии. Нарком просвещения А.В. Луначарский, выступая в сентябре 1918 года с лекцией перед учителями, заявил: «Преподавание истории в направлении создания народной гордости, национального чувства и т.д. должно быть отброшено». Понятия «Россия», «русская история», «патриотизм» считались предосудительными. История как предмет была изъята из школьных программ. Историческая наука и славистика подверглась разгрому. В августе 1925 года «Правда» опубликовала «некролог», извещающий о мнимой гибели старой России: «Русь! Сгнила? Умерла? Подохла?/ Что же! Вечная память тебе./ Не жила ты, а только охала / В полутемной и тесной избе». Такая политика продолжалась вплоть до середины 30-годов, когда Сталин в целях сохранения государственности принял меры по разгрому «пятой колонны» троцкистов.

Как выяснилось, современные носители либерального мировоззрения мало чем отличаются от своих предшественников. Это подтверждается их высказываниями, приведенными Андреем Фефеловым в статье «Нерусь, куда несешься ты?» в газете «Завтра».

Игорь Юргенс, профессор ВШЭ: «России мешают русские - основная масса наших соотечественников живет в прошлом веке и развиваться не хочет... Русские еще очень архаичны. В российском менталитете общность выше чем личность... Большая часть (народа) находится в частичной деквалификации... Другая часть - общая деградация».

Артемий Троицкий, рок-журналист, музыкальный критик: «Я считаю русских мужчин в массе своей животными, существами даже не второго, а третьего сорта. Когда я вижу их - начиная от ментов, заканчивая депутатами,- то считаю, что они, в принципе, должны вымереть... На самом деле, этой породы мне совершенно не жалко».

Дмитрий Быков, журналист, участник проекта «Гражданин поэт»: «Большая часть российского населения ни к чему не способна, перевоспитывать ее бессмысленно, она ничего не умеет и работать не хочет. Российское население неэффективно. Надо дать ему возможность спокойно спиться или вымереть от старости, пичкая соответствующими зрелищами». Недавно «доброжелатель» по приглашению газеты «Караван» выступал в Твери.

Мысли «первосортных» созвучны известным рассуждениям Троцкого (Бронштейна): «Мы должны превратить ее (Россию) в пустыню, населенную белыми неграми, которым мы дадим такую тиранию, какая не снилась никогда самым страшным деспотам Востока. Разница лишь в том, что тирания эта будет не справа, а слева, и не белая, а красная. В буквальном смысле этого слова красная, ибо мы прольем такие потоки крови, перед которыми содрогнутся и побледнеют все человеческие потери капиталистических войн. Крупнейшие банкиры из-за океана будут работать в теснейшем контакте с нами.

Если мы выиграем революцию, раздавим Россию, то на погребальных обломках ее укрепим власть сионизма, и станем такой силой, перед которой весь мир опустится на колени. Мы покажем, что такое настоящая власть. Путем террора, кровавых бань мы доведем русскую интеллигенцию до полного отупения, до идиотизма, до животного состояния...».

Гитлер, пойдя дальше Троцкого, уже не рассуждал, а дает директиву Розенбергу о введении Генерального плана «Ост» (23 июля 1942 г): «Славяне должны работать на нас, а в случае, если они нам больше не нужны, пусть умирают. Прививки и охрана здоровья для них излишни. Славянская плодовитость нежелательна ... образование опасно. Достаточно, если они будут уметь считать до ста... Каждый образованный человек - это наш будущий враг. Следует отбросить все сентиментальные возражения. Нужно управлять этим народом с железной решимостью...».

Русский человек перед Западом виновен уже по определению. Судя по заявлениям ряда европейских лидеров, их отношение к России мало чем отличается от расистских взглядов тех, кого советский народ разгромил в 1945-м. Есть у них - общая с предшественниками черта. Они скверно учат, или вообще не учат уроки истории, иначе вняли бы предостережению Александра Блока:

Виновны ль мы - коль хрустнет ваш скелет

В тяжелых, нежных наших лапах?

Сейчас накал антирусских высказываний в России снизился, в чем заслуга власти, осознавшей, что внутренний протест против разгула русофобии может вылиться в революционную ситуацию. Однако в устах чиновников мы по-прежнему «россияне», и даже принято решение о разработке «Закона о российской нации». Между тем, нации формируются не Законами, какие бы благие цели они не преследовали, а веками. У нас такая нация сложилась исторически, и она называется «русской нацией». Русские не хотят быть россиянами. Попытки объяснить необходимость принятия Закона желанием власти устранить причины возникновения этнических конфликтов, на мой взгляд, не убедительны. В России представители различных этносов и вероисповеданий всегда жили в дружбе и согласии, если власть не разыгрывала «национальную карту», переводя экономические и социальные проблемы в разряд национальных. «Русскому народу совсем не свойственен агрессивный национализм, наклонности насильственной русификации. Русский не выдвигается, не выставляется, не презирает других. В русской стихии поистине есть какое-то национальное бескорыстие, жертвенность, неведомая западным народам», - отмечал Н.А. Бердяев.

Прекрасно понимали опасность национального обезличивания русские классики. В.Г. Белинский писал: «... знаете ли вы, что сегодня отрицать национальность - это и значит быть ретроградом и повторять европейские зады? Да, мы долго восхищались всем европейским без разбору, только потому, что оно европейское, а не наше, русское, доморощенное. Настало время для России развиваться самобытно, из самой себя. В нас сильна национальная жизнь, и мы призваны сказать миру свое слово, свою мысль. Народ без национальности - что человек без личности...» А вот мнение Н.Я. Данилевского: «...русский, перестав быть русским, обращается в ничто - в негодную тряпку, чему каждый без сомнения видел столько примеров, что не нуждается ни в каких особых указаниях».

Вывод: силы, желающие лишить державообразующий этнос русскости, способствующие его численному сокращению, размыванию его мировоззренческих устоев, действуют против российской государственности, создавая условия для внутренней нестабильности.

 

Мифы против традиции

 

Роль деревни в истории России неоценима. Деревня обеспечивала страну продовольствием, ее посланцы осваивали громадные территории, составляли основу русской армии. Где у нас были наиболее многодетные семьи? В сельской местности. Сама специфика крестьянского труда побуждала к этому. Среда определяла не только образ жизни русского человека, но и его мышление. В деревне основы, корни нашего национального самосознания, языка, традиционной культуры. Соответственно, физический и нравственный отрыв русского человека от земли приводит к его национальному обезличиванию. В 1882 году Г.И. Успенский в очерке «Власть земли», напечатанном в журнале «Отечественные записки», отмечал: «Оторвите крестьянина от земли, от тех забот, которые она налагает на него, от тех интересов, которыми она волнует крестьянина, - добейтесь, чтоб он забыл «крестьянство», - и нет этого народа, нет народного миросозерцания, нет тепла, которое идет от него. Останется один пустой аппарат пустого человеческого организма. Настает душевная пустота, «полная воля», то есть неведомая пустая даль, безграничная пустая ширь, страшное «иди, куда хошь». Национальное обезличивание, в свою очередь, порождает в человеке внутренний протест, чреватый общественной нестабильностью.

К этому времени было понятно: мечта интеллигенции «раскрепостить мужика» в деревне не осуществилась. Манифест Александра II от 19 февраля 1861 года был вынужденным, принимался в условиях, весьма похожих на сегодняшние, о чем можно судить по письму К.С. Аксакова императору: «Народ не имеет доверия к правительству, правительство не имеет доверенности к народу. При потере взаимной искренности и доверенности все обняла ложь, везде обман... Все лгут друг другу, видят это, продолжают лгать и неизвестно, до чего дойдут». Несмотря на то, что манифест официально объявил крестьян свободными, он не вызвал радости ни у крестьян, ни у патриотической интеллигенции. Н.А. Некрасов, прочитав его, настолько опечалился, что занемог. Герценовский «Колокол» определил суть земельной реформы так: «Народ царем обманут». И это было правдой, т.к. уже на первой странице документа объявлялось, что земля составляет неотъемлемую собственность помещика. Начались крестьянские волнения. В официальном отчете третьего отдаления отмечалось, что за 1861 год произошло 1176 крестьянских бунтов.

Не привела к успеху и столыпинская реформа. В.В Леонтович в книге «Развитие либерализма в России (1762-1914)», объясняя причину ее неудачи, писал: «...в каждой стране либерализму выпадает на долю особое задание. В России этим главным заданием было превзойти старомосковский принцип верховной собственности на землю. Либерализм в России потерпел поражение именно потому, что не удалось вовремя это осуществить». Но главная причина была не в нехватке времени. Реформа проводилась не в интересах крестьянина, а в интересах буржуазии, приведя Россию, как указывал в книге «Октябрь семнадцатого» историк Игорь Фроянов, «на край революционной бездны».

Казалось бы, учитывай уроки столыпинского эксперимента, бери полезное из чаяновской идеи семейно-трудового хозяйствования и создания на этой основе кооперативов, анализируй плюсы и минусы советской коллективизации и иди дальше. Но современные либералы дальше не пошли, а вернулись назад, к тому, против чего предостерегал Успенский, многие другие умы России. Для начала они обеспечили идеологическое обоснование своим желаниям вновь «раскрепостить крестьянина», чтобы «освободить» его в этот раз уже не из помещичьей кабалы, а из «агргогулага». В сознание непросвещенного населения стали вдалбливаться лукавые мифологемы.

Миф первый: «Россия при царе-батюшке производила столь много хлеба, что кормила им пол-мира».

Да, хлеб экспортировался за границу, но уровень его внутреннего потребления оставался крайне низким. Известный русский экономист начала прошлого века М.И. Туган-Барановский считал, что «избытки хлеба для вывоза у нас образуются вследствие того, что мужик не доедает». (Социальные основы кооперации. М. 1998). По подсчетам специалистов, калорийность продуктового набора русского крестьянина составляла 2617 калорий, финского - 3674, итальянского - 3565, крестьянина штата Нью-Йорк - 3785. (Крестьяноведение. М. 1996).

Миф второй: «Столыпинская реформа соответствовала чаяниям крестьян».

Ничего подобного! Не от хорошей же жизни с 1908 по 1913 год в России было зарегистрировано 22 тысяч крестьянских выступлений. Уже к 1906 году большинство крестьян требовало национализации земли, а когда переселенцы в Сибири стали объединяться в общины, сам «великий реформатор», после встречи с ними, признал, что это разумно. В ходе опроса, проведенного Вольно-экономическим обществом, выяснилось, что 89 % опрошенных земледельцев отрицательно относятся к столыпинской реформе. Несмотря на то, что крестьян зачастую выгоняли из общины насильно, а земские чиновники отменяли решения сельских сходов, из общины вышло всего 22 процента крестьян. Из них основная часть разорилась, так как хозяйствовать в одиночку не смогла. Не удивительно, что, получив в 1917-м землю, крестьяне повсеместно восстановили общину. В 1927-м в РСФСР 91 процент крестьянских земель находились в общинном пользовании.

Миф третий: «Столыпинская реформа дала замечательные результаты в наращивании выпуска сельхозпродукции».

Этого не произошло. В 1906-1917 гг. урожайность зерновых культур в России поднялась, по сравнению с дореформенным периодом (1900-1905 гг.), всего на 3,4 процента, а поголовье в расчете 100 жителей деревни снизилось. Лошадей - на 10,5 процента, крупного рогатого скота - на 16,3, овец и коз - на 29, свиней - на 14 процентов. К 1915 году в целом по России площади, занятые под хлебами, возросли на 20 процентов, а в частнособственнических хозяйствах уменьшились на 50. (Крестьяноведение. М. 1996). Известно, как проявили себя государственные крестьяне и частники в Первую мировую войну. Частник, по сравнению с крестьянином-государственником, заламывал цену на зерно в 2,3-3 раза большую.

К перечисленным мифам добавим еще один: «Фермер накормит Россию». Хотя известный американский ученый Джон Кристиан, в предупреждение нашим «реформаторам», заявил: «Идея фермерства родилась 200 лет назад и кончилась естественной смертью. Америку кормит не фермер, а крупноземельный кооператив».

«Ничего не имею против фермера и подворья, - говорил мне в начале 90-х годов председатель знаменитого тверского колхоза «Мир», бывший народный депутат РФ Н.И. Попов. - Но альтернативы крупному коллективному производству на селе нет! Разве возможно на малых площадях эффективно использовать дорогую современную технику? И потом, кто выступает за фермера и против колхоза? Люди, которые выросли на городском асфальте и понятия не имеют о крестьянском труде...»

В общем, «накормил» фермер Россию до такой степени, что ежегодно стали закупать продовольствия на 40 миллиардов долларов. Выяснилось: знали правду о преимуществах коллективного хозяйства и те люди, что ратовали за разрушение колхозов. Один из советников Ельцина открыл мне «секрет»: «У нас не было классовой опоры в деревне. Требовалось ее быстро создать. Потому и стали превозносить частника, хотя знали, что на Западе погоду делают не фермеры-одиночки, а крупные аграрные объединения». Понятно, что определял политику не он, а такие, как «архитектор перестройки» А.Н. Яковлев, заявивший: «Частная собственность - материя цивилизации». Спрашивается: «какой «цивилизации»? К русской цивилизации, где земля всегда воспринималась как Богова данность, это не имеет отношения. И не только к русской. Нет частной собственности на землю в Голландии, Китае, Израиле, Вьетнаме. Активизировался возврат земли государству в США. В этих целях создаются специальные трастовые кампании.

Прозрение близится в ряде других стран. «Частная собственность на землю породила основные проблемы сельского хозяйства в Великобритании, - говорил на международной аграрной конференции фермер из Шотландии Дункан В. Пикард. - Земля раскуплена частными лицами и организациями с целью вложения капитала. Это привело к тому, что цены на нее поднялись значительно выше уровня, соответствующего ее реальной продуктивности. Молодежь не имеет возможности заняться фермерством, поскольку цены на землю через чур высоки. Сельское сообщество распадается. Закрываются сельские школы, потому что стало меньше детей. Уменьшилось количество сельских магазинов и других учреждений обслуживания». Ему вторил министр юстиции США Рамзей Кларк. В докладе «Приватизация и нищета», с которым он выступил на конференции по проблемам современных земельных отношений в России, сделан вывод: «Преобладание государственной собственности на землю больше всего отвечает интересам народа».

 

Опасность со стороны корпораций

 

Осуществленное либеральными «пахарями» очередное отлучение русских крестьян от земли привело, с одной стороны, к их массовому вырождению, запустению пашни, а с другой - к образованию паразитического сословия латифундистов. Механизм прост: приобрел несколько десятков, а то и сотен паев (средний размер пая 8-10 гектаров) по 8-10 тысяч рублей за пай, перепродал их по сто пятьдесят долларов за сотку, и ты уже рублевый миллионер, а то и миллиардер. Кроме всего прочего, земельная «реформа» породила в сфере землепользования несусветный беспорядок. Одни владельцы земельных паев имитируют сельскохозяйственную деятельность, другие, пользуясь коррумпированностью чиновничества, переводят сельхозугодья в иную категорию - чаще всего под индивидуальную застройку, третьи, умирая, не оставляют наследников, четвертые дарят паи пятым, а те отбывают за границу, так что и концов не найдешь.

Продекларированное властью изъятие неиспользуемых земель не меняет существа дела. Ведь какой выход предлагается? Выставление их на аукцион, то есть очередной передел частного собственничества, хотя вряд ли найдется много желающих покупать площади, за двадцать-пятнадцать лет заросшие бурьяном и мелколесьем. В лучшем случае новый собственник использует землю для кредитно-банковских манипуляций. Судя по всему, незавидная судьба ожидает и предоставление в бесплатное пользование «дальневосточного гектара». Чтобы полноценно на нем хозяйствовать, нужна инфраструктура. Кто будет ее создавать? Об этом речи нет.

Впрочем, общество еще не осознало всего коварства нового земельного законодательства. Крупный российский капитал становится глобальным, следовательно, рассматривает землю как транснациональное достояние. Нам, русским, с нашим чувством родного крова в глобальной системе координат не останется места. Видимо, скоро русскую землю будут массово скупать транснационалы. По некоторым сведениям в ведении иностранных фирм уже сейчас находится от 2 до 3 миллионов гектаров земли. В газете «Завтра» (№38, 2011 г.), в интервью режиссера Галины Царевой «Тьма наступает», приведены тревожные цифры. Китай приобрел 80 тысяч 400 гектаров российских сельхозземель, шведский инвестиционный фонд «Black Earth Farming» контролирует порядка 300 тысяч, шведская компания «Alrot Agro» 490 тысяч, компания «Рав-Агро-Пром», с участием израильского, американского и британского капиталов, 150 тысяч, датская компания Тригон-Агро» - 121 тысячу гектаров. То есть земельный феодализм в России приобретает международный характер.

Важно, что на земельную тему заговорили представители власти. «Очень большое значение, на мой взгляд, имеет представление об общей собственности, - отмечал на заседании «Изборского клуба» губернатор Белгородской области Е.С. Савченко. - Общая собственность - это фундамент солидарности. Общей собственностью должна быть земля. Каждому человеку, живущему в России, необходимо понимание, осознание того, что земля общая. Дана Богом для всех нас, и не должна быть чьей-то частной собственностью. Мне кажется, ничто так не испортило наш народ, не развратило его экономически и нравственно, как закон о частной собственности на землю». Свое заявление Савченко подкрепил делом, сосредоточив в руках областной власти 60 процентов пахотной земли. Она не продается, а сдается в аренду на 49 лет. Из фонда этих земель белгородская власть продает по 15 соток (по текущим ценам за 25 тысяч рублей) всем желающим с обязательством построить за пять лет дом. За свой счет власть подводит к местам застройки воду и электричество.

Думается, поспособствовать наведению порядка в землепользовании могло бы использование опыта ряда зарубежных стран. В Германии запрещено изменение целевого назначения участков. В Дании собственник и арендатор обязаны проживать в хозяйстве. В Италии, если фермер не обеспечивает поддержания плодородия земли, использование ее по назначению, вступает в действие принудительная сдача ее в аренду. Радикальным шагом в России, как и предлагает Е.С. Савченко, могла быть стать обобществление земли с учетом того, что хозяйствование на ней не может быть успешным, если оно не учитывает цивилизационных особенностей русского народа, и, в первую очередь, его склонности к коллективным формам организации труда. У нас издревле артелью работали на полях, артелью ставили друг другу избы, артелью отдыхали. Артельной мудростью решались спорные вопросы. В подтверждение этой мысли О. Арин в книге «Мир без России» (М. Алгоритм. 2002) пишет: «Практика последних лет показала, что механизм капиталистического рынка в России не работает, несмотря на то, что почти 80% предприятий находятся в частных руках. Эти «руки» продемонстрировали изощренную ловкость в деле личного обогащения и полнейшую неспособность управлять частной собственностью по законам капитализма. Это вполне естественно, т.е. реальный капитализм строился на другой исторической базе, на иной культурно-национальной почве. Русская культура, умострой русского народа не приемлет индивидуалистического капитализма. Для русского государства с его обширными пространствами и вечными внешними угрозами характерны централизованная форма управления и коллективная форма собственности, а, следовательно - социализм в его первозданном, российском варианте. В отличие от прежнего авторитарного социализма, нынешние его формы должны базироваться на всех формах собственности при концентрации в руках государства базовых отраслей промышленности (энергетика, транспорт, средства связи, почта, военная промышленность) и стратегического сырья. При всей нерентабельности этих отраслей и капиталоемкости в разработке стратегических ресурсов они задают импульс развитию всех остальных форм собственности, с одной стороны, с другой - такой контроль предотвращает их захват иностранным капиталом, который может работать только против экономических интересов России».

Кстати Запад, науськивавший российских либералов на разрушение у нас коллективных форм хозяйствования, сам по пути ломки доставшихся от социализма сельхозкооперативов не пошел. Больше того, сельхозкооперативы бывшей ГДР приняты странами Евросоюза за модель ведения сельского хозяйства в XXI веке. Нежелание современной российской власти опираться на особенности национального характера, непонимание ею того, что «в России - центр на периферии» (В.О. Ключевский), и что в связке «государство-народ», а государство имеет подчиненный по отношению к народу характер, лишает нашу деревню устойчивой перспективы, являясь предвестником грядущих катаклизмов.

 

«Из дыма вышла саранча...»

 

Известие о том, что в стране действует сеть «воспитателей», приобщающих подрастающее поколение к тюремной субкультуре обеспокоило политиков, государственных деятелей. Владимир Путин заявил, что власть сделает все для защиты молодежи от этой «культуры». Раньше на заседании Госсовета и Совета по культуре Президент осудил попытки Запада навязать другим странам чуждые им образ жизни и систему ценностей, высказавшись в поддержку сохранения каждым народом своей самобытности. Но ведь субкультура хозяйничает в России много лет. Почему до слов Путина хранили молчание те политики, что вдруг прозрели? Или не били во все колокола обласканные властью деятели культуры? А сейчас голоса в защиту традиционных ценностей перебиваются криками из их стана: «Свобода творчества!», «Толерантность!»? Между тем свобода без ограничения - это анархия, а толерантность - раздвоение сознания, свойственное шизофренику. «Раздвоение порождает разврат. В нем теряется целостность. Целостность есть целомудрие. Разврат же есть раздвоенность», - указывал в работе «Миросозерцание Достоевского» Н.А. Бердяев.

В сущности, трудно провести грань между субкультурой и насаждаемой в России с начала 90-х, превратившейся в гигантский бизнес массовой псевдокультурой. Это - явления одного порядка, с которыми мы сталкиваемся постоянно... Основное орудие массового поражения, стреляющее этими «снарядами», - телеящик. Изо дня в день транслирует он склочные «паноптикумы» Малахова, Гордона, кривляние пересмешников, бессмыслицу попсовых песенок, жестокость дебильных боевиков, грядущие катаклизмы, угадайки затейников, советы экстрасенсов и актеров-стругальщиков морковки, мусор из дешевых сенсаций... А что за «писатели» в почете? Завсегдатай телеэкрана Дарья Донцова наштамповала массу субкультурных «произведений» с названиями «Покер с акулой», «Обед у людоеда», «Маникюр для покойника», «Канкан на поминках», «Гадюка в сиропе»... Читайте люди! Это то, что вам нужно вместо Достоевского, Пушкина, Толстого, Распутина!

Особое внимание - подрастающему поколению. С целью формирования его взглядов в нужном либералам направлении создан Ельцин-центр. Учебники и рекомендуемая учащимся литература часто имеют ярко выраженный антипатриотический, антиправославный, русофобский крен. Действительный член Академии военных наук, доктор педагогических наук В.Ю. Микрюков пишет в «Независимом военном обозрении»: «В учебнике «Современная русская литература» (1990-е - начало XXI века» по тематике Великой Отечественной войны рекомендованы издевательская эпитафия И. Бродского «На смерть Жукова» и книга Г. Владимова «Генерал и его армия», в которой восхваляются Гудериан и предатель Власов. В энциклопедии для детей, выпущенной издательством «Аванта плюс» под редакцией С. Исмаиловой, названы два выдающихся полководца: Жуков и тот же Власов. При этом дано несколько фотографий последнего.

Каким защитником Отечества будет призывник, если в школе он воспитывается на таких книгах, как «Голубое сало» В. Сорокина, «Энциклопедия русской души» В. Ерофеева, «Жизнь и необыкновенные приключения солдата Ивана Чонкина» В.Войновича? «Русских надо бить палкой. Русских надо расстреливать. Русских надо размазывать по стене. Иначе они перестанут быть русскими... Русские - позорная нация», - наставляет ерофеевская энциклопедия».

Кино либералы также отформатировали в нужном им направлении. О том, какие герои, помимо Мишки Япончика, Соньки Золотая Ручка и батьки Махно, предлагаются «лузерам», говорят названия фильмов: «Нюхач», «Балабол», «Шакал», «Мусорщик», «Парфюмерша», «Домработница», «Бомжиха», «Челночницы». А сколько ненавистнической лжи и мерзости в «Штрафбате», «Сволочах», «Тальянке»... Однако эта продукция составляет малую толику от общего потока. В телепередаче «Право голоса» на ТВЦ завязалась дискуссия о том, как на основе культуры поспособствовать сближению народов России и Украины. Когда коснулись кинематографа, участник дискуссии с украинской стороны В. Ковтун воскликнул: «Какое кино, господа, если у вас в России восемьдесят шесть процентов сбора в прокате дают американские фильмы?!» За кого «воюют» в России эти фильмы? За Америку, против русских.

С проводниками либеральных «ценностей» вроде бы пытаются бороться. Так, клеймит их в своей передаче «Бесогон» на ТВ-24 Никита Михалков. Возможно, кого-то из «бесов» ему удастся изгнать. Но изгнание отдельных «бесов» не означает слома сатанинской матрицы. Она же держится крепко. Высокие проценты по кредитам сдерживают развитие производства. Сотни миллиардов долларов перегоняются «новой элитой» за границу. Тихой сапой внедряется ювенальщина. Режиссеры-извращенцы под вывеской «свободы творчества» продолжают уродовать русскую классику. Писатели-почвенники остаются во внутренней эмиграции, а пространство русского языка сужается, ибо он выдавливается из школьных программ и эстрады в угоду английскому. В результате этого, как отмечет автор публикации на сайте rusvesna.su Владимир Лепехин, «массовый индивид все больше программируется на действия в параметрах и диапазонах, исключающих суверенное и осмысленное поведение». На выходе должен получиться нужный глобализму космополитичный, с манипулятивным сознанием и антихристианским мировоззрением «человек будущего».

Обывателю неведомо, что «скульпторы» используют изощренные приемы, например, нейро-лингвистическое программирование, положенное в основу «Окна Овертона». Технология названа по имени ее изобретателя Джозефа П. Овертона, вице-президента центра общественной политики Mackinac Center. Овертон погиб в авиакатастрофе в 2003 году, но дело его живет. О том, что оно собой представляет, популярно рассказал в исследовании «Технология уничтожения: «Окно Овертона». И противостояние дегенерации» Кирилл Мямлин: «Эта модель показывает, как совершенно чуждые обществу идеи были подняты из канализации общественного презрения, отмыты и, в конце концов, законодательно закреплены. Овертон показал, что для каждой из самых невозможных идей, в обществе существует т.н. «окно возможностей». В его пределах, идею могут (или не могут) широко обсуждать, открыто поддерживать, пропагандировать, пытаться закрепить законодательно. Окно двигают, меняя тем самым веер возможностей, от стадии «немыслимое», т.е. совершенно чуждое общественной морали, полностью отвергаемое до стадии «актуальная политика» (как уже широко обсужденное, принятое массовым сознанием и закрепленное в законах)»... По словам Мямлина, технологии смены общественной морали весьма тонкие. Эффективными их делает последовательное, системное применение и незаметность для общества-жертвы самого факта воздействия». Эффект налицо. С помощью «Окна Овертона» в России создано огромное количество «обманок»: - псевдописателей, псевдорежиссеров, псевдополитиков, псевдоученых, псевдолитературы, псевдоистории, псевдолекарств и т.д.

«Страшно, что нет ничего страшного», - считал И.С. Тургенев. Новое поколение уже воспринимает демонстрируемые с телеэкрана бред и жестокость, обилие иностранных вывесок на улицах русских городов как норму, естественное условие своего существования. Здравый смысл подменяется абсурдом. Растлители оценивают, что есть нравственно, а что - безнравственно. Фальсификаторы истории борются с ее фальсификацией. Коррупционеры - с коррупцией. Профессионализм ничто. Главное корпоративная солидарность, нацеленных на выполнение воли мировой закулисы и гарантированное этим личное благополучие дельцов. Все это усиливает в православном человеке эсхатологические ощущения, заставляя его вспомнить предостережение из «Апокалипсиса»: «Из дыма вышла саранча... Лица же ее как лица человеческие».

 

Два типа - два мировоззрения

 

Наряду с тягой к коллективизму, есть у русского человека и еще одна отличительная черта - тяга к социальной справедливости. Это заложено в исповедуемой нами православной вере, что отчетливо сознавали русские традиционалисты XIX века, общественные и государственные деятели более поздних периодов российской истории. Сталин подчеркивал: «Что нужно прежде всего, чтобы народ спокойно двигался к очередному этапу улучшения жизни, повышения культуры и т.п.? Нужны две вещи. Руководящие товарищи сверху донизу должны исповедовать ту же самую философию, что и весь народ, и иметь тот же тип потребления материальных и духовных благ, что и остальная трудовая масса».

«Новая элита» придерживается другой философии, отчего в стране сложились глубочайшие социальные противоречия. Ведомственная пенсия топ-менеджера сырьевой кампании порой в десять-двенадцать раз превосходит государственную пенсию учителя, ученого, инженера, рабочего. Главврач средней районной больницы получает до 500 тысяч рублей в месяц, опытный рядовой хирург 15-20 тысяч. Ректор университета - от 500 и более тысяч, профессор кафедры - 20-25 тысяч. Режиссеры некоторых московских театров - до 50 миллионов рублей в месяц, а народные артисты в областных городах - 20 тысяч. Рядовые работники почтовых отделений - 8-10 тысяч, а Гендиректор «Почты России» за 2014 год получил премию 95 миллионов рублей. Средняя зарплата в «Сколково» 470 тысяч рублей. Но это еще что: руководители российских сырьевых кампаний получают несколько миллионов рублей в день (!). Директор Института социально-экономических проблем народонаселения РАН профессор В. Денисов, считает, что Россия давно перешагнула критические пороговые показатели неравенства. Он утверждает: «Для нормального функционирования государства разница в уровне доходов 10% самых богатых и 10% самых бедных граждан не должна превышать 8-10 раз. По данным Росстата, в среднем по стране этот показатель составляет 16 раз. По различным экспертным оценкам, от 25 до 40 раз. Для сравнения в СССР разрыв был 4-4,5 раза».

Стремясь нравственно узаконить позиции захватчиков государственной собственности, «новая элита» ссылается на предыдущий сословный опыт. Однако нынешнее разделение на элиту, средний класс и маргиналов не имеет ничего общего с российской традицией разделения на сословия, когда, по словам Петра Первого, все были равны перед его дубинкою. В случае нарушения этого равенства, «высший свет» заражался «элитарностью», коррупцией, отрывался от исторических корней. Тогда наступала смута. Рассчитывать на то, что у «новой элиты» возникнет желание самоограничить свою алчность, не приходится. Она не прочь поговорить с думских трибун о социальной справедливости, но только в том случае, когда это не касается ее кошелька.

Насаждение культа потребительства, социальное расслоение (по определению банкира Петра Авена, на «винеров» и «лузеров»), привели к образованию в России двух типов морали. Первый - глобалисткий тип меньшинства. Проживает в основном в российской столице, крупных городах, но смотрит на Запад, где у него счета в банках и секретных офшорах, виллы, яхты. Придерживаясь идеологии корыта и рассматривая Россию как территорию для стяжания, выступает за уменьшение роли государства. Английский язык ему ближе, чем русский, из своих детей он воспитывает подобных себе «этастранцев». Второй - тип большинства, для которого Россия - «Родина-мать». Это государственник, коллективист. Его патриотическая идеология принесла СССР победу в Великой Отечественной войне. Этот тип проживает преимущественно в обездоленной русской провинции.

Отсюда и разница в понимании патриотизма. Простой русский человек, при всех житейских передрягах, расценивает его как любовь к Отечеству, готовность его защищать, уважение к российским традициям, истории во всей ее целостности. «Винеры», включая значительную часть бюрократии и антикультурный бомонд, смотрят на патриотизм, с одной стороны, с позиции богоборчества, вызванного влиянием антихристианского Запада, с другой - смешанного с русофобией антисоветизма, отступничества от подвига народа, разгромившего фашизм. По большому счету отступнический взгляд проявился еще при жизни СССР, когда союзные народные депутаты подвергли осуждению достижение сталинской дипломатии «Пакта Молотова-Риббентропа». Дальше - больше. Из стана «винеров» стали раздаваться голоса о необходимости реабилитировать генерала Власова, атамана Краснова. Из лексикона представителей власти как-то незаметно исчезли выражения «национальные интересы», «национальная экономика», «национальная безопасность». Зато сплошь и рядом слышишь: «глобальная экономика», «глобальная безопасность» и т.д. Встречаясь с селигеровскими «нашистами», Дмитрий Медведев заявил: «Наше будущее - глобальный мир и инновации». Надо заметить: «перековка» русских мозгов в глобалистском направлении началась задолго до этого. Глобалистом был еще Н. Хрущев. В беседе, опубликованной в журнале «Наш современник» (№7, 2001 г.) Линдон Ларуш отмечал: «После смерти Сталина в 1955 году Хрущев послал своих официальных представителей в Лондон на устроенную Расселом конференцию «Парламентарии мира за организацию мирового правительства. Сам факт проведения такой конференции имел огромное историческое значение и серьезные последствия по обе стороны Атлантического океана. Представители Хрущева публично выразили солидарность с идеями Рассела. Иными словами, Хрущев поддержал идею созданий мирового правительства, и с тех пор в СССР и в мире начались серьезные политические подвижки».

Сегодня чиновник если и патриот, то чаще - по необходимости, а не по убеждению. Патриотизм власти на местах зачастую ограничивается составлением плана формальных мероприятий, празднованием Дня победы, проведением вечеров в День пожилого человека. А ведь вокруг много такого, что требует не слов, а конкретного дела. Какой прок от торжественных заседаний, если в Твери утрачены места захоронений восьми Героев Советского Союза, умерших в 60-80- е годы? Если в области 104 братских захоронений, рядом с которыми деревни прекратили существование, местность заросла, и теперь кое-кто рассуждает, а не перенести прах воинов из этих мест в центры поселений?. Согласно исследованиям «Левада-центра», нынешние жители России ставят личное благополучие выше патриотического служения Отечеству. Это означает, что в случае критического обострения международной ситуации, прямой агрессии Запада, в «новой элите» проявится немалое количество коллаборационистов.

Глобалистское влияние не просто нравственно разложило и обезоружило «новую элиту». Оно трансформировалось в юридические законы, разрушившие нашу экономику. За 20 лет «реформ» Россия потеряла 42 процента всех основных материальных фондов и квалифицированные кадры. Производительность труда упала на треть. Утрачена самостоятельность в финансовой сфере. 100% синдицированных кредитов российским корпорациям выдают иностранные банки. 70 % участников нашего фондового рынка - нерезиденты страны. Зарубежный капитал контролирует уже 28 % банковской системы страны. Подвергается дискриминации отечественная наука. Невозможно даже представить, что люди, входящие в экономический блок правительства, патриоты. Но именно они, следуя либеральному курсу своих предшественников, определяют современный экономический климат России. Выдавливая из системообразующих сфер жизнедеятельности государство, они выдавливают и патриотизм. Их стараниями, как отмечал при обсуждении отчета правительства в предыдущей Госдуме Г. Зюганов, добывающая промышленность России принадлежит иностранцам на 56 процентов, металлургическое производство на 76, железнодорожное машиностроение на 75, энергетическое машиностроение на 93 процента.

Доля иностранных компаний в оборотах российской экономики достигла 33,9 процента. Тем временем, правительство намерено еще более усилить зависимость российской экономики от частных глобалистских корпораций. Начался новый этап приватизации крупнейших отечественных кампаний. Появилось сообщение, что из состава стратегический предприятий страны исключаются Объединенная ракетно-космическая корпорация и ряд институтов и предприятий ракетно-космической отрасли, что можно расценивать как прелюдию к их приватизации. Доктор экономических наук, профессор МГИМО Валентин Катасонов считает: «...ситуация странная, если не сказать чудовищная. Именно в тот момент, когда акции ничего не стоят, мы решили продать эти стратегические ресурсы противнику. Так страна окончательно проигрывает бой...» Растущее среди населения России ощущение «проигрыша боя» на экономическом поприще так же ведет к обострению внутриполитической обстановки.

 

Выбираем уже выбранных

 

«Праймериз», «праймериз, «праймериз»... Только и слышалось из уст политиков «Единой России» это чужеземное словцо в канун прошлогодних выборов представительной российской власти. Вот, мол, она, наивысшая форма демократии - словно бы давала понять нам власть в лице правящей партии. Ну, точь-в-точь, как в США. Но прошло некоторое время, в США наступила президентская кампания, и российские СМИ стали писать и говорить, что в оплоте «демократии» США их праймериз есть ничто иное как псевдодемократическая показуха, элемент выборной технологии. Впрочем, и в России он преследовал столь же лукавую цель.

Русское традиционное общество всегда опиралось на коллективное (общинное, артельное) мнение, а в западноевропейском (гражданском) обществе политические выборы есть игра, шоу, торги на бирже, где, как заметил С.Г. Кара-Мурза, «партии «продают» свои программы и получают плату в виде голосов граждан». При этом явка граждан никакого значения не имеет (поэтому ее порог российские либералы и отменили). Кто пришел на избирательные участки в день праймериза? Бюджетники. Явились в основном по наущению административных начальников и из страха: не приду - попаду в немилость, с работы выгонят. Многие из «пожелавших» отдать свой голос за «Единую Россию» имели приблизительное представление о кандидатах. Лишь, посвященным людям было ведомо, кто в выборных списках «паровоз», кто «технический кандидат», а кто уже назначен в ходе закулисных переговоров. Осталось только закрепить это назначение бюллетенями, опущенными в урны так называемым электоратом.

Объясняя свою позицию в пользу «Единой России» на последовавших затем основных выборах знакомый учитель, уважаемый в городе человек, говорил: «Я не за партию голосовал - за Путина. Живем не без трудностей, но есть хоть какая-то стабильность, а Владимир Владимирович - ее гарант». Из таких, вполне понятных, побуждений голосовало большинство.

Комментируя итоги выборов, один из лидеров этой партии проговорился на ТВ, как он понимает свободные и демократические выборы - «мы даем вам список, а вы из него выбираете достойного». То есть, не народ снизу выдвигает на разные ступени представительной власти своих кандидатов, а власть сверху донизу продвигает (выставляет на политическую биржу) своих, ею предложенных. А поскольку нынешняя власть состоит из людей коммерчески озабоченных, то и в депутаты она продвигает себе подобных. Вот и вся «демократия», следствием которой стали несменяемость и бесконтрольность власти.

Нельзя отрицать того, что у выборных органов в СССР, в отличие от нынешних, российских, было неоспоримое положительное качество - ее народность. Депутатами выдвигались имеющие коллективное одобрение представители различных слоев населения, в том числе - рабочие, колхозники, учителя. Председателя райисполкома даже самого малого района избирали 60-80 народных депутатов, а не 14-18, как теперь на выборах главы района, из которых почти все приближенные к районному начальству предприниматели (в основном торгаши), по понятиям причинам от него зависимые. Тем самым принижается статус главы и консервируется коррупция.

Куда демократичнее, по сравнению с нынешними Законодательными собраниями, выглядели, областные советы народных депутатов. Представляя все районы области, депутаты регулярно собирались на сессии для обсуждения стратегических вопросов, а практической работой занимались облисполкомы. Сейчас заксобрания - вотчина для посланцев от так называемых «элит» (кланов). Немыслимо и представить, чтобы в них появились рабочий или крестьянин.

По личному опыту знаю: Съезд народных депутатов РФ в 1990 году был сформирован в результате относительно свободных выборов, а сами народные депутаты России, в отличие от депутатов Госдумы, отражали широкий спектр общественных настроений.

А еще раньше были земства, которые тоже имели гораздо большее отношение к демократии, нежели российский парламентаризм сегодня. Уже забылось, что в изначальные годы современной российской «демократии» возникла идея новой земской реформы. Помнится, когда об этом заговорил тверской губернатор В. Платов, его публично поддержал А. Солженицын. Однако затем разговоры о земствах мало-помалу утихли. При всей их либерально-буржуазной направленности, было в них нечто такое, что отпугнуло либералов новой волны. Земские органы власти, при непропорциональном представительстве верхов и низов, все-таки представляли интересы последних, обладали правами и возможностями для открытия земских школ, земской медицины. Они, могли облагать налогом, допустим, сплав леса, контролировать состояние сельских дорог и многое другое. Известный российский политический деятель, один из лидеров партии конституционных демократов В.А. Маклаков, находясь в эмиграции, писал, что земство «ведало те же общие нужды, что и государство; как оно, было принудительной организацией, но осуществляло принцип народоправства. Стоило постепенно развивать это начало к низу и к верху, и конституция сама собой бы пришла».

Отринув свое, скопировав без учета наших исторических традиций основанные на индивидуализме личности западные институты парламентаризма, мы оказались в плену собственных заблуждений. «Демократией» в традиционном представлении этого слова тут, разумеется, и не пахнет. Предложения снизу натыкаются на бетонную монополию привилегированных индивидуумов, тонут в вязкой бюрократической рутине. Народ, он же «электорат», призван лишь утвердить формальным голосованием выбор, предопределенный деньгами мегакорпораций, избирательными технологиями и комбинациями клановых интересов.

Не секрет, что места в партийных списках стоят денег. Судя по цифрам, которые фигурируют в политических кругах, ставки исчисляются миллионами рублей и имеют тенденцию к росту. Согласен с теми политиками и общественными деятелями, которые, высказывая мнение о дополнительных мерах по усилению борьбы с коррупцией, предлагают, чтобы Госдума установила ответственность за партийную коррупцию. Думается, эта мера могла бы распространяться и на формирование Совета Федерации. В 1993 году члены Совета Федерации избирались от своих территорий прямым голосованием избирателей, что позволило пройти в этот орган многим авторитетным личностям. Однако позже важную демократическую процедуру заменили представителями в Совете Федерации от представительных (законодательных) и исполнительных органов субъектов РФ. И что получили? Среди представляющих регионы в Совете Федерации стали появляться случайные, малоизвестные, не знакомые с особенностями регионов люди. Тем, кто за этим стоит, неплохо бы вспомнить суждения русских мыслителей, осознававших изъяны буржуазного парламентаризма:

И.А. Ильин: «Партийность дает человеку возможность, будучи ничем, попытаться стать многим и даже очень многим. Невежды выходят в парламентарии, партийнобилетчики - «в советники» и «директора», ловчилы - в министры и капиталисты. Карьера манит и осуществляется. Каждая партия приглашает «сделать свою ставку на нее» (как на скачках!) и принять участие именно в ее заговоре. Но лучшие люди государства - умнейшие и честнейшие - отнюдь не сочувствуют таким заговорам и не желают в них участвовать».

И.А. Солоневич: «Из крупнейших русских инженеров, изобретателей, промышленников, писателей, журналистов и прочих - в Государственную Думу не прошел никто. Средний парламентский депутат - это, собственно, «петрушка», который обязан вскакивать со своего места, когда соответствующий лидер дернет соответствующую веревочку».

Однако вспомнить эти высказывания мало. Надо еще и сделать практические выводы. В том числе опереться на полезное из советского опыта.

 

«Выгодники» наступают

 

В СССР уже с начала 30-х годов разбавленная детьми рабочих и крестьян управленческая, техническая и культурная интеллигенция имела устойчивый ген созидания. Она обеспечивала государству иммунитет против революционных потрясений. У российской «новой элиты» такого гена ничтожно мало, а потому и иммунитет страны против внутренних катаклизмов резко ослаблен. Загнивание верхушки началось при Хрущеве и ускорилось при Брежневе, когда стало уходить поколение руководителей-фронтовиков. Воочию видел я, какие это были личности. Первым секретарем райкома партии в Андреаполе работал бывший партизанский комбриг Ф.Т. Бойдин, в Сандове - бывший командир пехотной роты, Герой Социалистического Труда А.И. Виноградов, в Красном Холме - бывший командир танковой роты А.И. Федоров, в Торжке бывший партизан, народный депутат СССР А.В. Волконский. Такие люди правили почти в каждом районе.

Победители фашизма, крестьянские сыновья, они не стремились к наживе, не выставляли напоказ свои боевые и трудовые ордена, а верой и правдой служили Родине, своему народу, из недр которого и вышли. Сама созидательная атмосфера жизни выдвинула их на руководящие посты. Под стать им были работники обкома и облисполкома. Вспоминается, как в середине 70-х, перед утверждением в должности редактора районной газеты, был я на собеседовании у первого секретаря Калининского обкома, фронтовика Н.Г. Корыткова. Спрашивает: «Где ваш отец председательствовал?» Называю место в тверской глубинке. «Понял, - говорит Николай Гаврилович. - Там, справа от большака, люпин хорошо растет»...

Когда в 1982 году умер Л.И. Брежнев, нравственное измельчание руководящих кадров усилилось. В центральном партийном аппарате появилось немало советников, не знающих, не понимающих народных основ русской жизни, придерживающихся либерально-космополитических убеждений. Из руководящих рядов стали раздаваться голоса: вот, мол, Запад, как богато живет - не то, что мы. Порой разложение представителей номенклатуры доходило до предательства национальных интересов, что сейчас особо не афишируется. Видимо, причина в том, что немалая часть этих людей удачно вписались в «демократию». Те же Ельцин, Шеварднадзе, Яковлев...

Окончательная деградация властной верхушки случилось при Ельцине. С безжалостной правдивостью характеризовал ее публицист-почвенник, лауреат Ленинской и Государственной премий Иван Васильев: «Чем больше я, неся в себе веру и добро, и правду и имея целью служение добру и правде входил в мир чиновный, вникал в его заповеди, тем больше убеждался в его перерождении. И убеждали меня в этом вы, беспринципные «выгодники». Вас становилось гуще и гуще, вы пожирали мир веры и правды, как гусеницы капусту. Меня отвратило от вашего мира, он перестал быть для меня магнитом, он уже не притягивал интеллигентностью...»

Сегодня социально отчужденный от народа высокий московский и региональный чиновник отгородился от него еще и физически, окружив себя, любимого, охранниками, турникетами, понаставив везде камер наблюдения. Рядовому человеку попасть к нему практически невозможно, да это чиновнику и не нужно, он живет в другом, клановом, измерении.

Несменяемость власти, передача ее по наследству порождают круговую поруку и консервируют коррупцию. Современный писатель Максим Калашников пишет об опасности возникновения «региональных резерваций с воюющими между собой криминальными элитами во главе», но, строго говоря, кланово-криминальная («элитная») система управления существует в России с 90-х годов прошлого века. Подтверждений этому немало и в известной мне тверской действительности.

Местные «элиты» (кланы) возникли не в процессе индустриального созидания, а путем присвоения созданного предшественниками, торгашества, спекулятивных земельных операций, противоправного бизнеса в сфере оборота ГСМ. В этой «элите», коммерсант и чиновник, как правило, напарники, движимые общим интересом, но часто они совмещаются в одном лице, в том числе и на федеральном уровне. Доставшуюся им власть эти люди рассматривают не как средство улучшения жизни народа, а как цель, достижение которой позволяет им решать личные проблемы, среди которых бизнес на первом плане. С помощью денег и политических технологий на «свободных» выборах они сами себя не без успеха воспроизводят.

Клановость привела к дискредитации кадровой политики, научных диссертаций, почетных званий и наград, в целом понятия профессионализма, привела к снижению интеллектуального уровня власти. Столичный чиновник вещает: «Мы видим тренд, что востребован русский контент», заместитель главы сельского района делился опытом: «Наш тренд заточен на позитив». Боже, в каком дегенеративном инкубаторе их вырастили! Если они так говорят, на каком же уровне находится их мысль? Этот инкубатор - деградировавшая система среднего и высшего образования, клановость кадровой политики и расчеловечивающая, дебилизируюшая массовая культура, с маниакальным упорством насаждаемая в России с начала 90-х. Отравленные ее ядом не способны думать аналитически, находить нестандартные пути решения проблем. Это - люди-винтики, послушные исполнители, но - не творцы, не государственники. Впрочем, на проблему надо смотреть шире. Интеллект руководящего звена - напрямую связан с национальной безопасностью. Игнорирующая этот фактор «новая элита» ввергла Россию в технологическое отставание от Запада и интеллектуальную зависимость от него, что угрожает ее суверенитету. Немало таких «кадров» и в Твери.

Условно говоря, тверские кланы можно разделить на два основных - «коренники» и «новые кочевники». Разделившиеся на несколько подкланов «коренники» делают бизнес («рубят «бабло») без отрыва от тверской земли, а «новые кочевники» обладают склонностью к перемене мест. «Порулят» аборигенами сначала в одном регионе, затем - в другом, третьем... Некоторые вообще не проживали в Твери, а приезжали сюда из Москвы и подмосковных дворцов, как вахтовики на золотые прииски. Думается, наиболее сильным было нашествие «кочевников» в пору губернаторства Д. Зеленина. При них население области сокращалось ежегодно в среднем на 18 тысяч человек. После ухода Зеленина с губернаторского поста часть его команды благополучно перекочевала в солнечный Крым.

Кланы постоянно в движении, они осуществляют «ротацию кадров», анализируют грозящие им опасности и соперничают между собой за доступ к бюджетным деньгам, прибыльному бизнесу, проведение своих людей в органы власти. Не первый год происходит грызня в жемчужине тверского края Осташковском районе, где находятся озеро Селигер и исток Волги. Едешь через Осташков и поражаешься удручающему состоянию, в котором пребывает город. Дорога до поселка Пено на осташковском отрезке разбита так, словно подверглась массированному артиллерийскому обстрелу. Кланам не до нее, они борются за территорию у озера. Неспокойно и в поселке Максатиха, где в окно кабинета заместителя главы района влетела боевая граната. Не прекращается кадровая неразбериха в славном городе Ржеве, где главы меняются с не меньшей частотой, чем в Осташкове. Длительное время одна из влиятельных группировок настойчиво рвется к землям Калязинского района, пытаясь, используя провокации, сместить его главу, одного из опытнейших руководителей муниципалитетов...

Иногда соперничество кланов переходит в острую фазу с привлечением силовиков. Бывает, что кланы сплачиваются против какого-либо лица, будь это не желающий жить по клановым принципам чиновник, оперативный работник, редактор. Видимо, не в последнюю очередь жертвой клановой сплотки стал бывший губернатор Тверской области А. Шевелев. Областью он руководил с 2011 до 2016 года, меньше 5 лет. О подлинных причинах его досрочного ухода с поста губернатора общественность не знает. Ей навязывается мысль, что это связано с коррупцией. Да, в команде Шевелева были сомнительные кадры - скорее всего, предложенные спонсорами выборов. Однако присутствовали подобные типы и в командах предыдущих губернаторов В. Платова и Д. Зеленина, что не помешало им быть дважды избранными.

Между тем, часть искушенных в тверской политике людей высказывают мнение, что «главная вина» Шевелева в том, что он - местный, да еще вздумал бороться с некоторыми коммерсантами-«кочевниками», не оценив их возможностей. Многие всерьез воспринимали публикуемые низкие рейтинги Шевелева. Однако в мире, где политика срослась с деньгами, рейтинги, являясь инструментом борьбы за власть, имеют стоимостное выражение. Кстати, новый губернатор И. Руденя тоже может войти в противоречие с интересами сложившихся кланов, и уже его они, в случае чего, могут сделать крайним за областные проблемы, которых не становится меньше. Вообще неправильная это практика, когда спрос за все происходящее в регионах только с губернаторов. А где ответственность председателей Законодательных собраний, Федеральных инспекторов, депутатов Госдумы, членов Совета Федерации, ответственных газовиков, энергетиков? Почему с них как с гуся вода? За что они получают огромную зарплату? Не удивительно ли, что вскоре после того как А. Шевелев был досрочно освобожден, председатель Законодательного собрания области А. Епишин, ничем примечательным за два срока пребывания в должности не запомнившийся, пошел на повышение, став членом Совета Федерации?

Кланы имеют и другие особенности, вполне заслуживающие того, чтобы стать предметом исследования социологов. Не воспротивившись хотя бы словесно открытию в Твери торговой башни под названием «Вавилон» - символа бунта против Бога, они усердно изображают свою приверженность православию, привлекают к сотрудничеству отставных силовиков. Тверские журналисты даже придумали для этих людей название «православные силовики». Но ведь силовик, идущий под начало крупного чиновника-бизнесмена, да еще в иных случаях получающий от него солидную персональную доплату (в конверте), должен понимать: этот чиновник, скорее всего, рассчитывает на «крышевание» своей деятельности. Видимо, находились отставные силовики в окружении бывших губернаторов, передовика «Единой России» Гайзера в Коми, Хорошавина на Сахалине, Белых в Вятке, Дудки в Туле. Почему же не пресекали коррупцию на начальном ее этапе, позволив образоваться криминальным кланам и разворовать миллиарды бюджетных средств?

Случается и другое. В то время как многие действующие офицеры спецслужб, полиции, других ведомств с честью исполняют свой долг пред государством, рискуют жизнью, отдельные силовики, находясь при исполнении прямых обязанностей, стремятся заиметь личный бизнес. Способов маскировки своих коммерческих наклонностей, они знают предостаточно. Возможно, теперь, когда видна политическая воля российского руководства ужесточить борьбу с коррупцией, клановая система управления хотя бы частично сдаст свои позиции. Чтобы это произошло, следует «зачищать» не только криминальные персоны, но и целиком клановые «вертикали» и «корпорации». Да и вообще, следует посмотреть, наконец, трезвыми глазами на то, что представляет собой «новая элита».

Как-то раздается звонок, в трубке энергичный голос: «Хотел бы с вами встретиться...» Оказалось, молодой предприниматель выдвинулся кандидатом в депутаты, желает, чтобы я о нем написал. Интересуюсь: «Вы чем занимаетесь? Что сделали хорошего?» В ответ: «Какая вам разница? Я заплачу, очень хорошо...» Показал я ему на дверь, правда, удосужившись вскоре поинтересоваться, что за человек жаждал стать депутатом. Выяснилось, родитель-начальник помог ему сделаться собственником крупных складов, и теперь «предприниматель», сдавая их в аренду, «стрижет» «бабки» и живет себе припеваючи. Подобных типов расплодилось у нас при «демократии» больше, нежели чертополоха на заброшенных полях. Но ведь никакая это не элита, а классические паразиты. Потому как по русской традиции, по совести и здравомыслию не могут относиться к элите те, кто не защищает государство, не служит ему, не укрепляет его, создавая для народа и для будущих поколений материальные и духовные ценности.

 

Власть, иди к народу!

 

Остро ощущавший российскую реальность философ Л.А. Тихомиров, в 1911 году написал «... когда мы возвратим к народу русскому его государство, начнем ставить русскую жизнь на ее собственные основы, то наша страна снова сделается могучей нравственной и материальной силой». Эти слова философа сейчас не менее актуальны.

Прежде всего, надо восстановить свойственную русскому мироощущению святость таких понятий как Родина, Государство, Труд, Достоинство, прекратить торговать землей, ибо в представлении русского человека это означает торговать Родиной.

Следует отказаться от партийного принципа формирования представительной власти и, опираясь на традиционный опыт, создать условия для делегирования туда выдвиженцев от различных социальных слоев общества.

В органах исполнительной власти продвижение чиновника по служебной лестнице нужно поставить в прямую зависимость от достигнутого результата. Основными показателями в работе руководителей областей, муниципалитетов, поселений должны стать экономическое, культурное, социальное развитие, утверждение здорового образа жизни, рост численности детей. Тогда не будут происходить парадоксальные вещи, когда успешными руководителями признаются главы районов, занимающих лидирующее положение по вымиранию населения.

Надо перестать делать из главы района «поисковика», когда его полномочия не подкрепляются предоставлением реальной финансовой основы для развития территории, а действует принцип: привлекай инвестора, как знаешь. К тому же, условия для привлечения этого самого инвестора совершенно официально не определены. По каждому району, поселению должны быть разработаны и подкреплены финансированием государственные программы развития.

Разумно вспомнить порядок, когда официальные СМИ публиковали сведения государственных органов статистики. Доступ к ним сейчас ограничен. Важно также установить коэффициент допустимого соотношения количества чиновников и населения в областях, районах, городах, поселках и поселениях. Это позволит избежать разбухания чиновничьего аппарата. Как считает проректор РАНХиГС А. Сафронов, в «демократической» России чиновников на 20 процентов больше, чем насчитывалось их в СССР.

От названия «поселение» целесообразно отказаться. Если в Израиле оно выглядит естественным, то в России исторически имеет обозначение места, куда ссылаются люди, которым вынесено наказание. Хотя, может быть, именно это и имели в виду либеральные «инноваторы», вынесшие приговор русской деревне. Не забылось, как один из тверских вице-губернаторов назвал финансовую поддержку села «инъекцией в протез». Вскоре после этого «доктор» перекочевал на ответственную должность в столицу.

Надо признать: «двурогая» система управления в муниципалитетах себя не оправдала. Попытки оправдать ее тем, что, мол, глава района должен заниматься идеологией, а сити-менеджер - практической работой, не более чем наивны. Раздвоение нарушает управляемость и, на мой взгляд, является составным элементом сетецентрической войны против России.

Необходимо вернуться к единоначалию. Глава района должен отвечать и за идеологию, и за развитие муниципалитета. С практикой, когда он получает пост, благодаря волеизъявлению мизерного количества депутатов, должно быть покончено. Некоторые предлагают создать институт выборщиков пропорционально различным социальным слоям, однако предпочтительнее соблюсти традицию и избирать Главу голосованием всего населения.

Поскольку правовые нормы гражданского общества не соответствуют нравственным установкам русской традиции, следует вернуться к избранию судей и созданию института народных заседателей. Одновременно - отказаться от размывающих границы традиционного права чужеродных институтов коллекторов и омбудсменов...

Сейчас высокий рейтинг Президента, обусловленный его мужественными усилиями по сохранению российской государственности, смягчает недовольство по отношению к властным структурам. Однако это не означает, что внутренний процесс не может обостриться. Не случайно либеральные историки и политтехнологи запугивают общество советским прошлым и фрагментируют общенациональное сознание. Одни, словно бы не видя принципиальной разницы между февральской, буржуазной, и октябрьской, социалистической, революциями, предлагают считать их одной революцией и называть ее русской. Вторые требуют от русских покаяния. Третьи, вроде братца известного либерала, разрушителя целостной энергетической системы страны, поражают наивностью суждений: вот, мол, пришли (словно с неба свалились) в 1917-м большевики и разрушили прекрасную империю.

При этом оставляется в стороне главное. Для совершения революции наличествовали конкретные факторы. Разве не прогнила тогдашняя элита настолько, что вынудила Николая II отречься от престола и написать в дневнике: «Кругом измена, и трусость, и обман...»? Разве не принадлежала огромная часть российской промышленности иностранцам? Не привел Россию в долговую яму министр финансов Витте? Не осталась без снарядов русская армия и не голодала деревня? Не превратились в сборище демагогов, не способных предотвратить революцию, промасоненные Думы? Не витийствовала русофобская либеральная пресса? Не была заражена экуменизмом часть высоких представителей Церкви?

Трудно спорить с очевидным: большинство русского народа не пошло за Белым движением, отринуло его. Когда в конце 1917-го на Дону формировалась Добровольческая армия, и со всех сторон прибывали сторонники монархии, генерал Л.Г. Корнилов раздраженно воскликнул: «Это все офицеры, а где солдаты?» Выдающийся русский ученый В.И. Вернадский не единожды критично отзывался о революционерах, был подвергнут с их стороны преследованию, но, находясь в Ростове, сделал в дневнике 3 (16) декабря 1919-го запись: «...Мне представляется сейчас огромной опасностью то, что Добровольческая армия стремится неуклонно к реставрации. Стоит ли тогда их поддерживать? Не легче ли и не проще тогда идти через большевизм, добившись для него мира... В Добровольческой армии нет, по моему мнению, идейного содержания, кроме восстановления старого». Еще более красноречива запись в его дневнике от 7 июля 1937 года: «Среди интеллигенции ясно сознается и распространяется убеждение, что политика Сталина-Молотова - русская и нужна для государства. Их партийные враги - враги и русского народа, если брать его государственное выражение, несомненно связанное с культурой».

История карает не способных услышать предупреждающий звон ее колоколов. Суровый приговор она вынесла как сторонникам российской монархии в 1917-м, так и сторонникам советской государственности в 1991-м. Пока повторения худшего не предвидится. Тем не менее, как отмечалось выше, предпосылок, способных породить эффект «домино», накопилось немало. Остановимся еще на одной.

 

Надевают электронный колпак

 

Помимо обладающего телесной плотью, но бездушного, антипатриотичного чиновника-глобалиста все более серьезную опасность для государства представляет одно из высших изобретений цивилизации - компьютер. Сегодня вся наша жизнь напичкана этими «машинками». Казалось бы, призванные всячески облегчить нашу жизнь, они во многих случаях ее усложнили и, встав между властью и народом, способствовали еще большему их взаимоочуждению.

Раньше, чтобы оформить куплю-продажу дома с приусадебным участком сельский житель шел в сельсовет, и хорошо знакомая ему Марья Ивановна по-доброму, в течение получаса решала это вопрос. Теперь для этого приходится ехать, порой за 60-70 километров, в райцентр. Там же, в сельсовете, уплачивался налог (практиковалось и взимание его на дому фининспектором). Ныне и это делается только в райцентре. Выстоит человек очередь к налоговому инспектору, последний смотрит в компьютер, который вдруг «зависает», и может отвиснуть лишь завтра, поскольку наладчик программы где-то занят. Ну, ладно, все обойдется у налогового инспектора, тот с помощью компьютера сверит данные и выдаст квитанцию на оплату. Идет селянин в почтовое отделение, чтобы осуществить оплату, опять выстаивает очередь, но, оказывается, что на компьютере устанавливается новая, более современная программа, при которой очередь станет еще длиннее, так как новая программа предполагает дублирование ответов. Приходится идти в отделение Сербанка, но и там, из-за сокращения штатов операторов, очередь.

Чтобы расплатиться за коммунальные расходы и электроэнергию, мы шли в одну инстанцию, теперь ходим в несколько, затрачивая на это намного больше времени, чем прежде. А если вдруг выяснится, что принимавшая оплату, скажем, за электроэнергию, частная кампания сменилась, так как ее хозяева, прибрав к рукам наши деньги, уже живут где-нибудь во Франции или на Кипре, то начинаются сплошные мучения. Если сопоставить данные счетчика и прежних квитанций, у вас с оплатой все в порядке, однако новая кампания начинает высылать вам новые квитанции, в которых у вас значится немалый долг, так как прежняя кампания жуликов нахимичила с базой данных: в ней не отмечена ваша предыдущая оплата.

Не меньше проблем у рядового гражданина с просчитанной на компьютерах в интересах бизнеса логистикой. Раньше из Андреаполя посылка в почтовом вагоне добиралась до Ленинграда на другой день, а еще через день получатель имел на руках извещение о ее прибытии. Теперь посылку везут сначала автотранспортом за сто километров в Торопец, оттуда за триста пятьдесят километров в Тверь, из Твери за двести километров на базу в Подмосковье, оттуда в Москву, а уж из Москвы поездом доставляют в Санкт-Петерург. Занимает этот путь десять-одиннадцать дней. Правда, при этом вам предоставлено право отслеживать продвижение посылки по личному компьютеру, ибо ей присвоен электронный номер. С письмами такая же катавасия.

Другими словами, провинция стала заложницей антинародной логистики «выгодников». Причем оснований для внутреннего протеста населения компьютерными и прочими современными технологиями контроля становится все больше. Видеоглаз следит за нами на улицах и в служебных помещениях. Сотовый телефон указывает с высокой точностью место нашего нахождения. Электронная система контролирует, какие покупки мы осуществляем. Берутся на учет родственники, цвет глаз, группа крови, вредные привычки, увлечения и т.д.

Формально начало этому процессу было положено в 2003 году в Женеве, а продолжено в 2005-м в Тунисе. Там прошли Всемирные встречи на высшем уровне по вопросам глобального информационного общества. На них были приняты «Декларация принципов: построение информационного общества - глобальная задача в новом тысячелетии» и «План действий по построению глобального информационного общества», а также «Тунисское обязательство» и «Тунисская программа для информационного правительства». Кто за этим стоит? Олицетворяющая силы Антихристианского будущего наднациональная элита. Российский богослов, создатель православной гимназии «Радонеж» Е.А. Авдеенко (автор книги «Тема "Каин" в современном мире») подчеркивал: «Понимание событий современного мира при помощи понятий из сферы политических наук и истории (как отраслей гуманистического знания) - невозможно. Необходимо привлечь категории библейского мировоззрения (опираясь на изучение Священного Писания на древнееврейском и древнегреческом языках). Печально, но факт: общественность не осознает в полной мере грядущей опасности, она не вняла предостережению Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла, подчеркнувшего 23 апреля 2011 года в Великую Субботу в храме святителя Николая на Берсеневке: «То, что глобализм - путь, ведущий к антихристу, сомнений не вызывает». Впрочем, СМИ не сделали слова Патриарха достоянием широкой гласности.

Одно то, что проект создания электронного правительства в России осуществлялся американскими фирмами, говорит о заинтересованности Запада во включении России в мировую сеть. В ней будет заведен электронный паспорт на каждого гражданина. «По сути - это построение невиданной в истории человечества всемирной антихристианской сверхтоталитарной технотронной диктатуры, где законы управления кибернетическими системами переносятся на человеческой общество, а новейшие информационные технологии легко можно использовать для давления на человека с целью его политического, экономического, идеологического и духовного порабощения», - отмечал в «Русском вестнике» писатель, специалист в области биокибернетики, эксперт Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви В.П. Филимонов. Попросту говоря, в соответствии с планами мировой закулисы, не люди будут управлять технологиями, а технологии будут управлять людьми, превращая их в безликих, покорных рабов «золотого миллиарда». Мой сосед Иван Сергеевич на этот счет выражается проще, чем ученые и футурологи: «Будем мы скоро не мужчины и не женщины, а один и-е-ен». К тому дело движется. В «демократической» Европе между понятиями «мужчина» и «женщина» уже официально существует некое «оно». А традиционные «отец» и «мать» заменяются инновационными - «родитель номер один» и «родитель номер два».

Православные мыслители видят в этом признаки последних времен, светские - «электронный фашизм». В нем не найдется места национальным государствам, привычным для нормального человека понятий морали, совести, нравственности, любви, свобод и прав человека. Всем будет управлять, и уже начинает это делать, прагматический технотронный расчет. Надо думать, что попытки отказа участвовать в этой Системе будут сурово пресекаться. Непокорных подвергнут травле, исключат из системы социальных льгот, коммунального обслуживания. При рождении ребенка будет в принудительном порядке осуществляться чипирование, что соответствует «Апокалипсису»: «И он сделает то, что всем - малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам - вложено будет начертание на правую руку их или на чело их, и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его».

Сатанинские жути нарастают. В СМИ все чаще проскальзывает информация о нано-, био-, информационных и когнитивных технологиях, предусматривающих трансформацию и тела, и сознания человека. Доцент МГИМО О.Н. Четверикова в статье «Иезиуитская петля для России» отмечает: «Правящие круги провозгласили главной целью науки не изучение природы, а создание антропоморфных гибридных технических систем бионического типа, что влечет за собой создание двухуровнего общества и нового подвида людей - «человека одной кнопки» или «человека служебного». Мы видим, что и у нас происходит соединение науки с самыми, казалось бы, фантастическими проектами перестройки человека, которые разрабатываются, в частности, трансгуманистическим движением «Россия 2045», ставящим целью создание искусственного интеллекта и искусственного человека. В итоге, если раньше мировые элиты действовали под флагом гуманизма, просвещения и рационализма, то сегодня гуманизм идет на списание и заменяется научным трансгуманизмом, под видом которого происходит внедрение откровенно богоборческого мировоззрения».

Если еще недавно трансгуманисты свои планы не афишировали, то сейчас действуют вполне открыто. У них есть сторонники в Госдуме, в других структурах. Добрались они и до Твери, где состоялся семинар криптонистов, обсуждавших возможность открытия центра криптоники (замораживания и хранения трупов людей и животных). На организованном до этого пикете в Москве активисты криптонического движения стояли с антихристианскими лозунгами, но Православная Церковь почему-то не высказывает к ним определенного отношения.

Добавим к этому, что мировая элита планирует всех граждан наделить био-паспортами, а на днях пришла новость: депутаты Европарламента намерены рассмотреть вопрос о предоставлении юридического статуса роботам. Перспектива обозначена, и общественное сознание начали к ней подготавливать. В грядущем технические изобретения могут не только следить за нами, контролировать нас, но и, наделенные правосубъектностью, начнут, в соответствии с заложенной в них программой, выносить нам наказания и приговоры, вплоть до лишения жизни. И нет никакой гарантии, что они, воспроизводя самих себя, не вынесут смертный приговор всему живому на планете Земля.

 

Православие - оберег русского человека

 

Неправы те, кто воздыхает: «Осталось надеяться только на Бога». Ничего случайно не бывает. Не просто так попустил Господь нам испытание либерализмом, а для извлечения уроков, понимания того, что в противодействии зловещим антихристианским замыслам нас должны духовно сплачивать одна история, одни святыни, одно представление о национальных интересах, социальной справедливости и путях развития России.

В библейской книге Экклезиаста записано: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот уже новое»; но и это было уже в веках, бывших прежде нас». В 1807-м Александр I подписывал с Наполеоном унизительные для России тильзитские соглашения, но спустя пять лет Наполеон безоглядно бежал от Москвы в свои французские пенаты. В 1918-м был унизительный «Брестский мир», но в 1945-м пришла блистательная русская победа. Повторится ли подобное сейчас? Ответ приходится искать в условиях, когда обстановка в мире напоминает ту, что складывалась в предвоенный период. Силы, породившие в свое время фашизм и Гитлера, опять точат меч против России. Цель - покорить нас экономически, сломать нашу православную цивилизацию, разрушить русскую душу. События на Украине это подтверждают. Реализуемый там сценарий имеет прямую антироссийскую направленность. Не зря Бжезинский подчеркнул: вместе с Украиной Россия - держава, а без нее - региональное государство.

Житие по принципу накопительства и презрения к другим нациям развратило западную «элиту» до такой степени, что она твердо держит курс в направлении предсказанного в Евангелии царства антихриста. Если обратиться к русской истории, то даже те из мыслителей, кто вначале был очарован западной демократией, быстро в ней разочаровались. С.Л. Франк в 1924 году в книге «Крушение кумиров» отмечал: «...прогрессивное Новое время, которое обещало человечеству освобождение от «реакционной религиозной тьмы», изобличено теперь в нашем сознании как эпоха, которая через ряд внешних блестящих успехов завела человечество в какой-то тупик и совершила в его душе какое непоправимое опустошение и ожесточение... Человечество пришло на наших глазах к состоянию нового варварства». Россия же, наоборот, представляется Франку в роли Третьего Рима, с которым связаны слова Библии об «удерживающем» мир от пришествия антихриста. Сохранение и укрепление нашей цивилизации он видел в православном отношении к окружающему миру.

Воистину так: православие - вот надежный барометр, определяющий состояние нравственного здоровья общества и власти. Скажем, если в основу оценки будет положена заповедь: «Относись к другому человеку так, как желаешь, чтобы он относился к тебе», станет очевидным, что социальное и моральное отчуждение российской «новой элиты» от народа - факт, не требующий доказательств, а многие ее деяния прямо или косвенно торят дорожку в царство антихриста. Если она желает не на словах, а на деле идти к народу, пробуждая в нем ответное доверительное движение, чтобы направить солидарные усилия во благо России, ей надо поступиться «европейскими ценностями». Во главу угла должны быть поставлены православная вера, русские историко-культурные традиции, собственный положительный опыт местного самоуправления.

Однако понимают это и те, кто стремится, говоря словами Л.А. Тихомирова, вместо человекобожия утвердить сатанобожие. Сегодня большая опасность таится в стремлении Ватикана и его сторонников в России подвести РПЦ под внешнее управление. Понимая, что русский народ, несмотря на усилия экуменистов, не утратил стойкости в истинной православной вере, они действуют небыстро, но последовательно. Озадачивает, что 19 апреля 2016 года на конференции в Православном Свято-Тихоновском Богословском Государственном Университете звучала тема создания «совершенно нового органа православной жизни, подобного которому не было в ранней истории». Неужели имелся в виду всеправославный наднациональный орган, чего уже длительное время добивается Ватикан? Обновленческая позиция части российского высшего церковного сословия вносит раскол и смуту в ряды православных граждан. И в этом кроется еще одна причина для внутреннего противостояния.

В труде Н.Я. Данилевского «Россия и Европа» перечислены социологические законы, понимание которых необходимо для обеспечения стабильности государства. Выделим из них два, взаимосвязанных: Закон 1. Образовать новое общество способна активная группа, численностью гораздо меньшей, чем все общество. Закон 2. Для сохранения социального строя необходима поддержка подавляющего большинства членов общества. Ибо, согласно закону 1 осуществить переворот (изменение строя) способно и меньшинство. Вышеизложенные мною предпосылки не дают прямого ответа на вопрос, реален ли такой переворот в современной России, но хотелось бы, чтобы они побудили задуматься над тем, что такое возможно. Разумеется, очередное потрясение нам вовсе не нужно. Его и не случится, если власть и народ будут духовно едины. Обеспечить единство возможно лишь при смене социально-экономического курса. Никто из здравомыслящих людей не говорит, что это может произойти в мановение ока, но процесс должен набирать силу. Нужна мирная, но твердая политическая реконструкция государства «сверху». Если Владимир Путин пойдет на это, всенародная поддержка ему гарантирована.

Этим проблема не исчерпается. Вспомним слова Н.А. Бердяева из его вышедшей после Октябрьской революции 1917 года книги «Судьба России»: «Русская революция не есть феномен политический и социальный, это прежде всего феномен духовного и религиозного порядка. И нельзя излечить и возродить Россию одними политическими средствами. Необходимо обратиться к большей глубине. Но русский народ не должен оставаться в одиночестве, на которое его обрекает происшедшая катастрофа. Во всем мире, во всем христианском человечестве должно начаться объединение всех положительных духовных сил против сил антихристианских и разрушительных». Роль такого объединителя, судя по всему, сегодня призвана сыграть Россия.

Валерий Кириллов, писатель, г. Андреаполь, Тверская область

 ***

Валерий Яковлевич Кириллов родился 20 сентября 1946 года в городе Андреаполе Тверской области.

Образование – журналист (окончил ф-т журналистики Ленинградского Государственного Университета им. А.А. Жданова).

Общий стаж работы в СМИ – 34 года. Из них 9 лет редактор областной молодежной газеты «Смена» и 12 лет редактор областной газеты «Калининская правда» («Тверская жизнь»). Уволен в связи с реорганизацией газеты в 2001 году.

Творческая деятельность - член СП СССР (РФ), автор книг «Путешествие одинокого человека» (рассказы), «Легаши-легашки» (повести, рассказы, публицистика), «Озеро Алоль» (рассказы), «Поправка Джексона» (рассказы, пьеса), «Остров спасения» (рассказы, пьеса, публицистика), «Посвящения» (стихи), «Свое и чужое» (публицистика), «Ощущение рода» (публицистика), «Хранители очага» (краеведение), «Кому ты так обязан» (краеведение), «Национальное или глобальное?» (публицистика), «На разломе» (публицистическое исследование событий 1991-1993 гг.), «Не сошедшие с круга» (роман), всего свыше 20 книг.

Публиковался в журналах «Наш современник», «Русский дом», «Российская Федерация сегодня», «Сенатор», «Журналист», «Русская провинция», в газетах «Советская Россия» «Правда», «Литературная газета», «Литературная Россия», «Российский писатель», «Сельская жизнь», «Крестьянская Русь» и др.

Общественная деятельность - 12 лет возглавлял областную журналистскую организацию, был народным депутатом областного Совета и народным депутатом РФ 1991-1993 гг., принимаю участие в деятельности Международного общественного движения «Русское Собрание», один из учредителей регионального отделения.

Почетные звания – заслуженный работник культуры РФ, Почетный гражданин Андреапольского района Тверской области, лауреат премии «Слово к народу».

Семейное положение - женат, супруга работала директором школы, главным специалистом областного управления образования. Двое детей, дочь и сын, работают в государственных структурах. Четверо внуков.

Источник