19112018Mon

Игра с огнём

  • PDF
view

Как связаны пожар в ЦБ и провальный проект Набиуллиной по созданию Перспективной платёжной системы?

 Что же всё-таки случилось вечером 24 августа на верхнем этаже главного здания Центробанка на Неглинной, 12? Официозные СМИ заверили читателей, что пожар не повредил документы ЦБ и забыли об этой истории. Но, похоже, кое-какие бумаги всё-таки могли сгореть. Вопросов много, попробуем поискать ответы.

Пожар, причиной которого стало то ли короткое замыкание в проводке, то ли неисправный компьютер, распространился на площади 30 кв. м. В тот же вечер заметки о происшествии появились в нескольких крупных изданиях. Заголовки сообщали, что пожар не повредил документацию ЦБ. Ответственность за это утверждение редакции взяли на себя, потому что пресс-служба Банка России, по-видимому, не решилась внятно артикулировать тезис о сохранности документов. Неужели в результате пожара, тушить который прибыли 23 единицы техники, не сгорело ни одной бумаги?

Источники «Нашей Версии» сообщили, что в горевшем кабинете могла находиться тендерная и проектная документация по большинству IT-проектов Центробанка, в которых участвуют сторонние подрядчики. Среди этих бумаг, вероятно, были документы по сотрудничеству ЦБ с группой компаний «Ланит». А сотрудничество это касалось разработки Перспективной платежной системы (ППС) – платформы, которая должна обеспечить независимость отечественной финансовой системы и мгновенные расчёты между её участниками.

ППС – важный инструмент, призванный защитить российскую экономику в условиях западных санкций. Банк России планировал начать переход на эту систему с июля 2018 года, а с 2019-го регулятор должен был использовать только её. Тендер на разработку ППС, который выиграла ГК «Ланит» – один из крупнейших отечественных IT-холдингов – состоялся в 2014 году. Но потом, как это обычно бывает в подобных мегапроектах, что-то пошло не так. Весной 2018 года ЦБ в одностороннем порядке разорвал контракт с «Ланитом».

Стоимость разработки ППС составляла порядка 2 млрд рублей, за четыре неполных года подрядчик мог получить от Банка России около 1,5 млрд рублей. В апреле 2018 года айтишники подали в суд на ведомство Набиуллиной с тем, чтобы признать расторжение контракта недействительным и получить оставшуюся сумму. В каком состоянии находится сейчас Перспективная платежная система и когда она полноценно заработает, в данный момент неясно.

Результат разработки ППС силами выбранного в 2014 году подрядчика был предсказуем задолго до сегодняшнего дня. Если верить бывшему зампреду ЦБ Михаилу Сенаторову, «Ланит» не собирался создавать платёжную систему с нуля, а планировал внедрить в России разработки итальянской компании SIA S.p.A. По словам Сенаторова, эти разработки плохо совместимы с российским законодательством. Вопросы вызывает и сама идея повысить независимость отечественной финансовой системы за счёт иностранного продукта.

В начале 2018 года основатель «Ланита» Георгий Генс скоропостижно скончался вовремя отдыха на горнолыжном курорте. А теперь при пожаре в ЦБ могли сгореть документы, связанные с разработкой ППС. Вполне возможно, что эти два события никак не связаны, но и отбросить такую версию мы не можем. Особенно, если учесть, что отношения российских банкиров с Георгием Генсом не ограничивались подрядами на разработку IT-систем. В марте 2017 года было опубликовано расследование, авторы которого утверждают, что Генс вместе с акулами российского теневого банкинга мог участвовать в выводе из России 22 млрд американских долларов.

Пожар в главном здании Банка России, случившийся на фоне слухов о «проработке» силовиками Эльвиры Набиуллиной и её команды, выглядит подозрительным. Некоторые комментаторы считают, что версия об уничтожении документов с некой чувствительной для главы ЦБ информацией не заслуживает внимания. Объясняют они это тем, что бумаги можно было безо всякой шумихи измельчить в шредере, но такой довод выглядит наивным. Любой документ имеет срок хранения и основания для уничтожения. Следовательно, его нельзя просто засунуть в измельчитель – нужно составить акт с подписью ответственного лица, которому в случае чего придётся отвечать на неприятные вопросы. А пожары, они ведь сами по себе случаются, даже в зданиях с хорошей проводкой и пожарной сигнализацией – таких, как главное здание Центробанка.

Источник